Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Усаги вывалилась в какой-то аэропорт прямо на взлётную полосу в холодный резкий воздух. Шум был невыносимым, тысячи чьих-то голосов и смутных силуэтов мелькали рядом. В поле зрения сразу же возникла Рей и самым бесцеремонным образом схватила её за ухо:
– Ты совсем обалдела, тупица??!
– Ааай! Больно же!
– Сейчас я покажу тебе, что такое больно!! КАК можно забыть, зачем ты здесь?! Мы тут мучаемся, мучаемся, а она себе прохлаждается!!
– Не ругай её так сильно! – с улыбкой поднял ладонь Айрис. – Она же любит…
– Он ненастоящий! Он не пил отвара, он иллюзия! – воскликнула Рей.
– Он настоящий! – пронзительно крикнула Усаги. – Скажи им!
– Может, мне кто-нибудь объяснит, что происходит? – с укором спросил Мамору.
На несколько секунд повисла тишина.
– Ты нас слышишь? Понимаешь? – проговорила Минако.
– Ты, правда, здесь? – Чибиуса радостно схватила его за руки. – Это ты?..
– Но этого не может быть…
– Ты Эндимион, верно? – быстро завладел его вниманием Айрис.
– Да, в прошлом…
– Очень приятно! Меня зовут Айрис!
Они торопливо пожали руки. Рей закатила глаза.
– Потом познакомитесь…
– Думаю, объяснение здесь одно, – сказал Айрис. – Твой разум действительно оказался здесь с нами, причём отвара ты не пил…
– А, точно! – опомнилась наконец Усаги. – Вахо же дала нам отвар!..
– Оооо, держите меня, я сейчас совершу убийство в состоянии аффекта!!! – взвыла Рей.
– И это означает, что ты сейчас спишь! – закончил Айрис. – Просто спишь!
– А такое может быть?? – удивились девушки.
– Он же не простой человек! К тому же с Принцессой у них сумасшедшая связь!
– Хорошо, даже если я сплю… Это реальность?
– Здесь наши разумы. Они все вместе, каждый в голове другого.
– Зачем?
– Ааа вот мы и подошли к главной части…
– А где стерикс?.. – распахнув глаза, перебила Макото. – она только что стояла зде…
Земля неожиданно выгнулась под ногами, и друзья с криками покатились в образовавшуюся громадную чашу. Всё мигом покрыла трава, и раздался похожий на взрывы гул.
– Ятен открыл! Открыл!!! – закричал Айрис с бешеным восторгом. – Она ушла к нему!!..
– Что?.. – непонимающе скривилась Рей.
– Судя по его лицу, что-то хорошее, – решила Чибиуса, вставая. – Куда это мы попали?..
– Да это же деревня!
Искатели замерли, разглядывая знакомую поляну.
– Постойте! Что-то не так! – выпрямилась Макото.
– Что?
– Эти два домика. Они были разрушены. Их не должно быть.
– А в этом месте как раз мы стояли, когда накладывали печать, – показала пальцем Усаги.
– Мы… вернулись в прошлое? – осторожно спросил Мамору.
– Типа того, – кивнула Минако. – В воспоминание.
– А это не значит, что сейчас…
Он вопросительно взглянул на неё, потом на Айриса. Его новый знакомый качнул головой:
– Меня не было тогда, я не знаю, что должно произойти.
– Зато мы знаем, – сказала Чибиуса, ощущая, как уже подкатывает страх.
Снова раздался гул. Земля ощутимо содрогалась.
– Нужно поменять воспоминание! Быстро!
– Нет! – воскликнул Айрис.
– Ты не представляешь, что тут сейчас будет! Множество разрывов в земле и небе!
– Если мы начнём менять место, то сразу растеряемся! Это последнее полотно, которое держит нас, думайте только о нём!
– Почему мы должны растеряться? Всё ведь было замечательно!
– Стерикс был с нами! Теперь нет! И Принцесса Метеор не помогает! Нас стало больше! Наших сил не хватит!
Девушки отчаянно посмотрели на полосу земли, зависшую в воздухе. Усаги сжалась:
– Уже началось…
– Тогда бежим к тому месту! – вскочила Чибиуса. – Где мы стояли! Скорее, скорее!..
– Там был нарисован круг! Ами прочертила его в земле!
– Нет никакого круга! – отчаянно закричал Айрис. – Вы начали думать о другом! Смотрите!
На фоне домов вдруг проявились автомобили. При этом поляна не исчезала, она просто смешалась с ними, и взрывы продолжали приближаться.
– Кто вспомнил город?!
– Откуда мы знаем, это очень тяжело, думать только об одном!!
– Держитесь друг за друга! Пожалуйста! – зажмурился Айрис. – Нужно объединить силы и всем вместе подумать об ответе!
– Сейчас?!
– Давайте сейчас! – с неожиданной решимостью воскликнула Усаги. – Пока ещё можно!
– Что я слышу?! – всплеснула руками Рей.
– Она права! Давайте!
– Так у нас больше шансов?
– Конечно! Несколько мыслей, направленных в одну и ту же точку, сильнее, чем одна! Я надеюсь со всеми вами всё же вскрыть голову того волшебника! Ятен наконец-то открыл! Принц, ты тоже помоги нам!
– О чём же мне думать?
– Спроси о том, как вернуть стериксу тело!
– Это невозможно, Айрис! – крикнула Чибиуса. – Я разговаривала с ним, он неимоверно силён! И к тому же выжил из ума!
– Я знаю, но это наш единственный шанс! Пожалуйста, постарайтесь! Иначе Ятен или Фино умрут!!
– Ну и дела творятся… – пробормотал Мамору, старательно сосредотачиваясь на просьбе странного юноши.
Земля вздрогнула, свалив всех на колени. На траве появилось ещё множество предметов и даже животных.
– Держитесь, пожалуйста! – крикнул Айрис.
– Мы стараемся!..
Минако и Макото взвизгнули, отползая от шипящего кратера рядом. Почти сразу же сильный взрыв раздался прямо за спиной Усаги, пласт земли взметнулся вверх, отбросив её вперёд.
– Усаги!!!
– Нас сейчас всех так раскидает!
– Думайте! ДУМАЙТЕ! Отводите опасность от себя! В этом сейчас вся ваша сила!
Усаги встряхнулась и приподнялась на руках. В ушах громыхало, мысли никак не могли принять нужное направление. Тяжело… Голова разрывалась. Только что ей было так хорошо в Токио…
Автомобиль подбросило в воздух. Хоть его тут и не должно было быть. Это уже не воспоминание, это фантазия… Усаги смотрела, как машина медленно переворачивается в воздухе. Появились люди. Они бегали, визжали, пытались укрыться. Под руками задрожало. Усаги едва успела прыгнуть в сторону и спасти себя от удара. Страх сейчас окончательно её ослепит.
Усаги попыталась отбросить чувства и сделать то, о чём так просил Айрис. Ответ нужно найти обязательно! Пока есть поддержка друзей! Другого раза не будет! Её глаза задержались на маленькой фигурке напротив, и мысли, вздрогнув, застыли. На траве, среди взлетающей земли, сидела девочка. Та маленькая девочка, что вела её в день лунного затмения. Всего в десяти шагах.
Первым желанием Усаги было вытащить девочку оттуда. Но абсолютно спокойное лицо ребёнка удержало на месте. Она сидела там, среди взлетающих в воздух машин, не обращая никакого на них внимания, и перебирала травинки перед собой.
– Может, нужно найти Ятена?.. – раздался голос Минако. – С ним у нас будет ещё больше шансов!..
– Нет, нет, ему наоборот нельзя сюда! – взволнованно ответил Айрис. – Стерикс не зря с ним сейчас, она знает, что делать!.. Главное, что он открыл…
– ЧТО открыл?! – воскликнула Рей. – Ты повторяешь это уже пятый раз, но я не понимаю!
– Долго объяснять, я умоляю вас, не отвлекайтесь!..
Усаги слушала голоса друзей краем уха. Девочка перед ней подняла голову и посмотрела прямо в глаза. Так, что Усаги больше не могла отвести взгляда.
Нужно думать. Нужно думать о стериксе.
Взрыв сбоку оглушил на одно ухо и больно обсыпал комьями земли. Разум вновь залепил отупляющий страх. Не получалось как следует подумать ни о стериксе, ни о кулоне, ни о крыльях, ни о девочке… Плечо осторожно тронула знакомая рука.
– Ты в порядке?
Усаги резко обернулась и столкнулась с синими глазами Мамору. Страх мгновенно отпустил её, схлынув куда-то вниз.
– Да… – прошептала она, начиная безотчётно улыбаться.
Её внимание вновь привлекли движения девочки. Она так же, не отрываясь от её глаз, подняла вверх одну руку. Усаги с удивлением увидела между маленькими пальчиками сверкающую половину бусинки. Образ малышки приковал её внимание к себе, происходило что-то слишком значимое, обволакивающее всё её существо непонятным волнением.
Малышка подняла вторую руку. В ней блеснула вторая половина сокровища Фино. Усаги ожидающе смотрела в немигающие глаза девочки. Та ждала с необычайной серьёзностью, и Усаги перевела взгляд на её руки. Тотчас же девочка очень медленно начала сводить их.
Пока две маленьких ладошки плыли по воздуху, в голове Усаги успело промелькнуть множество смутных мыслей. Бусинка, так же как и стерикс, была расколота на две половины. Тело и крылья. Девочка помогала им. Она не зря была здесь, она снова помогала…
Два полушария соединились, образовав целую бусину. Девочка сидела, сомкнув руки над головой, и ждала. Усаги растерянно повернулась к сидящему рядом Мамору.
– У тебя… в голове… никто не разговаривает?.. Сейчас?
– Да, – кивнул он. – Мужчина.
– А что он говорит? Не могу разобрать среди шума…
Он напрягся на секунду и уверенно ответил:
– «Я никогда не создавал кулона и браслета».
Усаги смотрела в его глаза, ощущая, как медленно переворачивается что-то в голове.
– И всё?
– Нет ещё кое-что.
– Пожалуйста, скажи.
Мамору задумался снова, стараясь ответить как можно точнее. Рядом с ним не было страха. Смутно чувствовались взрывы. Можно было думать о чём угодно и не бояться ничего.
– Он говорит… «Вернитесь к началу».
– Да, – кивнула Усаги, внезапно ощутив, что её силы на пределе. – Всё было неправильно. С того самого дня…
Она зажмурилась и схватилась за его плечо. Миллион удерживаемых ранее голосов ворвался в её голову.
– Что такое? – встревожился Мамору.
– Ты… сейчас уйдёшь, да? – шепнула она.
– Почему?
– Они говорили… Ты ведь не с нами в деревне… Ты дома, в кровати… спишь…
– Я… не знаю.
– А я уже не могу удерживать все эти голоса… наверное, отвар перестаёт действовать…
– Значит, ты опять меня бросишь? – Мамору окутал её руками. Усаги видела его уже как в тумане. Говорила, не слыша себя.
– Я обещаю быть дома до октября… честное слово, я… только не печалься…
– Хорошо, – улыбнулся он. – Это совсем не долго…
– Когда проснёшься, знай, что это не было сном! Это не сон! Мы действительно были вместе! Пусть просто в мыслях, были!
Она цеплялась за него этими последними фразами, уже не видя. Серая полоса света расширилась и пронзила пустоту перед ней.
– Помни, я жду… – донеслись слова из глубины.
Усаги кивнула головой сквозь слёзы и, теряя последний контроль, отдалась засасывающей темноте.

* * *

Ами подняла полные тревоги глаза:
– Как всё проходит? Они в порядке?
Вахо коротко сверкнула на неё глазками. Она сидела возле Ятена, почти касаясь лбом его опущенного лица. Напряжённый Альвиан прислушивался рядом.
– Все сидят, как положено, – сухо ответила старушка.
– А Ятен? – не удержался Таики. Пристальное внимание Вахо к брату заставляло его волноваться.
– Тяжко ему, – ответила она после паузы. – Тяжко.
Все сидели в одинаковых позах, с полусогнутыми коленями, полукруглыми спинами, полуоткрытыми застывшими глазами. Ятен выделялся лишь своим неровным дыханием. Остальные сидели бесшумно.
– Почему вы не запретили ему делать это? – с едва уловимым укором сказал учёный. – Сразу же было видно, что он не потянет.
– В нём важнейшее звено! – буркнула Вахо. – Частица стерикса внутри! Его присутствие увеличивает вероятность победы втрое!
– Всё равно, – Альвиан хмуро отвёл глаза.
Ятен тяжело выдохнул, медленно втянул воздух сквозь сжатые зубы. Перестал дышать вовсе.
– Что ж ты не остановил его, если сердобольный такой? – рыкнула Вахо.
Учёный промолчал.
– Ты веришь, что он справится. И я верю. А главное, что, не смотря ни на что, верил он сам.
– Всё будет хорошо, – шепнула Фино на ухо Таики и улыбнулась.
Он улыбнулся ей в ответ. Вахо посмотрела на горизонт. Рассвет уже озарял небо розоватой полосой.
– Хоть бы они проснулись с ответом, – прерывисто вздохнула Ами.
Лис внезапно повернулся в сторону Ятена и настороженно застыл. Тут же к нему пригнулась Вахо. Через секунду рядом были все остальные.
– Что?..
Ятен поднял невидящую голову и слегка выпрямил спину, сразу выделившись из ряда одинаковых поз друзей. Некоторое время он сидел так, слегка подрагивая, а потом согнул руки, словно желая обнять себя.
– Что происходит? – еле слышно шепнула Фино.
– Наполовину здесь уже, – коротко сказала Вахо. Всем послышалось тщательно скрываемое в её голосе волнение.
– Поэтому может двигаться? – понимающе проговорил Альвиан.
Лис молча подошёл и взял Ятена за плечи. Долго ждать не пришлось. Его глаза медленно закрылись, а тело обмякло. Лис склонил к нему голову.
– Стучит? – покосилась Вахо.
– Стучит.
Ами и Таики выдохнули.
– Этот болван, что остался в Нью-Йорке, даже не представляет, как ему повезло, – пробормотал Альвиан с некоторым злорадством.
На лице Вахо отразилось очень странное выражение, она улыбнулась, выгнув верхнюю губу:
– Справился всё-таки, гадёныш! Справился!
– А... почему гадёныш?.. – непонимающе спросила Ами.
– Потому что напугал до полусмерти! Это ж надо! Под действием отвара и дёргаться так, как он! В жизни такого не видела!
Ами и Таики недоверчиво переглянулись, понимая, что на каменном лице Вахо за всю ночь не отразилось даже лёгкого волнения, не то что смертельного испуга.
– Это... плохо?
Старушка посмотрела на них с таинственным молчанием.
– Хуже, чем я ожидала, – сухо ответила она, наклоняясь.
Им очень хотелось потребовать подробностей, но на лице Вахо было написано абсолютное нежелание что-либо объяснять.
Ятен прерывисто вздохнул и ещё плотнее сжал руки.
– Тише, тише... – пробормотала Вахо то ли Лису, то ли Ятену, который её всё равно не слышал. Её маленькие ладошки осторожно легли ему на кисти.
Лицо Ятена окончательно просветлело. Руки скользнули вниз. Лис бережно положил его на траву.
– Спи, мальчик, – прошептала Вахо, пригладив его чёлку. – Спи, не думай ни о чём.
Альвиан посмотрел на остальных. Скоро все будут лежать также. Обессиленные, выжатые, слабые. Сон необходим для восстановления истраченных ими ресурсов. Похоже, поговорить они смогут только ближе к следующему вечеру.
Фино ворошила палкой остатки костра. Лис сел рядом и хмуро уставился в угли.
– Что задумался? – окликнула его Вахо.
Парень пожал плечом.
– Почему… Ятен всегда так страдает? Намного больше всех? Ему достаются самые тяжёлые испытания? Почему?
Вахо вздохнула, отряхивая с юбки прилипшие травинки.
– Трудности перед ним ровно такие же, как и у всех. А страдать он сам себя заставляет. Увеличивает эти трудности сам.
– Зачем, бабушка?
– Запутался мальчик.
– А почему запутался?
– Душа его, – Вахо вытащила снимок из кармана, – такая уж тонкая да хрупкая была, что понял он – не проживёт так. И начал душу свою защищать, стойкости учиться. Да перепутал по пути. Стойкость с грубостью начал мешать, храбрость – с презрением. А душа-то такая же осталась, чистая, не по нраву ей это было. И начал он с ней ругаться, сам от себя отдаляться, а когда сам с собой примириться не можешь, это тяжелейшее испытание в жизни. Он и сейчас вот с собой спорил, даже в голове своей, не понять ему никак, что хватит вражды уже этой. Не с тем он враждует. Не душу свою нужно давить. А мысли мрачные, что мир ему навеял.
Она снова вздохнула, опустилась рядом с Ятеном и вгляделась в его уставшее лицо.
– К счастью он своему прикоснулся. И не поверил, что возможно такое, оттолкнул. Слабостью посчитал. А душа воспрянула, бьётся, тянется к желанному, да с ума его сводит…
– Почему же он не хочет быть счастливым? – непонимающе пробормотал Лис. – Я вот… даже не думал бы…
Старушка хитро улыбнулась.
– Не хочет он верить, что такое счастье у него. Ну да мы ему завтра всё расскажем, не сомневайся.
Только бы с ответом они все проснулись…




11. Перемотка назад


Усаги открыла глаза и резко села. В воздухе висела мокрая белая дымка, плотные тучи заполняли поляну серо-жёлтым светом. Вдалеке между клочками тумана виднелись чьи-то фигуры. Она поднялась и торопливо направилась к ним.
Приблизившись, Усаги растерянно приостановилась. На траве неподвижно стояла белая собака. Рядом Ятен на коленях, положив руки на её спину и скрыв на них лицо. С другой стороны Фино. Одна её рука с браслетом лежала на загривке собаки. Девочка стояла прямо и очень спокойно смотрела вперёд.
– Фино... – пробормотала Усаги, почему-то боясь подойти ближе, – Фино... Что вы здесь делаете?..
– Сегодня тот день, – раздался грустный голос. – Сегодня. И я каждую секунду жду.
Усаги ощутила внутренний ужас.
– Ты ждёшь? Ждёшь, что браслет убьёт тебя?.. – выдавила она, ещё надеясь на другой ответ.
Девочка кивнула.
– Фино... – Усаги старалась взять себя в руки. – А что Ятен?
Она повернула голову к согнутому парню.
– Он ждал всё это время. Всё ждал.
Полгода ждал. Пока найдут способ освободить его. Полгода терпел псов. Усаги медленно холодела.
– Почему... почему он не посмотрит на меня? Пусть он поднимется, я хочу...
Печальные глаза предостерегающе повернулись к ней.
– Не нужно. Лучше тебе не видеть его лица.
Усаги, стиснув зубы, пожирала глазами лежащую голову Ятена, рассыпавшиеся по безжизненным рукам волосы. Ужас приковал её к месту, ужас перед неизвестным кошмаром, перед тем, что с ним стало. Собака до сих пор не двигалась. Фино вновь смотрела прямо, печально ей в глаза.
– Может быть... ты знаешь ответ? – тихо спросила девочка.
Усаги вздрогнула.
– Я... не уверена... – пробормотала она. – Мне показалось...
Фино понимающе кивнула.
– Много времени прошло. Ответа нет. Я жду с минуты на минуту. И Ятен... – она посмотрела на парня, как на смертельно больного, и повторила: – Лучше тебе не видеть его лица...
– Я просто не уверена! – со страданием воскликнула Усаги. – Вдруг я ошибаюсь! Вдруг...
Внезапно шевельнулась собака. Она изогнулась и плавно, помогая головой, закинула Ятена себе на спину. Он безжизненно повис поперёк, задевая пальцами траву. Фино так и держала её за загривок.
– Я забираю их, – прозвучал неподвижный голос стерикса. Непререкаемо. Как приговор.
– Нееееет!!! – закричала Усаги, видя, что они поворачиваются и уходят. – Я знаю! Я знаю ответ, я знаю!!! Слышите, Я ЗНАЮ!!! ЗНАЮ!!!!!

– Я знаю ответ!!! – закричала Усаги, подскакивая, и хрипло закашлялась.
– Тише, тише! – испуганно воскликнула Макото, хватая её. – Дыши! Зачем же так кричать?
– Я знаю... – дрожа пробормотала Усаги. – Не надо, я знаю... знаю...
– Эй, прекрати! – Рей слева дала ей ощутимый пинок. – Что, проснуться никак не можешь?
– Послушайте, что она говорит! – воскликнул где-то за спиной Айрис.
– Да они глухие! – раздался голос Альвиана, сжатый волнением.
Усаги растеряно обвела взглядом поляну. Солнце приближалось к земле, снова горел костёр. Вечер... Она испуганно взглянула на Рей.
– Какое число?..
– Что? – удивилась она. – Бредишь что ли? Сентябрь сейчас! День всего прошёл!
– Сентябрь... – Усаги с выдохом взялась за лоб. – Значит, ещё не поздно... – она снова резко подняла голову. – А где Ятен?
– Он спит ещё, хватит дёргаться!
– А Фино?..
– Я здесь, – девочка обняла её руку и игриво заглянула в лицо. – Скажи, что ты знаешь. Они мне не верят...
Усаги, попав под её гипнотический взгляд, сразу успокоилась. Фигуры и лица перестали от волнения расплываться перед глазами. Впервые она ощутила, что на ней лежит одеяло, которым её, видимо, накрыли, не желая нести в чей-нибудь дом. Благо, погода стояла тёплая...
Перед ней присел учёный, и заставил обратить всё внимание на себя:
– Так, Принцесса. Нам нужна от тебя информация о том, что ты узнала. Потому как все остальные после пробуждения пришли к выводу, что ничего определенного не поняли. Не буду описывать наши ощущения после каждого вновь просыпающегося человека и такого ответа... Но приятного, сама понимаешь, было мало.
Усаги оглядела лица друзей и отметила скрывающуюся за спокойствием панику. Они уже не верили. Стало страшно.
– Ну и?.. – Альвиан вонзил в неё взгляд.
– Я не уверена, – тихо сказала Усаги. – У меня промелькнула одна мысль. Она такая глупая, что я бы даже не сказала о ней. Кажется, что не может быть так просто. Но после сна, который я сейчас видела, я скажу всё, что только могу.
– Не может быть так просто? – заволновалась Чибиуса. – У меня в голове всё повторяются эти слова! Я очень часто слышала их в том водовороте!
– И я вспомнила! – вздрогнула Минако. – Какая-то девочка говорила, что всё слишком просто!
– Девочка? – удивилась Рей. – Это был голос мужчины! «Вы люди всё усложняете» – так и крутится в голове!
– Ого, Усаги, похоже, ты серьёзно вдохновила их! – с улыбкой сказал Айрис. – Воспоминания так и посыпались!
– Давайте соберёмся! – подняла руки Рей с вновь воспрянувшей надеждой. – Нужно вместе хорошенько напрячь мозги и всё вспомнить!
– А главное выслушать Усаги! – добавила Фино с непоколебимой верой. – Она знает!
– Смотри, Принцесса, – покачал головой Альвиан. – Все на тебя надеются.
– Это ужасно, – с улыбкой прошептала Усаги, поднимаясь.

Пока Ятен проснётся сам, дождаться не смогли. Слишком уж жгло нетерпение. Вахо привела его к остальным, посадила и накрыла толстым пледом – морозило. Друзья сразу накинулись на него с расспросами о самочувствии и том, что он видел, но Вахо быстро всех усмирила. Ятен выглядел спокойным, однако почти не разговаривал и прятал взгляд. У всех быстро укрепилось ощущение, что он испытывает какую-то вину. Его оставили в покое до лучших времен.
– Простите, что не помогли вам, – в сотый раз начала Ами. – Это было выше моих...
– Не извиняйся! – поняла руку Минако. – Мы всё понимаем!
– Да, это мы, как слепые котята, там тыркались, – улыбнулась Макото. – А вы... на другом уровне. В ваших причинах мы даже не сомневаемся.
– Вы объединились? – повелительным тоном спросила Вахо.
– В самом конце, – ответила Рей.
– И где были?
– Здесь, – усмехнулась Макото. – Нас как будто притягивает деревня.
– Только... Ятена с нами не было, – Чибиуса испуганно стрельнула в его сторону глазами.
– Он ушёл прежде, чем вы все собрались, – спокойно сказала Вахо. – Так что вы видели? Слышали? Вспоминайте всё, даже самая невероятная или нелепая фраза может оказаться ключом ко всему.
– Когда Айрис попросил нас всех одновременно подумать, – медленно начала Минако, – голоса слегка изменились.
– Да, да, я тоже это ощутила! – покивала Чибиуса.
– А вы видели девочку? – спросила Усаги.
– Девочку?..
– Да. Она была там. Снова эта девочка.
Ятен впервые повернулся к ней с внимательным взглядом. От Айриса не укрылось его внезапное оживление, он подался вперёд:
– Ты тоже видел девочку??
– Я... – смешался Ятен. – Да. Была одна...
Вахо пристально взглянула на Усаги.
– И что делала девочка?
– Она помогала мне. Показывала ответ.
Друзья в молчании обратили на неё все взгляды. Воздух пропитался волнением.
Усаги вздохнула, словно перед большим рассказом.
– Когда я её увидела, то поняла, что она снова помогает мне как всегда. Она всегда появлялась, чтобы помочь мне. Даже здесь. Вокруг всё громыхало... И было очень страшно. Хоть и во сне. Только когда рядом появился Мамору... – Усаги расслабленно улыбнулась. – Да, рядом был мой принц. Наверное, поэтому я перестала бояться. И увидела, что делает девочка.
– Что делала девочка? – эхом отозвались друзья.
– Она держала в руках половинки от бусины Фино. В одной руке – мою половинку. В другой – Сейи. И она соединила их вместе в своих руках. Просто приложила друг к другу. Проще не бывает.
Я тогда подумала, что стерикс тоже был расколот на две половины. Тело и крылья. Вновь посмотрев на руки девочки, я подумала: чтобы бусинка стала целой, нужен клей. А какой клей мог быть между телом и крыльями стерикса? И тогда... тогда и возникла эта мысль...
– Бусины... – прошептал Айрис, широко раскрыв глаза.
По поляне пронёсся взволнованный вздох. Усаги с улыбкой кивнула.
– Вы сказали, что голоса изменились, когда мы усиленно начали думать. Я ощутила это тоже... не знаю, как описать... Как будто они сами начали с нами разговаривать. Выделились только те голоса, что имели информацию о стериксе. Только разобрать я ничего не могла. Стоял просто гудящий шум. Поэтому я спросила у Мамору. Какие слова слышит он.
«Я никогда не создавал кулон и браслет».
– Я тоже это слышала! – воскликнула Чибиуса. – От чокнутого волшебника! Это был он!
– И ещё, – продолжила Усаги. – «Вернитесь к началу». Это было всё, и всё это идеально совпало с моей мыслью. Воображение нарисовало мне такую картину. Королева Серенити находит на месте изуродованного стерикса металлическую пластинку, два крылышка и много бусин. Мысль о двух украшениях приходит в голову именно ей, волшебник действительно не задумывал такого. Возможно, Королева попробовала возродить зверя, но не смогла, ведь колдовство было слишком сильным. Да, я действительно думаю, что тот волшебник был сильнее моей матери. Решая найти способ со временем, она собирает два сильных оберега. Разделяет навеки то, что должно было быть вместе. Может быть, кулон предназначался ей, а браслет – мне, остаётся только гадать, потому что шкатулки украшения так и не покинули. А если вернуться к началу, как сказал голос? Забыть о Королеве?
Усаги вскочила и шагнула к Чибиусе:
– Дай кулон!
Девочка, подозрительно глядя на неё, всё же сняла украшение. Усаги быстро протянула другую руку к Фино:
– Браслет!
Та послушно отдала ей оберег. Усаги в изумлённой тишине сжала оба украшения и с силой начала разрывать их.
– Что ты делаешь?! – в ужасе вскочили подруги, но помешать не успели – руки Усаги разлетелись в стороны, и на траву посыпались блестящие кусочки бывших оберегов.
– Вы стоите на скале! – громогласно воскликнула Усаги. – На камнях лежит тело стерикса и его крылья, просто в другой форме! И клей, чтобы скрепить их заново – бусины!
ВСЁ!

* * *

Дани подняла голову, прислушиваясь, нож замер в её руке. Утреннее небо было полно звуков. Умирающе небо. Вместе с осенью испаряется вся жизнь из воздуха. А потом наступает тёмная ледяная смерть на три месяца. Дани отрезала ещё несколько кусочков от помидора и вновь подняла голову. Утренний завтрак – это та мелочь, что она может сделать для Джеки, у которой живёт всё это время. Ей, конечно, есть, где жить. Но уйти домой после всего случившегося почему-то не позволили. Джеки и Сейя в один голос убедили её остаться, пока не вернётся Айрис. Нечего дома сидеть одной и скучать.
Ветер всё холоднее. Птицы кричат печально, совсем не так, как летом. Как, интересно, дела у Ятена...
– Уже подскочила? – на кухню зашла Джеки и потрепала её по торчащим волосам. – Спасибо, что готовишь, я редко завтракала по утрам.
– Мне оставаться с Сейей, – улыбнулась Дани. – А он не знает, что такое не завтракать.
– Ты права, – рассмеялась блондинка, подходя к окну. – Холодает.
– Да. Я хочу купить ботинки до холодов.
– Какие ты хочешь? – обернулась Джеки.
– Белые...
Дани высыпала помидор в миску и улыбнулась появившемуся в проходе Сейе.
– Доброе утро.
– Не спится вам в такую рань... – пробурчал он, потирая глаза.
– Мне на собеседование вообще-то! – с шутливым ворчанием ответила Джеки. – Забыл?
– И что ты будешь там делать?..
– Продавать бельё, надеюсь. Пока не найду что-то приличнее.
– Там же стирка на балконе! – вспомнила Дани. – Пойду сниму!
Она выпорхнула в коридор. Джеки мгновенно посерьёзнела. Взглянула на Сейю.
– Как спасти её?.. – с мучительной тоской прошептала она. – Как, скажи…
– Что-то случилось? – нахмурился он.
– Она уже начала засыпать. Снова, как тогда. Зная, что Ятен скоро исчезнет, она начинает погружаться в сон. Иначе она больше не способна жить. Только мыслями.
– Он ведь ещё не исчез!
– Но так случится, – Джеки наполнялась своим тихим отчаянием, что волновало Сейю каждый раз, когда он видел её в таком состоянии.
Хотелось успокоить её, хотелось сказать, что всё будет хорошо. Но в это серое утро слова прилипали к его горлу. Всегда такой разговорчивый и бесцеремонный, сейчас он не мог найти сил солгать даже на сотую долю желаемого. Ведь любое убеждение в лучшем, даже самое туманное, не будет чистой правдой. Ятена не переубедить ничем, никем и никогда. Если он не захочет остаться в жизни Дани – его там больше не будет.
– Она уходит... – прошептала Джеки, не дождавшись от него ответа. – Потихоньку уходит туда. Я видела вчера и сегодня. Она снова начинает смотреть в окна...
Сейя положил руку на её плечо и быстро отошёл. В коридоре уже слышались шаги Дани.

* * *

– Это гениально! – завопил Айрис, вскакивая.
Усаги стояла под перекрёстным огнём полных ужаса глаз. Ужас был разным, где-то восхищённым, где-то паническим. Но дара речи пока были лишены все.
– Неужели, – выдохнул наконец учёный. – Неужели…
– Неужели ТАК просто?! – вскричала Рей. – Неправильно скреплённые бусины породили загадку, над которой бились веками?!!
– Ну и удивила же меня ты снова, – покачала головой Вахо. Она с прищуром смотрела на Усаги, с виду спокойная, но видно было как в маленьких глазках пляшет огонёк.
– Это просто гениально!!! – всплеснул руками Айрис, не находя более подходящих слов для своего восторга.
– Если всё так и есть – я понимаю слова волшебника о людях, которые всё усложняют, – проговорила Чибиуса, бледная от волнения. – Да, он миллион раз прав. Я НЕ ВЕРЮ, что ответ так прост…
– И я не верю, – качнул головой Таики. – Но… но всё же…
– Я уверена! – твёрдо сказала Усаги. – Когда я начинала говорить, я сомневалась, но теперь я уверена!
– Ни одного доказательства нет! – почти отчаянно воскликнула Макото.
– Действительно, но совпадений достаточно! – возразила Фино. – Достаточно!
– И мы можем так доверять совпадениям??!
– Ты свою жизнь хочешь доверить совпадениям?! – присел перед сестрой Лис.
– Да вспомните вы! – закричал Айрис, поражённо оглядывая их лица. – Как красиво звучало это объяснение! Оно же великолепно! Только оно может быть правдой! Лишь в самом начале ответ! Там, где на камнях лежат части стерикса и бусинки!
– Так! Угомонились все. – Вахо неторопливо встала и взяла сумку. – Будем готовиться.
– К… к чему?..
– Как к чему? Стерикса собирать.
– Подождите!.. – заволновались девушки. – Но мы ещё не уверены! Мы не договорились! Нельзя так быстро принимать решение! Вдруг что-нибудь пойдёт не так!
Вахо развернулась и посмотрела на них с такой улыбкой, что кричать резко перехотелось.
– Что раскудахтались?
– Но это же действительно очень опасно! – несчастно воскликнула Рей. – У нас так мало доказательств!
– Доказательства нужны? – Вахо шагнула к ней и протянула руку к лежащим на траве бусинам. – Вот они.
Друзья непонимающе переглянулись и уставились на неё. Старушка весело хмыкнула.
– Да откройте же вы глаза! Обереги, сильнейшие из сильнейших, проходящие через века, неуязвимые ни перед чем, смогла порвать девочка? Как простые бусы? Это возможно, по-вашему? Глупенькие птенцы. Хватит волноваться. Вы всё сделали правильно. Всё будет хорошо. Поймите это уже и успокойтесь. Ваша Принцесса порвала их на кусочки, значит, они сами этого хотели. Значит, это начало. Она уже начала возрождать стерикса!
А я помогу закончить.

* * *

На крыше дома напротив, не видимые никем, расположились мужчина в плаще и маленькая девочка. Он, улыбаясь, с интересом следил за фигурами воинов внизу, она созерцала поляну задумчиво и молчаливо. Люди в деревне копошились, потихоньку приближались к окраине, вытягивали шеи, но тут же уходили вглубь, не решаясь нарушить данное Вахо указание. Мужчина шумно вдохнул и с хрустом расправил плечи.
– Такой довольный... – тихо проговорила девочка.
– Я сейчас стану свидетелем решения самой дурацкой загадки на свете! – хмыкнул мужчина. – Ещё бы! Такое нечасто бывает.
– Вот как.
Он удивлённо склонился к ней.
– А ты почему такая грустная? Ведь это ты смогла им помочь! Всё-таки смогла показать то, что чувствовала! Вот откуда они узнали свой долгожданный ответ!
– Так странно... – девочка разговаривала больше с собой, нежели с ним, – я смогла проникнуть к ним именно через Ятена... И тут же попала в ловушку. Он запер меня в своей голове, не пуская куда-то за пределы своего разума. Вообще-то, он и себя запер... Но он не понимал. Совсем ничего не понимал.
Она всмотрелась в фигуру беловолосого юноши, сидящего словно в небольшом ступоре между пышущих эмоциями девушек. Так тревожно. Мужчина слушал её, уже не улыбаясь.
– Его разум очень сильный. Просто он не умеет управлять им. Разум такой силы, направленный шире, смог бы совершить очень многое. Но вместо этого он тратил энергию на отрицание всего. Желая убежать от чего-то, приносящего столь жестокие мучения, Ятен был не против даже уснуть навсегда. И он запер дверь намертво. И даже меня вынес за пределы этой двери, хотя я была неразрывно с ним.
– Там была дверь? – мужчина сосредоточенно сдвинул брови. – Плохо. Как же ты справилась?
– Я не открыла бы её никогда. Только он мог.
– Но он ведь закрыл. А значит, открывать не собирался.
– Да. Я могла только просить его. Всё, что я могла.
Они помолчали немного, наблюдая за суетой.
– Даже не знаю, как ты выпуталась, – признался мужчина.
Девочка слегка улыбнулась.
– Он невыносим.
– О, это я знаю.
– Он смог в ничтожно краткое время упасть в такие бездны отчаяния, что никогда не хотел больше дышать, и взлететь до небес, воспротивившись тому, что кто-то в мире исказил сущность его Я. Нет, Ятен никогда не хотел умирать, он слишком крепко держится в этом мире, ему более, чем всё, дорога его собственная личность. Тот человек, которым он стал. И услышав, как я назвала его именем совсем другого существа, существа, с которым он себя уже давно не связывает, которым он был, и от которого избавился, Ятен почувствовал, что не может допустить, чтобы их считали одним целым. Он привык терпеть многое, просто стискивая зубы и замирая. Но в этот раз терпеть стало невозможно.
– Неужели он сам сломал свои замки?..
Девочка кивнула:
– Сам.
– Немыслимо.
– Да. Тот человек, которым он был в другом воплощении, перестал существовать. Сейчас он новый. И называть его нужно по-новому. Старое имя для него – крушение всего мира. Издёвка над всей его жизнью, которой он так дорожит. А главное – над личностью, которая для него важнее жизни. Никто не смеет прикасаться к ней. Я вызвала бурю. Пробудила все его угасшие чувства за несколько минут. И эта буря открыла дверь.
Мужчина покачал головой.
– Никогда бы не подумал, что собственное Я имеет для него такое фатальное значение.
– Это одно из его проклятий, что приводит в восхищение других, и усложняет жизнь ему. На самом деле каждый человек должен так стоять за своё место в мире. Именно за себя самого. Но, увы. Таких людей единицы.
– Что ты, это слишком сложно, – усмехнулся мужчина. – Люди слишком слабы для такого противостояния окружающим.
– В любой слабости есть сила! – повернулась девочка. – В каждом человеке заложены великие способности!
– Ладно, ладно, не нервничай, – хрипло рассмеялся он. – Я помню. И во Тьме Свет и в Свете Тьма.
Она кивнула и вновь взглянула на воинов.
– Я рассчитываю на тебя, Вахо. Ты знаешь, что делать.