09:43 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
9. Голоса


Здесь было красиво. Да, красиво… Ятен смотрел на сиреневую землю, испещрённую жёлтыми прожилками и лежащие на ней камушки, похожие на драгоценные, зная, что всё это настоящее. Пусть ни в одном уголке земли нет подобных мест – здесь всё было настоящим. Ведь всё это принадлежало только ему.
Трава, будто стеклянная, хрустела и рассыпалась под его шагами. Стебельки оставались лежать беспорядочными серебристыми иголочками. Здесь даже деревья полупрозрачные. Видно, как внутри ствола переливается неторопливая величественная жизнь, оттеняя то крону, то медленно перекатываясь к корням. А внутри каждого выточенного листика пульсируют хрустальные жилки, наполненные белой кровью. Ятен поднял руку и оторвал один из листов. Он тут же окаменел, став похожим на удивительно тонкой работы украшение. По поверхности ходили тусклые переливы. Всё равно чего-то не хватало.
Не хватало. Ятен задумчиво подошёл к застывшей глади озера. Видно всё, что внизу. Всю гамму переплетающихся красок на бугристых камнях, выстилающих дно. Вода абсолютно неподвижная. Блеклая. Ятен опустился на траву, поджав ноги, и пальцами подбросил вверх несколько капель из озера. Поверхность едва колыхнулась, качнув сине-серой волной. А вода, повиснув на секунду в небе, такими же тусклыми камушками упала обратно. Хоть бы блеснула. Хоть бы искорка промелькнула на дне.
Ятен поднял голову. Бескрайнее бирюзовое небо чистейшим полотном застилало собой всё до горизонта. На его фоне не белело ни единой тучки. И было светло. Но солнца в этом небе нет…
Всё здесь было красивым.
И мёртвым.

Лис бесшумно опустился рядом с Чибиусой и удивлённо шепнул:
– Почему не будишь? За этим же пришла.
Девочка вздохнула, жалостно посмотрев на спящего перед ней Ятена.
– Ему снится спокойный сон. Это бывает так редко.
– Мда? По-моему, сон всё равно ему не нравится.
– Да у него обычно всегда такое выражение лица во сне…
– Точно?
Чибиуса задумалась.
– В последнее время – да. Каждый раз, когда я видела его спящим.
– Бедняга.
Несмотря на сочувствующий тон Лис следил за Ятеном не с участием. Его взгляд был настороженным.
– В чём дело? – прошептала девочка.
Лис резко встал и громко сказал:
– Буди его.
– Почему? – непонимающе возразила Чибиуса. – Пусть отдохнёт подольше!
– Я, конечно, не могу сказать, что он там видит, но таких дьявольски изматывающих снов я не пожелаю никому. Разбуди, если тебе его хоть каплю жаль.
После такого поворота событий Чибиуса, доверяя его чутью, бросилась тормошить Ятена, а Лис вышел на балкон, бормоча:
– Чёрт бы побрал этих людей… Иногда кажется, что мы только и умеем, что мучить себя и окружающих. И любим это больше всего…

Дани бродила по кухне, безуспешно уговаривая себя сесть и спокойно дождаться появления остальных. Зудящее в голове, груди – везде, чувство бросало её от стены к стене, от стола к окну. Нужно выглядеть беззаботной. Нужно улыбаться. Не смогла удержать себя в руках вчера, так будь любезна, потрудись хоть сейчас…
Когда они улетают.
Дани резко остановилась у подоконника и вцепилась в него руками, чтобы эта внутренняя сила вновь не погнала её дальше. Да, улетают. Но вернутся. Он так сказал. Вчера.
Вчера был самый важный день в её жизни.
Она смогла увидеть его душу глазами. А потом высказать хоть ничтожную тысячную долю своих чувств. В этом не было ничего хорошего, просто стало легче. Когда высказываешься, всегда легче. А он подумал, что она говорила о дружбе. Удачнее и быть не могло. Если Ятен до сих пор не видит, как безумно она его обожает, выходит, она и впрямь отлично притворяется.
Ему тоже было нелегко.
Признать, что его душу смогли сфотографировать. Признать, что где-то в глубине он такой. Такой, как на фото. Но это сейчас она вспоминала малейшие смены интонации в его голосе и понимала всё, а тогда она просто кричала, как не хочет расставаться с ним, не видя ничего вокруг. Её безумие шагает с ней рука об руку, постоянно захлёстывая, затемняя разум, заглушая весь мир. Но она не может без него. Она любит своё безумие, ведь именно оно позволяет ей видеть.
Он больше не хотел разговаривать и сел перед окном. Было тихо. Темно. И спокойно. Она села рядом с ним. Это всё, чего она хотела. Их души медленно уснули, опустившись в приятное забытье, где не было голосов, мыслей и не нужно было ничего решать. Она чувствовала это. Она знала, что он чувствует то же. Он так устал… Его усталостью пропитано всё вокруг. И вчерашним вечером он решил наконец отдохнуть. Послал к чёрту себя самого, никогда не дающего покоя. Впервые он поступил абсолютно правильно… Впервые при ней…
А потом он заснул. Там же на полу. Дани видела, как его лицо погружалось в дремоту. Она не спала. Луна сияла в просветах так ярко. Весь остаток ночи Дани смотрела на его спящее лицо. У неё было много сил. Ведь он сказал, что вернётся. Что этот день не последний. Большего и не нужно…

Ятен хмуро смотрел на стоящего рядом Сейю, потирая затёкшую руку.
– Что не в духе? – удивился брат. – Сон плохой приснился?
– Да бред какой-то снится… Которую ночь уже.
– Ничего, скоро всё будет хорошо.
Сейя похлопал его по плечу и вышел.
– Неужели нельзя было лечь на кровать? – заботливо-недовольным тоном сказала Джеки. – Почему обязательно спать на полу?
– Я не помню, как уснул, – ровным голосом ответил Ятен, отворачиваясь.
Все приготавливаются к путешествию. Пора отмучиться последний раз и освободиться наконец. Так не хочется никуда лететь. Где Дани, интересно…
Не хотелось вспоминать вчерашний вечер, ведь мозг оскорблённо и невыносимо долбил, безостановочно спрашивая, как Ятен мог докатиться до таких глупостей.
Иди к чёрту.
– Ну, что мы ей скажем? – по озабоченному лицу Ами ясно было, что врать Дани она безумно не хочет.
– А что нам остаётся? – пожала плечами Макото. – Не правду же.
– Притворимся, что уезжаем в аэропорт и все дела, – махнул рукой Альвиан.
Ятен набрал воздуха в грудь, чтобы сказать уже то, что секунду за секундой откладывал, но Айрис внезапно повернулся к нему и подмигнул:
– Кстати, у нас же новость! Надеюсь, ты не будешь против.
– Что такое?..
– Мы берём Айриса с собой, а Сейю оставляем! – ответила Усаги из дальнего угла комнаты. – Он очень хочет посмотреть на воссоединение стерикса и его крыльев.
– Поэтому придётся вернуться ещё раз, чтобы забрать нашего братца, – усмехнулся Таики. – Ничего, что мы так без тебя решили?
Ятен несколько долгих секунд неподвижно смотрел ему в глаза, а потом безразлично пожал плечами.
– Решили так решили…

На краю песочницы сидела маленькая девочка с палочкой в руках. Своей палочкой она рисовала кружки на песке. Один, другой, третий… К задумчивой малышке подошёл усмехающийся высокий мужчина. Женщина, сидящая недалеко на скамейке, обеспокоенно подняла голову, но человек внимательно взглянул на неё, и она отвела глаза, мигом потеряв к ним интерес. Девочка вздохнула и сложила ручки на коленях.
– Вот теперь я вижу, что ты точно на своём месте, – с весёлой издёвкой проговорил мужчина. – Дети твоего возраста не должны выходить из песочниц.
Девочка слабо улыбнулась.
– Твои иголки всё равно не заставят меня принимать другой облик.
– Очень надо, – безразлично отвернулся мужчина, хотя губы его досадно дрогнули.
Они некоторое время молчали.
– Как она смогла тебя увидеть? – с удивлением спросила девочка, будто продолжая незаконченный когда-то разговор.
– Та девчонка? – мужчина криво улыбнулся. – Да она просто ненормальная.
– Для человека – да.
– Неужели ты со мной согласна?
– Желание пробиться сквозь его стену делает её способности нечеловеческими. Она тебя увидела, мгновенно всё поняла и задала вопрос. Она даже не задумалась о какой-то анормальности происходящего, ведь ей больше всего на свете было нужно узнать, вернётся ли он. А ты просто не смог не ответить.
– Меня пугают такие люди, – мрачно проговорил он.
– Я преклоняюсь перед ней, – воодушевлённо сказала девочка. – Перед её стойкостью. Перед её силой. Перед её верой. Так, как верит она, верят единицы.
– Он не принимает её, – отвернувшись, сказал мужчина. – Не может разделить себя с кем-то.
– Он её погубит… – одними губами шепнула девочка и зажмурилась. – Нужно поскорее освободить его…
– Думаешь, это поможет? Люди не меняются, и он останется таким же…
– Ты ничего о нём не знаешь, – девочка неожиданно остро посмотрела на него. – И я не знаю. Мы, как и все, кроме неё, видим лишь то, что снаружи.
Мужчина поморщился и опустил взгляд.
– И как же проходят твои поиски ответа? Разгадка скоро явится им в твоём сияющем величии?
Девочка покачала головой.
– Ты стал слишком язвительным. Почему из всех людских привычек ты выбираешь именно эти?
– Так что? – нетерпеливо повторил он.
– Я не знаю ответа. И не смогу им сказать.
Мужчина поводил плечами и сделал несколько шагов вперёд.
– Я уже говорил. Покажи им.
Его фигура направилась к густой тени между домов, и совсем скоро где-то вдалеке раздалось хлопанье крыльев.
Девочка задумчиво смотрела на череду кружков на песке.

* * *

Вахо подняла голову и довольно улыбнулась. Накинув на стол плотную тряпку, она суетливо вышла на порог и упёрла руки в бока.
– Вернулись наконец! Дольше не могли?
– Знаете, как тяжело было искать!.. – обиженно загалдели девушки.
– Ладно, ладно! – замахала руками старушка, внимательно оглядывая идущую к ней компанию. – А баламут этот где? Забыли неужто?
– Нет, другого взяли, – усмехнулся Альвиан.
Вахо заметила Айриса, и её глаза живо расширились.
– Вы на странника натолкнулись! Вот уж воистину судьба всё к одному сводит!
– Здравствуйте, бабушка! – с завидной непосредственностью воскликнул Айрис. – Мне про вас много рассказали!
– Да уж и я про тебя много слышала, – кивнула Вахо. – Показывайте скорее, что там выискали…
– Ятен, не потерял? – в сотый раз тревожно спросили подруги, заглядывая ему в лицо. Фото он так никому и не отдал.
– В кармане лежит, вижу уже, – старушка повелительно протянула руку. – Сюда давай.
Ятен медленно вытащил снимок и отдал ей.
– А вдруг не оно, – выдохнула Усаги, чувствуя, как от волнения перекрывает дыхание.
Наверное, у каждого временами мелькала такая мысль.
Что за глупости, – проворчала собака, застывшая в таком же напряжении. – Иначе я уж и не знаю, чего она хочет…
Вахо впилась глазами в фотографию и с минуту изучала её всю до мелочей. Подняв голову, она как-то по-другому взглянула на Ятена, и друзья поняли, что пришла пора облегчённо вздохнуть.
– Вот ты какой, оказывается, – намного тише сказала лекарка.
– Я не такой, – тут же машинально ответил Ятен. – Правда, я совсем не…
– Да тебя-то кто спрашивает! – внезапно отмахнулась Вахо. – Я не с тобой разговариваю! Иди давай!
Она подтолкнула Ятена к дому, и все двинулись за ним, недоумевая, что хотела сказать старушка своими странными возгласами.

Внутри все по привычке расположились вдоль стен, дав хозяйке немного места у стола. Она присела и внимательно обвела всех взглядом.
– С руками-то что? – спросила она у Ятена.
– Ничего… – буркнул он.
– Ятен спасал девочку из горящего дома! – воодушевлённо воскликнула Чибиуса.
– Тот самый дом, что вы нарисовали, сгорел! – взволнованно продолжила Усаги. – И… даже два человека пропали…
Вахо задумчиво смотрела на неё.
– Та, что сделала это?
– Что? – не поняли друзья. – Фотографию?..
– Да вы ж вроде ничего больше не принесли!
– Вы правы. Пропала та женщина, что сфотографировала Ятена, – кивнул Таики, – предварительно напоив каким-то странным чаем.
– Хм… Я даже догадываюсь, что за чай… – Вахо усмехнулась своим мыслям.
– Правда?? – вытаращили глаза друзья.
– Душу его теперь я найду, – повысила голос старушка, не собираясь удовлетворять их любопытство. – Но вот как загадку нашу решить, так и не известно. Что с оберегами делать будете? Как стериксу крылья вернёте?
– Мы думали… – протянули друзья, переглядываясь.
– Знаю, знаю, на меня всё взвалили! – возмущённо взмахнула руками Вахо. – Думаете, мне всё на свете известно!
– Вообще-то, да! – преданно глядя ей в глаза, кивнула Усаги.
Старушка усмехнулась и посмотрела на них с какой-то жалостью.
– Есть один только способ ответ найти. Но трудный он. Много сил потребует. Поэтому до вечера отдыхайте, по деревне погуляйте, страннику всё покажите, а в девять вас жду.
– Так поздно!.. – удивлённо воскликнули девушки. – А, может, поскорее, отмучиться уже и…
– В девять у меня! – отрезала Вахо непререкаемым тоном.
Друзья с печальными вздохами направились к двери.
– Погоди! – остановила Вахо Ятена. – Давай разматывай свои болячки, живо их до завтра залечим…
Парень нехотя задержался, а остальные вышли и остановились во дворе.
– Похоже, так просто мы не отделаемся… – пробормотала Минако.
– А когда было легко? – усмехнулась Рей.

* * *

– Хочу показать вам кое-что.
Фино взбежала на пригорок и широко обвела рукой:
– Вот это место называлось проклятым. То, откуда вы пришли оба раза.
Воины поднялись и недоумённо оглядели самую обычную полянку.
– Почему?..
– Люди здесь пропадали, – хмуро сказал Лис. – Животные. Все, кто спускался.
– Очень интересно, – Ами резво облачилась в свои очки.
– А что же сейчас? – спросил Альвиан.
– Сейчас всё в порядке, – ответила Фино. – Я сама постоянно проверяю. С того дня, как вы ушли, эта земля перестала быть проклятой.
– Всё может быть намного проще! – Айрис сделал несколько шагов вперёд, блестящими глазами оглядывая зеленеющий пригорок. – В этом месте проходил стык двух измерений!
– Что? – удивились подруги.
– Только хотел это сказать… – проворчал Альвиан.
– На стыках сильных старых измерений часто пропадают люди! – продолжал Айрис. – А своей печатью вы тогда перекрыли проход всему чужеродному. Как остаткам измерения Берил, так и этому. Может быть… Может, здесь вообще Многомерный Хаос наружу прорывался!
– Не исключено, – кивнула Ами.
– А почему тогда заболевали? – недоверчиво спросил Лис. – Ведь пропадали не всегда, бывало, возвращались. Но больные.
– Какая-нибудь тёмная энергия, – надменно пожал плечом Альвиан. – Тысячи её видов губительны для живых существ.
– Получается… все наши легенды и страхи – всего лишь неполадки в строении измерений? – печально подняла глаза Фино.
– Выходит, так, – Усаги прижала её к своему боку. – И эти пропавшие люди сейчас живут где-нибудь в другом мире совсем другой жизнью.
– Пойдём к беседке? – жизнерадостно предложила Минако. – Пойдём!
– Пойдём, пока нас не заметили, – согласно улыбнулась Макото. – Потом станет слишком шумно…

Ятен вздрогнул и сжал рукой ключицу. Усаги, заметив промелькнувшую боль на его лице, поспешно поменялась местами с идущей рядом Макото.
Расстояние, на котором шрам не начинал откликаться на стерикса, со временем увеличивалось – она заметила это. Раньше им хватало просто отойти на три шага, теперь, даже прижавшись к противоположным стенам в комнате Джеки, они не могли порвать связь. Последние дни Усаги боялась двигаться. Ведь за каждым углом мог быть Ятен. А её уже тошнило от количества боли, причинённой ему. И, кажется, ведь не виновата? Всё дело в стериксе, каком-то древнем проклятии, сумасшедших псах… Всё это не по её вине! Но Усаги всё равно страдала. И сегодня поклялась всеми силами своей души найти наконец ответ на мучившую всех загадку.
– Какая она красивая! – восторженно сказал Айрис.
– Да! – гордо выпятила грудь Минако, словно своими руками строила беседку.
Они по очереди ступили на светлое дерево, скользя пальцами по гладким перилам.
– Отсюда, кстати, шикарный вид.
– А дальше что?
– Там Долина любви, – улыбнулась Усаги.
– Пойду прогуляюсь в ту сторону, – тут же сказал Ятен и неторопливо двинулся к обрыву.
– Я с тобой хочу! – подскочила Минако.
– А мне можно посмотреть? – живо загорелся Айрис.
– Конечно, пойдём! – Макото взяла его за руку и оглянулась. – А вы? Тут будете?
– Да, наверное, – пожала плечами Рей. – Посидим пока.
– Ладно.
Усаги вздохнула и опустилась на скамью. Чибиуса участливо заглянула ей в лицо.
– Мы справимся сегодня. Обязательно.
– Конечно, – кивнула Усаги. – Иначе и быть не может.
– Похоже, нас заметили, – улыбнулась Ами и посмотрела на ухмыляющегося Лиса. На фоне домиков пестрели фигурки, целеустремлённо двигающиеся в их сторону.
– Этот вечер будет бурным, – проговорила Рей, вставая навстречу своим деревенским друзьям.

* * *

– Все в сборе?
Вахо обвела стоящих во дворе путешественников подозрительным взглядом. Обстановка была откровенно таинственной. Солнце уже скрылось за горизонтом, небо угасало последними багровыми красками, недалеко от ворот был разведён большой костёр. Огонь служил источником света, но здесь, на окраине леса, он казался частью какого-то древнего мистического культа. Жителям деревни Вахо строго-настрого запретила приближаться к своему дому, и они, верные привычке всегда слушать её, не появлялись. Двух самых непослушных это, конечно, не касалось.
– Ветерок прохладный, – поёжил плечами Лис и шагнул ближе к костру.
Вахо подошла к Чибиусе, взяла в руку кулон и пристально посмотрела на него.
– Кто из вас не готов к тяжкому испытанию, сразу скажите. Это не шутки. Увидеть придётся слишком много.
– Увидеть? Только и всего? – фыркнула Макото.
– Да нам все испытания – так! Раз плюнуть! – засмеялась Минако.
– Нам нужно просто посмотреть на что-то? – удивлённо спросила Усаги.
– Если речь идёт об иллюзии, я бы не относился столь легкомысленно… – настороженно проговорил Альвиан.
– Ах ты, битый лис, – со смехом воскликнула Вахо. – Опыт ни за что не купишь, верно?
– Гм… иллюзия? – вопросительно посмотрел Таики.
– Не совсем. Но похоже.
– А можно поподробней уже? – раздражённо дёрнул головой Ятен.
– Ты мне тут порычи, – усмехнулась старушка. – Ладно, ждите…
Она скрылась в доме и почти сразу же вынесла что-то под большой плотной тряпкой.
– Ух ты, светится! – с любопытством изогнулся Айрис.
– Умение моё – зелья да отвары всякие, – сказала Вахо. – Лучше меня они никому не удавались. Может, вон Лисёнок только меня переплюнет… ну посмотрим ещё. А для вас я особенный напиток готовила.
– У меня скоро будет аллергия на слово «напиток»… – пробормотал Ятен, ненавидяще глядя на тряпку.
– Тише, не рассерди её, – взволнованно шепнула Чибиуса. – Помогать передумает…
– Внимательно слушайте! – повысила голос Вахо, одновременно становясь абсолютно серьёзной. – Этот настой не из тех, что языки вам помог понимать. На порядок выше. В нём частичка силы, оставленной мне почтенным Асторием на крайне важный случай. Для меня случай такой настал. Ещё раз повторяю, кто не готов к испытанию, даже не подходите.
– Да что такого в этом настое? – уже сердито спросила Рей.
– Вы окажетесь внутри своей же памяти, – просто ответила Вахо.
Друзья удивлённо переглянулись.
– А… как нам это поможет?
– Смысл не в том, чтоб открыть вашу память. Напиток этот силу голове вашей даёт. Выпив его, можно со звёздами поговорить. Но с такими возможностями открывается всё, что в мозгах хранится. Всё, что видели и слышали – всё наружу впрыгнет и вокруг вас появится. Сможете с этим справиться – любую тайну узнаете. Не сможете – только время потеряете. А то и вовсе с ума сойдёте.
С минуту искатели смотрели на неё молча.
– То есть… – начала Ами. – Вы хотите сказать… Этот настой интенсивно стимулирует мозговую активность? Буквально до уровня телепатов?..
– Мы сможем слышать мысли других людей? – вытаращила глаза Минако.
– Вы их и увидеть сможете, – сказала Вахо. – Если только в правильную сторону усилия направите.
– Что-то я не понимаю… – несчастно взялась за голову Усаги.
– Я, честно говоря, тоже… – пробормотала Макото.
– Если расслабитесь, ничего делать не будете, – вас окружат ваши воспоминания! – замахала руками старушка. – А если не будете на них внимания обращать, то своей головой сможете с другой головой связаться! Через эту голову с ещё одной! Любой голос в чужих мыслях услышите! И, в конце концов, дойдёте до того, кто ответ ваш знает!
– По цепочке! – щёлкнул пальцами Айрис.
– Именно!
– Постойте-ка… – поднял руку Таики. – Если я свяжусь с другим человеком… Вокруг меня и его воспоминания появятся?
– Соображаешь, – похвалила Вахо. – Появятся. Но настолько, насколько ты им волю дашь.
– А как нам вообще понять, чьи мысли искать?? Кто этот человек? – с отчаянием в голосе спросила Рей.
– А ты не человека искать будешь. А ответ свой. Если сможешь даром отвара воспользоваться – сама всё поймёшь, и спрашивать не надо.
Путешественники тяжело вздохнули.
– Мы будем бодрствовать? – вяло спросил Ятен. – Или поспим?
– Ты уверен, что хочешь это делать? – Таики, пожалуй, излишне сильно сжал его за локоть.
– О чём это ты? – зелёные глаза кольнули исподлобья.
– Я не хочу сказать, что ты слабак и всё такое… Но с твоим самочувствием…
– Таики… – Ятен не закончил, но его взгляд пообещал брату мало хорошего, если тот сейчас же не заткнётся.
– Пусть пьёт, если так хочет, – сказала Вахо. – Кто останется?
– Я не участвую, – поднял руку Альвиан, отходя к костру.
– Не хочешь помочь нам?! – оскорблённо воскликнула Минако.
– Просто боится, – хмыкнула Макото.
– Наш учёный никогда не отличался смелостью, – вздохнула Рей.
Альвиан абсолютно спокойно отреагировал на эти и все последующие замечания, даже не собираясь возражать или менять своё решение.
– Ты участвуешь, странник? – обратилась старушка к Айрису.
– Конечно!
– У тебя воспоминаний поболее будет. За столько лет-то.
– Справимся! – широко улыбнулся Айрис. – Где наша не пропадала!
– Вы уверены, что он не один из вас? – усмехнулся Лис. – Уж больно похож.
– Нет, Айрис точно не сейлор-воин, – улыбнулась Ами. – Так что насчёт нашего состояния? Выпив напиток, мы уснём?
– Не уснёте. Ваши тела будут просто сидеть и молчать.
– А мозги биться в истерике, – добавила Рей.
– Не пугай заранее… – несчастно сжалась Усаги.
– Можно и так сказать, – невозмутимо кивнула Вахо. – Ну что? Готовы? До рассвета действие закончится.
– А нам можно, бабушка? – подскочила Фино.
– Не хватит на вас, даже не заикайтесь! Ну! Подходите скорей, кто там не передумал ещё!
Воины поспешно обступили её, не отрывая глаз от тряпки.
– Вот, – Вахо вытащила глиняную кружку со светящейся полупрозрачной жидкостью. – Пейте быстро, каждый по глотку.
Друзья, боясь даже поделиться впечатлениями, чтобы не терять время, по очереди глотнули отвара.
– Хорошо. А теперь садитесь все сюда. Скоро начнётся.
Они сели в ряд на траву, тревожно косясь друг на друга. Впереди забрасывал забор языками света костёр. Сзади на плечи опускалась мягкая лесная темнота. Плотный воздух медленно поплыл по бокам.
– И помните, – тёк ровный голос Вахо. – Вы как помочь друг другу можете, так и помешать. Не закрывайте ничего – отворяйте. На месте не топчитесь – вперёд идите. И думайте только о том, что ищете. Думайте. Голова сама, куда нужно, выведет…

* * *

Чибиуса осторожно скосила глаза в сторону Усаги. Та сидела, будто проглотив лом, испуганно уставившись перед собой. Девочка уголком рта осторожно прошептала:
– У тебя что, началось уже?..
– Нет… – прохрипела Усаги.
– А почему так сидишь?
– Жду…
Чибиуса разочарованно выдохнула и уже смелее взглянула в сторону Минако. Та ответила ей бодрой улыбкой.
– Какой отвар был на вкус? Я даже распробовать не успела…
– Сладковатый такой, – ответил из-за Минако Айрис. – Самую малость.
– В нём как будто молоко, – поделилась ощущениями с другой стороны Макото.
– А, по-моему, свекольный сок, – пробормотала Ами. – Там определённо была свекла.
– Вахо больше ничего не будет нам говорить? – с удивлением спросила Макото.
Друзья осторожно покосились в сторону старушки. Она сидела у забора и о чём-то тихо переговаривалась с Альвианом. Фино и Лис стояли у костра, во все глаза глядя на них.
– Видимо, нет, – решила Рей.
– Странно, – протянула Чибиуса. – Я думала, её голос монотонно погрузит нас в забытье…
– Ты путаешь её с гипнотизёром, – улыбнулся Таики.
– Иногда она похожа.
– Я ничего, например, не чувствую, – с капризной ноткой сказала Минако.
– Может, нам всё-таки нужно что-то сделать? – почесала нос Макото. – А она забыла сказать?
– Может, вам всё-таки перестать болтать? – устало предположил с края голос Ятена. – И эффект появится?
– Если бы нельзя было разговаривать, Вахо бы нас предупредила, – надула щёки Чибиуса.
– Вернее, она бы уже поубивала нас, – ухмыльнулась Рей.
– Мда это точно…
Подруги тихо захмыкали, нависшее ожидание неизвестно чего испарялось вместе с тревогой.
– Знаете, что мне не нравится? – сказала Минако, подняв глаза к небу. – Почему Вахо сама не выпила отвар?
– А зачем ей это делать? – пожала плечами Макото.
– Она могла бы помочь нам. Ведь если она так хорошо разбирается в отварах, то в два раза быстрее, чем мы найдёт ответ.
– Делать отвары и пользоваться ими – разные вещи, – тихо засмеялась Макото.
– Так интересно, о чём они говорят. – Минако поморщилась и качнула головой. Журчащие вокруг голоса ничего не давали услышать. – Им она рассказывает больше, чем нам! Несправедливо…
Макото вздохнула и завела за голову сложенные в замок руки.
– Как, интересно, Ятен борется со своими приступами? Говорит что-то про себя? Или просто сосредотачивается на реальности вокруг? Он так мало рассказывает…
– Это слишком сложно для нашего понимания, – пожала плечом Минако. – Мы никогда не видели этих псов, и галлюцинации у нас нечасто.
– Наверное, он старается смотреть на какую-то реальную вещь, – задумчиво продолжала Макото. – На стул, например. И повторяет, что собак не существует. Я бы так делала.
– Мако… – Минако снова поморщилась, бесконечная тихая болтовня друзей напрягала слух. – Знаешь, наверное, нужно спросить у Вахо, что делать. Как-то странно…
– Я так удивилась, когда увидела Ворона в квартире Джеки, – проговорила подруга, не обращая на неё внимания. – Не думала, что он появится перед нами так скоро…
– Послушай, Мако! – повысила голос Минако.
– Интересно, его действительно так волнует разглашение нашей тайны, или он просто притворялся, чтобы не показать своё любопытство?
– Мако! – воскликнула Минако и раздражённо повернулась: – Да потише вы можете?! Не слышно ниче…
Она потрясённо застыла, мгновенно осознав множество вещей. Первое – друзей с этой стороны не было. Никого. Второе – ни Вахо, ни домика, ни костра тоже не было видно. Третье – Макото не садилась рядом с ней. По обе стороны от неё находились Чибиуса и Айрис. Но сейчас она разговаривает с ней уже несколько минут.
Минако медленно повернула голову обратно. Макото сидела в той же позе, задумчиво глядя вдаль.
– Мако… – прошептала она. – Это ведь не ты, да? Я вижу не тебя? Я вижу… твои мысли?..
– Хочется на летние каникулы в деревню, – вздохнула Макото. – Так здорово провели бы время… Солнце, речка, лес, ночёвки под открытым небом…
Минако судорожно сглотнула и опустила голову. Почему-то ей резко захотелось плакать.
– Всё ясно… Значит… связь с твоей головой?.. Но когда это началось?.. я не…
Голоса вокруг крутились нескончаемым водоворотом. Минако начала различать каждую фразу, стоило только прислушаться:
«Кто, она? В маске??.. Да, моя Королева… Нет, сегодня или никогда!.. Он украл мои драгоценности! Держите вора!!.. Не хочешь поменять причёску, давай попробуем?.. Каждый день – это маленькое сражение!.. Не дайте им изменить прошлое!!.. Как жааарко… не хочу заниматься… Но что это значит, – быть настоящей Принцессой?.. Разве это не значит, что у неё чистое сердце?.. Берегись!!!.. Он белый?.. И у него длинное лицо?!..»
Минако, ощущая накатывающую панику, упёрлась в землю, собираясь подняться. Её взгляд опустился на ладони. Под ними уже не было травы. Картинка, набирая скорость, менялась. Асфальт, земля, листья, мостовая, песок, плиты, снова асфальт…
«Ужин в холодильнике, я уехала... Она моя подруга!.. Один билет, пожалуйста... Я стану самой известной певицей!.. Артемис, отвернись!!.. Никогда не притворяйся больше мной... Обещай...»
Минако вскрикнула и прижала кулаки к глазам. Вся её жизнь вертелась вокруг. Вот Усаги стоит рядом и машет пальцем, доказывая что-то, вот Ючиру бодро метёт своей метлой, вот мечется какой-то из бесчисленных демонов, которым она потеряла счёт во время сражений прошлых лет, вот Ятен с Луной на руках стоит в салоне, где её скоро будут купать и наденут платьице… Кто-то подходил к ней вплотную, кто-то мелькал так быстро, что оставалась разноцветная полоса. И все они были реальными! Настоящими, их можно было потрогать! Вот теперь она в полной мере оценила слова Вахо о грозящем им сумасшествии.
Нужно было что-то делать. Хоть что-то. Минако поднялась и, шатаясь, подошла к стоящему рядом Таики с тетрадкой в руках.
– Дай списать! – выпалила она. – Я не сделала домашку!
По лицу Таики пробежала дрожь. Он заторможенно развернулся к ней и дёрнул рукой с тетрадью.
– Да… да, вот так… услышь меня, пожалуйста… – прошептала Минако, изо всех сил стараясь не замечать всё остальное, что было вокруг. – Если ты сделаешь то, что я прошу, значит, ты не просто мысль… не просто воспоминание…
Таики смотрел сквозь неё, всё дёргая рукой, словно не решаясь отдавать ей тетрадь.
– Ну давай же! – со слезами воскликнула Минако. – Услышь меня!! Ты же сидишь сейчас рядом, я знаю!!! Открой свою голову, превратись в настоящего!!!
Она порывисто выхватила тетрадь из его руки и остолбенела. Она и подумать не могла, что эта несуществующая вещь может оказаться настолько реальной. Минако ошарашено помяла её в руках, полистала страницы и подняла отчаянные глаза на иллюзию своего друга. Таики продолжал молча сквозь неё смотреть.
– Ты меня не слышишь… Ладно… – она, прищурившись, заглянула в гущу дрожащих фигур. – Нужно сосредоточиться. Выбрать цель и сосредоточиться.

Лицо Минако внезапно резко опустело. Она перестала моргать, двигаться и разговаривать. Друзья испуганно склонились перед ней, заглядывая в безжизненные глаза.
– Это… это страшно… – прохныкала Усаги.
– Ничего страшного, – не слишком уверенным тоном возразила Рей. – Она просто отключилась.
– Макото тоже! – вскрикнула Чибиуса.
– И Таики, – тут же добавила Ами, дрогнувшим голосом.
Это было похоже на эпидемию, которая пожирает их с интервалом в несколько секунд. Ятен, повернувшись к Айрису, обнаружил, что он стал четвёртым, но не стал об этом кричать. Усаги и так боялась уже слишком сильно. Натворит ещё чего-нибудь, когда через мгновение станет следующей…
В ушах нарастал шум. Множество самых разных голосов. И тут галлюцинации… Ну почему он постоянно должен испытывать на прочность свой мозг?.. Даже ради освобождения он не готов был делать это. Да, не готов. Именно так, как говорила Вахо. Но он ведь не мог сказать «нет». Спокойно отказаться, как Альвиан. Он упрямая скотина, которой далеко до благоразумного учёного…
В темноте начали появляться фигуры. Ятен повернулся, но не увидел никого из друзей. Похоже, началось. Воздух пронизывали ясные голоса. Детские, женские, мужские, испуганные, радостные, тихие, резкие. Знакомые. Всё это он уже когда-то слышал.
Ятен запустил пальцы в волосы и что было сил сжал кулаки.

– Так… так… Вижу то, что было – значит, моё воспоминание… Если то, чего не было – значит, чьи-то мысли… или воспоминания… Ох, да как же вас много…
Рей взмахнула руками, пытаясь отогнать теснящихся людей, словно мух. Действия это, конечно, не возымело.
– Они не реальны, они не реальны, они не реальны… – бормотала она, машинально пытаясь разглядеть знакомые лица. Здесь были все, но пока они просто появлялись из её головы, являя что-то уже прошедшее, виденное ею именно в том ракурсе.
– Что-то я зациклилась на себе… Нужно связаться с чьей-то головой, как она говорила… – Рей мучительно сжала голову. – Вот бы они все замолчали…
«... новое платье... ушли десять минут... глупое создание, которое... оставь открытым... что ты можешь потерять!.. повяжи волосы, огонь... ведь подражает тебе!.. никогда не понимала... вот таблетка, выпей... переверните страницу и взгляните...
Рей тяжело вздохнула и шагнула вперёд. Это было в пятьсот раз хуже Многомерного хаоса. Пространство вокруг менялось каждую секунду и не полностью – оно состояло из множества различных кусочков, как мозаика или калейдоскоп. Вспыхивали и сменялись куски улиц, парков, городов, планет – всего, что она когда-то видела. А на фоне этих кусков задерживались люди, животные, демоны, выпрыгнувшие изо всех воспоминаний. Рей по-настоящему сильно испугалась, когда из-под её локтя скользнул огромный белый барс. Тот, который позже превратился в Звёздочку в измерении Берил. Зацепившись за это, мозг тут же показал ей Сейлор Мышь, сидящую на большом сером камне. Зверинка беззаботно разглядывала пасмурное небо, и в её глазах отражались молнии…
– Так!.. Сосредоточься! – Рей зажмурилась, стараясь представить определённого человека. – Нужно выбрать… Кого выбрать… Пусть будет… Ами!!
Мозг послушно выплеснул на неё множество воспоминаний, связанных с Ами, воздух избороздили фразы, сказанные её голосом.
– Нет, не то! Не то!!! – отчаянно крикнула Рей. – Реальная Ами!! Пусть меня услышит реальная Ами!!!
– Ты словно повторяешь заклинания. Мозг не совсем так работает.
Рей испуганно обернулась на голос. Среди мелькающей массы стоял и с улыбкой смотрел на неё Айрис.

– Амиии… Рееей… Почему тут так много людей?.. Не уходите… девочки…
Усаги шаталась в гуще облепивших её воспоминаний, плачущим голосом прося их ответить.
– Скажите, что мне делать?.. Я не… Почему вы всё время разные?! Чёрт!..
Она закрыла лицо руками, сходя с ума в этом шуме.
«Не забудь зонт!.. Кто за ней охотится? Зачем?.. Это было в его тетради... Да ему больше лет, чем нам всем!.. Всё, что нам нужно, найти талисман... Сделал уроки?.. Это не смешно!.. Налей ещё кофе... Слишком сладко...
– Помогите… кто-нибудь… – всхлипнула Усаги.
«Дай телефон... Мне капучино и вот этот десерт... Ииии победителем становится... Пожалуйста, мам, пожалуйста... Не ходи за мной, надоел!.. До сих пор не починила звонок?..
– Я не могу… я не знаю…
«Ну кто там... Чего такая красная?.. Побежали танцевать!.. Я боюсь... Не хочу ничего... Прости, я не должна была так... Я завалю экзамен! Что делать!!.. Впервые вижу этого котёнка!.. Участвовать в мюзикле очень тяжело...
Зелёный ковёр вдруг сменился многоэтажками Токио, земля прогнулась под ногами, Усаги едва не упала.
– Дом!!! Дом! – закричала она. – Хочу, чтобы остался дом!!!
Пространство колыхнулось, но к величайшей её радости Токио остался висеть перед глазами.
– Вот так… вот так… – боясь спугнуть эту картинку, забормотала Усаги. – Я хочу домой… Хочу на Десятую улицу…
Желанная улица услужливо появилась перед глазами. Усаги в восторге взвизгнула.
– Как же здорово!!! Я вижу «Корону»! Она настоящая!!!
Дверь кафе звякнула, и на улицу вышел человек. Он остановился перед дорогой, вынул руку из кармана, привычным жестом посмотрел на часы. Усаги протянула сквозь пустоту дрожащую ладонь.
– Ма…мору…
Он тоже был настоящим. Слишком уж. Он повернул голову, увидел её. И в его взгляде пробежало множество самых разных и удивительно не сочетаемых чувств. Пространство больше не дрожало и не порывалось измениться, призрачные фигуры пропали, голоса замолкли. Но Усаги не замечала этого. Как и не помнила больше того, что пять минут назад сидела перед домом Вахо. Её ноги сами понесли безвольное тело вперёд.
– Мамору, это ты…
Он смотрел ей прямо в глаза. Спокойно, грустно, с мягкой улыбкой и лёгким осуждением. Это было слишком неожиданно. Усаги чувствовала, что хочет с воплями броситься ему на шею, но робела, что-то в его лице останавливало её. Обычно он так не смотрел. Обычно он таким не был…
Мамору склонил немного голову и с укором проговорил:
– Бессовестная… Как ты могла уйти так надолго?
Усаги всхлипнула, ощущая, как по щекам хлынули слёзы. Мамору тут же переменился в лице, испуганно дёрнулся к ней и обхватил за плечи:
– Что случилось? Почему ты плачешь? Усаги!..
Его руки были абсолютно реальными. Безумно привычными. Усаги вцепилась в него, прижимаясь так жадно, словно жаждущий человек, нашедший воду. Мамору тревожно говорил какие-то успокаивающие слова, нежно гладил по спине, прося не плакать. Как же мечтала она эти дни вот так вот просто перестать держаться, повиснуть у него на шее и пореветь, бездумно, по-детски, почувствовать себя той маленькой глупой Усаги, которую приходилось прятать вглубь в гуще всех этих испытаний и сражений. Наконец она дома, вместе с ним. Больше не нужно ни о чём думать. Она дома.
– Так тяжело быть одному, – задумчиво проговорил он, механически гладя её по спине. – Уже так странно и непривычно. Хотя раньше всегда так и было. Жизнь, пустая и холодная. Как затянутая льдом равнина, по которой просто идёшь вперёд, которая никогда не заканчивается. Сила и разум – всё, что было у меня. Сила, разум. И холод. Ты заставила меня вспомнить это время, исчезнув так надолго, Усаги.
– Прости… – выдохнула она сквозь слёзы.
Он ласково улыбнулся и, закрыв глаза, проговорил:
– Ты слишком разбаловала меня своим теплом. Светила мне так долго и много, что теперь мне было не по себе. Неуютно снова оказаться в потёмках. Хотя разница есть. Я не прав, сравнивая это время с моим прошлым. Ведь сейчас я точно знал, что ты есть. Пусть не рядом. Но ты есть где-то в этом мире. И я мог тебя ждать. Это легче. Пусть иногда тоска почти выгрызала сердце, я повторял себе, что ты всё равно придёшь. И ледяная равнина зальётся тёплым светом. Пожалуйста, не плачь, Усаги. Я так счастлив сейчас. Я простил тебе каждый день своего одиночества, только увидев. Это чувство несравнимо ни с чем во Вселенной. Я так счастлив.
Усаги сжала его изо всех сил.
– Я никогда больше тебя не оставлю, – горячо прошептала она. – Даже если весь мир будет рушиться.
Он прижался к ней щекой, улыбаясь с закрытыми глазами.
– Это было бы просто замечательно…

* * *

«...я хочу стать врачом... ведёшь себя как последняя трусиха... она сжульничала, когда разыгрывали... как это, встречаться с двумя?.. перезвони мне завтра... какой сильный ветер... вы опоздали!..
Чибиуса удивлённо вертела головой, идя словно сквозь кинофильм. Вокруг возникали порой очень интересные воспоминания друзей. Из детства. Из того времени, когда Чибиусы не было рядом. Когда они не знали, что рождены воинами. Некоторые сюжеты были настолько любопытными, что девочке переставал мешать даже вихрь крутящихся вокруг голосов. Некоторые – совсем обыденными.
Комната. Маленькая девочка, очень похожая на Минако, торопливо собирает осколки разбитой статуэтки. Из кухни раздаётся голос мамы, спрашивающий, что загремело. Девочка, покраснев от страха, прячет осколки в ящик и старается спокойно ответить: всё нормально… Чибиуса со смехом подбегает к ней и трогает пальцами. Девочка не реагирует, продолжая лихорадочно размышлять, как избежать трёпки за своё баловство. Воспоминание не может с ней разговаривать. Оно подёргивается рябью и тут же сменяется другим. Чибиуса отходит, жадно смотря дальше.
В переплетении фигур появилась Иви. Она весело бежала наперегонки с каким-то животным, напоминающим зайца. Чибиуса радостно воскликнула:
– Вот это да! Я добралась до мозгов воинов стихий! Как здорово!
Иви тем временем упала на спину и, громко смеясь, подняла над собой пушистого зверька. Через секунду над ней появилась Эльза. Маленькая Эльза, не старше десяти лет. Они вместе начали тискать рыжего кролика, говоря что-то про Королеву, Принцессу, Звёздных воинов…
– Они на Кинмоку! – поняла Чибиуса. – Это же кринк! Зверёк с Кинмоку!
Сзади внезапно раздалось булькающее рычание, и ногу Чибиусы полоснула тонкая боль. Она вскрикнула и от неожиданности припала на колено. Тут же её обогнула серая тень бегущего пса.
– Какой страшный… – пробормотала она, содрогнувшись. – О нет… Наверное, это из головы Ятена…
По бокам с огромной скоростью пробежало ещё несколько рычащих псов. Чибиуса удивлённо посмотрела на ногу и увидела красную полоску.
– Но как… Как чьи-то мысли могут причинить мне вред?.. Он меня поцарапал…
Чибиуса уже с нешуточным испугом вскочила навстречу мечущимся вокруг страшным зверям.
– Нет, не трогайте меня, не трогайте…
Псы не набрасывались, но то и дело порывались хотя бы ударить её по ногам. Рядом возникла каменная арка из чьего-то воспоминания. Чибиуса, не медля, забралась на неё подальше от этих клыкастых созданий.
– Господи… – пробормотала она. – Теперь я хотя бы отчасти понимаю Ятена. Жаль его самого нет…
Она покрутила головой и удивлённо застыла. На огромную площадку перед аркой садились большие крылатые животные белого цвета. Величественные и красивые. Чибиуса восхищённо выдохнула, впервые видя стериксов так живо. Щёлк! На поле сухой травы стоял и кривился выщербленными зубами взъерошенный мужчина в разноцветной одежде. Чибиуса едва не упала от неожиданности.
– Тот волшебник! – взволнованно вскрикнула она. – Тот самый!!!
Всё было ясно, как день: размышляя о загадке стерикса, Чибиуса пришла к самому виновнику произошедшего. Ненормальный волшебник, создавший кулон и браслет, был сейчас перед ней. Теперь оставалось только покопаться в его голове и найти ответ. Но вот чего уж она точно не ожидала, так это реакции мужчины на её крик. Он сделал несколько шагов и, страшно улыбаясь, пронзил её взглядом снизу вверх.
– Ну ничего себе, малыши, вы игры устраиваете! С мозгами всегда шутки плохи! Неужто такая необходимость появилась?!
Чибиуса, сжавшись в комочек, испуганно проговорила:
– В-вы меня видите?..
– Да ещё и слышу к тому же! – энергично кивнул мужчина то ли серьёзно, то ли с сарказмом. – И потрогать бы мог, да высоковато ты забралась.
– Но как?.. Я же… Это не вы, это ваши мысли…
– И ты это не ты, – тут же парировал волшебник. – А только твой разум. А вижу я как будто тебя.
Чибиуса вконец смешалась. Происходило что-то невероятное.
– Ты одна эту дрянь пила или ещё кто? – поинтересовался странный человек.
– Мы все пили…
– Ого, неужто всей компашкой? Ну ясно, почему ко мне уже третий долбится. Вот сюда, – он указал пальцем себе на голову.
– Как вы это делаете? – поражённо спросила девочка.
– Что? – невинно удивился мужчина.
– Как вы можете разговаривать со мной, не выпив настоя? Ведь только так мы могли бы…
– Что за глупости! Я с любым могу говорить и без настоя вашего лет так с тысячу уже. Это вы не можете.
До Чибиусы наконец дошло, что возможности этого волшебника по рассказу Айриса действительно превышали все разумные рамки. И ответить незваному гостю, проникшему в его мысли, похоже, не составляло никакого труда.
– Хорошо… Если я не могу найти отгадку в вашей голове, пожалуйста, скажите сами! Как нам снять со стерикса заклятие? С какой целью вы создали кулон и браслет?
Человек внезапно расхохотался как демон. Девочка испуганно вцепилась в камни арки.
– О чём ты? Я не создавал кулона и браслета! Никогда! Какие же вы люди интересные! Никогда не меняетесь!
– Как, не создавали… Ну хорошо, скажите просто, как нам освободить стерикса? Это ведь только вы знаете!
– И вы знаете! – воскликнул мужчина. – Не можете не знать! Святые небеса! – он схватился руками за голову. – Это люди! Это вы, люди! Нужно сделать всё слишком просто, чтоб потом вы бились над загадкой тысячи лет! Нужно всего лишь дать ключ вам в руки, а вы выбросите его и пойдёте искать способы открывать замок! Это вы, люди!
Он резко опустил голову и вперил в неё свои горящие безумные глаза.
– Тогда я ещё верил в ваше благоразумие! Но теперь, люди, выкарабкивайтесь сами из надуманных дебрей!
– Почему вы не хотите нам помочь? – Чибиуса медленно начинала злиться. – Вам же стоит сказать только несколько слов! А мы столько думали и ничего определённого…
– А кто вас заставлял столько думать??! – вскрикнул мужчина. – Кто?!
– Я не понимаю вас! – досадливо подалась вперёд девочка.
– Зачем думать СТОЛЬКО, когда можно подумать совсем чуть-чуть?.. – скорбно сжал пальцы волшебник. – И не пройдёт пропасть лет, и не будут буйствовать серые псы, и не станет вопрос о жизни и смерти маленькой девочки…
– Так вы всё знаете?! – вытаращила глаза Чибиуса. – И про Фино? И про Ятена?!
Мужчина вновь расхохотался так, словно она очень удачно пошутила. Чибиуса надулась и внезапно ощутила, как прогибаются камни под ладонями.
– Ты арку-то не забывай в голове удерживать! – оскалился волшебник. – Упадёшь, больно будет!
– Я и забыла… – пробормотала Чибиуса, вцепившись в своё убежище. – Здесь же всё исчезает…
– Почему? – пожал он плечами. – Здесь вообще всё, что угодно может быть. Любое, желанное тебе, место. Любой человек. Это же твоя голова.
– А… как мне сделать, чтобы эти псы здесь не бегали?
– Порви связь с человеком, который о них помнит.
Чибиуса постаралась прислушаться к себе.
– А… как?
– Как, как! – ощерился мужчина. – Раз не знаешь, как, не нужно было пить! – он впился в неё взглядом. – Хотя ты справляешься очень хорошо. Слишком хорошо. Многие только и делают, что вопят, бегают и пытаются поговорить с несуществующими людьми. Столько голосов… – он опустил взгляд на кулон. – Ах да, конечно. И здесь она пытается тебе помогать.
Чибиуса посмотрела на свой оберег.
– Значит… остальным тяжелее переносить это?..
– Несомненно! – весело кивнул он, словно очень рад был этому утверждению.
– Вы безумны… – покачала головой девочка. – Айрис ничуть не преувеличивал…
– Мышонок? Он вообще редко преувеличивал. Такие слабенькие создания преувеличивают редко.
– Слабенькие?! Он вас победил! – оскорблённо воскликнула Чибиуса. – И вернулся на Землю!
– Случайность! – широко оскалился мужчина, вновь обдав её бешенной волной из своих глаз.
Чибиуса сжалась и внезапно серьёзно ответила:
– Нет. Не случайность. Вы сами позволили ему победить.
– Зачем же мне это? – не переставая улыбаться, выкатил глаза волшебник.
– Чтобы он ушёл.
– О, наивная маленькая девочка, ты видишь во всём добро… Поверь, я совсем не люблю играть в благородство!..
– Я не говорю, что вы хотели помочь Айрису. Вы сделали это просто потому, что он вам наскучил. Игрушка, с которой было очень интересно играть, надоела, и вы её выбросили. Всё просто.
Волшебник продолжал смотреть на неё, не меняя выражения лица, с той же дьявольской пугающей гримасой. Вокруг него возникали и стирались чьи-то лица, оставляя белые смазанные полоски. Чибиуса съёжилась, отведя взгляд.
– Уходите.
Он продолжал неподвижно стоять в той же позе.
– Уходите, – повторила она с нажимом.
Мужчина саркастически поклонился, сделав реверанс, и не сказав больше ни слова, просто растворился.
– Псих, – пробормотала Чибиуса после недолгой паузы.
– Я это всегда говорила, – раздался голос снизу.
Девочка удивлённо высунулась и увидела под аркой большую белую собаку. Без крыльев.
– Стерикс! Это ты!
Зверь поднял большие лиловые глаза.
– Слезай.
Она разговаривала, как Пегас, откуда-то изнутри, не шевеля губами и языком. Чибиуса послушно спустилась на землю, жадно разглядывая стоящего так близко стерикса.
– Как ты здесь оказалась?
– Мне не нужно что-то пить, чтоб оказаться в чьей-то голове, забыла? – ответила собака. – Идём, я поберегу тебя от этих серых тварей.
– Почему воспоминания могут причинять мне вред? – повторила Чибиуса свой недавний вопрос.
– Потому что здесь ты всё воспринимаешь, как реальность. Мозг очень сложная штука, игры с ним действительно опасны, даже для волшебников.
– А почему кулон не защищает меня?
– Кулон сейчас защищает твоё реальное тело. Против иллюзий он бессилен.
Чибиуса сдвинула брови, наблюдая за мельтешащим пейзажем вокруг.
– Зачем мы идём куда-то? Это же бессмысленно.
– В движении легче уловить чей-то разум… – пробормотала собака, покачивая вверх-вниз длинной мордой.

   

Фанфики по Сейлор Мун

главная