Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
8. От недостатка слов


Джеки проснулась под запахи яичницы. Мигом взметнувшийся аппетит и зверский голод вытолкнули её из постели и погнали на кухню. У плиты стояла Дани в своей уже выстиранной одежде, Фино повязывала ей круглый оранжевый передничек, а Лис ковырялся в чашке с разбитыми яйцами, вынимая кусочки скорлупы.
– Ой! Я тебя разбудила? – вздрогнула Дани, заметив хозяйку квартиры.
– Мой желудок вспомнил, что вчера питался очень плохо, и устроил мне бунт, – улыбнулась Джеки. – Остальные ещё спят?
– Спят, спят… – проворчал Лис.
– А что ты делаешь? – удивилась Джеки.
– Он не любит яичницу и решил приготовить омлет, – пояснила Фино. – Яйца, бекон и молоко – это всё, что мы нашли в холодильнике.
– Когда в квартире живёт больше десяти человек, еда испаряется как по волшебству. Давай я помогу тебе?
– Я сам! – рыкнул Лис.
– Я уже пыталась, – со смехом сказала Дани.
– Ну и ладно. А тебе очень идёт мой передник.
– Я сразу сказала, что Дани должна его надеть! – подняла палец Фино. – Он же словно для неё сшит!
– Правда, очень мило. – Джеки подошла и покрутила Дани перед собой. – Ты вообще очень милая.
– Да ладно вам… – покраснела девушка.
– Правда, правда, – задумчиво повторила блондинка, отходя к столу. Дани торопливо повернулась к плите, на которой стояли три сковородки.
– Думаю, мега-завтрак готов.
– Тогда я пойду будить, – Фино убежала из кухни.
– Дайте молоко… – поднял голову Лис.
– Держи, – со смехом протянула Джеки.
– Я хочу позавтракать и сходить туда, – проговорила Дани, расставляя тарелки. – Порасспрашивать… Узнать что-нибудь.
– Я тоже.
– Доброе утро! – в кухню вошёл бодрый Айрис.
– Доброе! – улыбнулась Джеки. – Ты как всегда полон энергии. Он выглядит по утрам так, словно и не спал!.. – она замерла и испуганно посмотрела на него: – Ты вообще спишь?
– Сплю, сплю, – засмеялся Айрис, подмигнув ей. – Я ведь тоже устаю.
– Ну, слава богу, – вздохнула Джеки и виновато посмотрела в сторону Дани. Как же не хотелось ей врать.
На кухню ввалились сонные Сейя и Минако.
– Где моя яичница? – с порога заявил Сейя.
– Бери и делай, – спокойно ответил Лис, всё сражаясь со своим омлетом. – В чём проблема?
– Это что за восстание лесных?!
– Сам ты лесной!.. Взял бы и приготовил нам завтрак!
– К сожалению Дани меня опередила, – Сейя весело улыбнулся и потрепал её торчащие волосы. – Ты такая милая в этом передничке!
– Да вы что, сговорились… – снова покраснела Дани и сунула ему в руки тарелку. – Вот, твоя порция.
– Спасибо!
Сейя уселся за стол, и сразу за его довольной физиономией появились Рей, Макото и Таики.
– Доброе утро… – протянули девушки.
– Доброе утро! – бодро ответил Айрис.
– Как спалось?
– Малооо…
– Нужно раньше ложиться, – пробубнила Рей.
– С такими событиями тяжело уснуть рано, – заметил входящий в кухню Альвиан.
– Да, он прав, – вздохнула Джеки, грустно переглянувшись с Айрисом.
– Где же остальные? – волновалась Дани. – Всё остынет.
– Думаю, все вместе поднимают Усаги, – усмехнулась Рей. – Одной Фино это не под силу.
– Я сейчас быстро её подниму, – решительно сказал Лис, огляделся, взял за руку Дани и подтянул к плите. – Следи за омлетом.
– Хорошо, – рассмеялась девушка, провожая его взглядом.
Через секунду из комнаты послышался гулкий грохот, перемежаемый стонами: «Не хочу», «Отстань» и визгами с разноголосым бормотанием. Вскоре Лис появился на кухне, неся Усаги подмышкой, не обращая внимания на её слабые попытки вырваться и протесты. За его спиной показались Ами, Чибиуса и Фино.
– Ты мой кумир, – прижал руку к груди Альвиан. – Отныне и навсегда.
– Да не хочу я… – отмахивалась Усаги от усаживающего её на стул Лиса. – Мне такой сон снился…
– Это просто что-то! – взмахнула руками Макото. – Двенадцать часов!
– Мы легли в трииии, – проныла Усаги, продолжая заваливаться на Лиса.
– О боже… не позорь меня… – взялась за лоб Чибиуса.
– Усаги, мы хотели поскорее позавтракать и пойти туда… – жалобно проговорила Дани, присев перед ней. – Туда… понимаешь?..
В кухню вошёл Ятен, мельком взглянул на Дани и остановился у кувшина с водой.
– Ммм…ммм… – Усаги покосилась на стол и удивлённо подняла голову, – О! У вас тут еда!
– Нет, тебе показалось!
– Спасайте яичницу!
– Ура! Голод побеждает!
– Хватит издеваться… – Усаги села и обиженно нахохлилась.
– Ну наконец, с добрым утром, – Лис энергично похлопал её по плечу.
– Наконец она слезла с тебя, иначе Сейя бы лопнул от ревности, – прожурчал из-за спин убийственно невозмутимый голос Ятена.
– Неправда!.. – вспыхнул Сейя, и его слова тут же затерялись в дружном смехе.
– Ладно, давайте не будем огорчать друг друга… – усмехаясь, поднял руки Альвиан.
– Ого, какой у нас защитник нарисовался, – удивлённо засмеялись девушки.
Дани переводила расширенные глаза с Усаги на Сейю, не понимая, какие их могут связывать отношения. Джеки ласково положила руку ей на плечо:
– Садись, поешь. Они могут долго смеяться.
– Им очень хорошо вместе, – тихонько шепнула Дани и перевела взгляд на стоящего у шкафчика Ятена. – Правда?
Он тоже смотрел на неё. И его взгляд словно ответил на неслышно заданный вопрос. Правда.
Странно, со вчерашнего вечера Дани ощущала между ними невидимую мысленную связь. После того раза, когда Ятен так сильно рассердился на неё, она вообще сомневалась, что им доведётся поговорить. А сейчас они умудрялись делать это, даже не произнося слов. Отдельно от всех остальных. Чувствовал ли он то же? Дани казалось, что чувствовал. И не просто чувствовал, а знал, что это по его вине. Потому что Дани всегда была открыта. А он приоткрылся только вчера. Случайно, скорее всего. Но связь тут же появилась.
Это было непередаваемо. Но абсолютного счастья Дани ощутить не могла. Она кожей чувствовала, что Ятен зол. На себя. За то, что подпустил её так близко. Впрочем, всё как всегда. Дани не могла пробиться сквозь его стену. Скоро и эта слабинка, которую Ятен себе позволил, исчезнет. А что будет потом…
Об этом Дани просто не думала.

Скорбь висела в воздухе. Люди работали на руинах разрушенной компании молчаливо, сдержанно, окаймляющие их по кругу наблюдатели безмолвно смотрели вниз, лишь изредка перебрасываясь парой фраз с соседями. Друзья подошли к ограждению и со вздохами посмотрели друг на друга.
– Дани… пойдём, спросим у пожарных последние новости? – Макото протянула руку, сделав знак остальным.
– Хорошо, – кивнула девушка.
Они медленно отдалились.
– Джеки, как прошло твоё мероприятие по проникновению в кабинет директора? – спросил Таики. – Вчера нам так и не удалось поговорить об этом.
– Сейчас об этом довольно тяжело разговаривать, – с грустной улыбкой заметила блондинка. – Ты обладаешь немалым самообладанием, по всей видимости…
– Мы уже поняли, что ты ничего не нашла… – вздохнула Фино.
– Это так. И никаких зацепок. Мой друг, которого я попросила сыграть сцену внизу, чтобы отвлечь Элизабет, прекрасно справился. И я обыскала весь кабинет. Должна сказать, там ужасающе много информации о Ятене. Любая поклонница бы душу продала за один её шкаф. Но… ничего, где я могла бы рассмотреть что-то особенное… за что цепляется душа… Абсолютно ничего.
– Ясно, – опустили глаза друзья.
– Не знаю, что делать… – покачала головой Ами. – Голова кругом…
– Предлагаю выбросить этот день из нашей жизни, – сказал Айрис.
– В смысле? – удивились они.
– Провести его в абсолютном безделье. Не задумываясь ни о чём, ничего не ища и никуда не торопясь. Это поможет пошатнувшимся нервам встать на место. И завтра вы спокойные и собранные приступите к размышлениям светлой отдохнувшей головой.
Воины посмотрели друг на друга.
– Хм… а он прав, – заметил Альвиан.
– Ты думаешь?..
– Я действительно чувствую, что сейчас абсолютно не в силах размышлять, – признался Сейя.
– Что ж пусть будет один день отдыха, – согласилась Рей. – Если никто не против.
– Я не против, – сказала Усаги.
– Да кто бы сомневался, – усмехнулась Чибиуса.
– Давайте все разделятся и пойдут туда, куда их тянет, – развёл руками Айрис. – А вечером условимся встретиться у нас в квартире.
– Во сколько?
– Пускай в шесть.
– Согласна, – подняла руку Минако. – Я знаю, что отлично отвлечься от проблем можно в кино. – Кто со мной?
– А платить ты чем собралась? – поднял брови Ятен.
– Вот, один уже есть, – радостно объявила она, обняв его за шею. – Кто ещё?
– Хитрая какая! – засмеялись девушки. – Знаешь, что деньги есть только у Ятена!
– И у меня есть, – спокойно сказала Джеки. – Так что сегодня, не стесняясь, говорите свои желания, я постараюсь помочь их исполнению.
Друзья начали громко размышлять, чего же им больше всего хочется, а Лис и Фино тихо отошли в сторону.
– Мне хочется просто побродить по улицам, – проговорил он.
– Мне тоже, – кивнула она.
– И что же вы задумали?
Лис повернулся, увидел Альвиана и нагнул голову:
– Подслушивать нехорошо.
– Я не хотел, – искренне ответил учёный. – Мне тоже не хочется задыхаться в кинотеатре. Так что мы с вами, похоже, оторвёмся от компании.
– Усаги нам не разрешит, – пробормотала Фино.
– Сейчас…
Лис втиснулся внутрь спорящей толпы и через некоторое время вышел оттуда с телефоном в руках.
– Вот и всё, – улыбнулся он. – Я пообещал постоянно звонить.
– Уже научился им пользоваться? Сообразительный, – похвалил Альвиан.
– Не глупее вас, – оскалился Лис и взял сестру за руку. – Пойдём, Бельчонок.
– Будьте осторожны! – строго закричали им девушки. – И не уходите далеко!..
Парень с улыбкой отмахнулся. К компании вернулись Макото с Дани.
– Что тут за шум?
– Узнали что-нибудь? – перебили их друзья.
– Пожарные говорят, что до сих пор не нашли тел Элизабет и Алана, – ответила Дани. – Хотя уже перерыли все обломки.
– Но это же хорошо! – решила Усаги.
– Тот факт, что они пропали, никуда не делся, – ровно сказал Ятен.
– Так, всё! – развела руками Минако. – Мы сегодня ни о чём не думаем! Абсолютно ни о чём!.
– Вот вам деньги, я не иду в кино, – Ятен сунул купюры в руку Усаги.
– Почему? – обиженно воскликнула Минако.
– Погуляю по городу. Найду что-нибудь более интересное.
– Мы с Джеки тоже отделимся, если вы не против, – подал голос Айрис.
– Никто никого не держит, – развела руками Рей. – Делайте, что хотите, сами предложили.
– Тогда я тоже останусь в городе, – внезапно решила Минако.
– А ты-то почему??
– За мной ходить не надо, – предупредил Ятен.
– Да нужен ты мне! – поморщилась она.
– Делайте, что хотите! – в который раз повторил Айрис. – Идите, куда хотите! Если у кого-то есть желания – выполняйте их!
– Всё! Расходимся! – подняла руки Усаги. – Встречаемся у Джеки!

Лис хмыкнул и весело переглянулся с сестрой.
– Ну что? Поизучаем город?
– Мне кажется, здесь и за месяц всего не изучишь…
– Да это тебе не деревня. – Он оглянулся и удивлённо протянул руку к растущей у обочины клумбе. – Смотри-ка… Застряло что-то.
Он вытащил из ветвей свою находку и показал Фино.
– Это фотография, – поняла девочка.
– Наверное, ветром сюда занесло, – кивнул Лис.
Они вместе присмотрелись к изображенному на снимке человеку и потрясённо подняли глаза.

Альвиан запрыгнул на крышу с последней перекладины лестницы и сунул руки в карманы. На другом краю чернела фигура сгорбившегося на корточках человека. Он был абсолютно неподвижен, только длинные волосы танцевали на беспощадно холодном ветру. Альвиан сосредоточенно глядя перед собой, прошёл по крыше до небольшого просвета, смерил расстояние взглядом и, легко оттолкнувшись, приземлился рядом с сидящим.
– Когда тебе нужно, ты довольно ловок, – насмешливо сказал Ворон.
– Крыши не самое большое испытание в моей жизни, – проговорил учёный, присаживаясь на краю.
– Как нашёл меня?
– Это не сложно.
– Остальные тоже так считают?
– Они не видят многого.
– Лишняя тысяча лет всё же даёт о себе знать? – Ворон иронично покосился на него.
Альвиан прижал к ключицам трепещущий воротник и поморщился.
– Не хватает твоих любимых шнурков? – вновь изогнул губы Хранитель.
– Не понимаю, как можно в этом ходить… – проворчал учёный. – И вокруг ничего подходящего.
– Тебе нашли одежду очень похожую на твой старый костюм.
– Различия весьма ощутимы.
Ворон поводил бровями.
– Ты слишком привередлив. И здесь ты не просто так.
Альвиан неосознанно напрягся, почувствовав лёгкую враждебную волну, донёсшуюся от Хранителя.
– Вопросы, вопросы… Они никогда не дают покоя, они двигатель моей жизни.
– И чем же я могу помочь?
– Те два человека… Ты действительно забрал их?
– Я забрал сегодня больше двух.
– Я про пожар. Вчера. Мужчина и женщина. Элизабет и Алан, если так тебе понятней.
Ворон хмуро молчал несколько минут, пока Альвиану не стало по-настоящему холодно. Здравый смысл тянул его обратно, но внутреннее упрямство заставляло сидеть на крыше и ждать слов.
– Почему ты решил, что можешь появляться здесь и задавать мне подобные вопросы? – проговорил Ворон.
Это не прозвучало угрожающе, ведь Хранитель предпочитал не тратить свою энергию на такие лишние чувства, как гнев, злость, раздражение – Альвиан это уже знал. Он просто задал ему конкретный вопрос: почему. Конечно, можно соврать. Как обычно. Но это Ворон может принять уже за серьёзное оскорбление. Пока лишь он только спрашивал…
– Этой банде внизу очень не безразлична их судьба. Они даже хотели искать тебя, чтобы спросить.
– И ты решил сделать это за них? Мило.
Альвиан сидел с таким видом, словно его оскорбили. Но молчал.
– Что с ними делать… – пробормотал Ворон. При упоминании о воинах в его голосе возникла тихая усталость и непонимание.
– Скажи хотя бы что-то, – глухо проговорил Альвиан. – Иначе завтра они пойдут своими руками раскапывать обломки, чтобы найти пропавших. Я вижу это в их глазах.
Ворон покачал головой и с каким-то бессилием посмотрел в небо.
– Может, она была права?.. Все связанны… даже я…
Альвиан настороженно заглянул ему в лицо.
– Что с ними случилось, Хранитель?..
– Они не горели заживо, насчёт этого можете не беспокоиться. И получили несоизмеримо больше, чем я хотел им дать, – он коротко взглянул на учёного и поднялся. – Не хочу об этом разговаривать. Возвращайся.
Он раскинул руки и просто наклонился вперёд. Альвиан зажмурился, пропуская этот неприятный момент превращения. Он не любил смотреть, как от летящего вниз тела отрываются чёрные куски, и на месте человеческой фигуры появляется большая птица. Не любил с тех пор, когда на его планете такое стало случаться с людьми, которых он знал много лет. Причём не по их воле. Щелчок пальцами, разрыв – и перед тобой уже совсем другое создание. Вот настоящее перевоплощение. Не такое, когда у Лунных воинов меняется цвет юбочек…
Альвиан открыл глаза. Чёрная птица уже едва виднелась в вышине. Что ж, возвращаться, так возвращаться. С крыши хорошо было видно две сиротливо бредущих по улице фигурки. Альвиан почему-то улыбнулся, глядя на них. Хорошо, когда есть к кому присоединиться, а не улетать в бездонное холодное небо, где можно поговорить только с пустотой.

Анна подняла глаза и недоверчиво взглянула на призрак, стоящий у стены. Это был её призрак, изредка преследующий её во снах в образе какого-то сказочного создания. А вот теперь он стоял напротив, облокотившись о стену, и молча смотрел вполне человеческим взглядом. Тем самым неподвижным и спокойным взглядом.
Имя. Его имя быстро всплыло в мозгу, вырываясь наружу…
– Ятен… – с удовольствием произнесла Анна, сделав несколько шагов ближе.
Приближаться к нему было болезненно сладко. Он был идеален. Вновь, как и всегда. Хоть на светлой матовой коже и выделялись небольшие ссадинки, она всё равно была безупречно красивой. Свет в его глазах колыхнулся, будто вода в стакане, поднятом со стола. Это он оторвался от стены, выпрямившись перед ней. Анна и подумать не могла, что увидит эту красоту ещё раз в жизни. Она была счастлива.
– Помнишь причину нашей первой встречи? – тихо спросил он.
Не поздоровался. Не спросил, как дела, хотя бы для приличия. Он и не должен был этого делать… Анна улыбалась, смотря на него из-под приспущенных век и впитывая это чудесное звучание его голоса.
– Конечно, помню.
Ятен улыбнулся одним уголком рта. Его это приключение тоже не оставило равнодушным. Маленький кусочек жизни по имени Анна хоть немного, но был дорог ему. Она верила в это, и это подтвердилось. Всё-таки он человек.
– Эти три типа, которых я якобы избил тогда… – проговорил он, смотря ей прямо в глаза. – Недавно я чуть не уничтожил их на самом деле.
Анна слегка покачнулась, недоверчиво заглядывая в зелёную глубину.
– Почему?..
– Они стреляли… на моих глазах… убили человека… эти отбросы перешли все границы… и я понял, что должен прийти к тебе…
Слова, произносимые его ленивым протяжным тоном звучали ещё страшнее.
– Убили?.. – сжатые кулаки Анны тряслись от невообразимого гнева. – Они убийцы?! И мы их так легко отпустили… – она глубоко вдохнула и пронзила его беспощадным взглядом судьи. – Кто это был?
– Молодой юноша, – с лёгкой грустью пожал плечом Ятен. – Совсем молодой…
– Где тело?
– Этого ты не должна спрашивать, – голос Ятена из бархатистого стал твёрдым как камень. – Главное – убийство было. И я могу поклясться, чем хочешь. Но об убитом ты должна забыть. Просто найди трёх этих ублюдков и упеки за решётку. Я уверен они по уши в грязи, если ковырнуть, найдётся много интересного. Просто так не носят пистолет в кармане.
Он пригвоздил её к месту одним из своих невыносимых взглядов и повернулся к выходу.
– Но… без улик, – торопливо сказала она, когда он сделал уже третий шаг. – Какое право я имею?
Ятен приостановился и мягко взглянул на неё из-под чёлки.
– Анна. Если ты их не поймаешь, их поймаю я. И тогда я не ручаюсь, что они проживут больше пяти минут.
– Ты… хочешь хладнокровно убить их?
– Если бы я хотел убить – не пришёл бы к тебе.
Он повернулся, но она позволила себе ещё раз его остановить:
– Ятен…
Он вздохнул и тихо проговорил:
– Я не ручаюсь за себя. Прошу… найди их раньше.

– Поглядите-ка, кто здесь!
Друзья остановились и со смехом указали на Минако, самозабвенно бегающую между взмыленных пацанов, гоняющих баскетбольный мяч. Она заметила их, широко улыбнулась и подбежала к сетке.
– Отвела душу? – кивнули подруги.
– Мне тоже так хочется… – жадными глазами смотрела на поле Макото.
– Сама выбрала кино! – отмахнулась Минако, перепрыгивая через загнутую сетку. – Пока, ребята! Вы лучшие!
Мальчишки обеими руками выразили ей те же самые чувства. Минако со вздохом вытерла майкой лицо и пошла рядом с друзьями.
– Вы тоже здесь? – удивилась она, заметив Ами и Таики.
– Мы забрали их из музея по пути, – пояснила Рей.
– Хорошо отдохнули?
– Отлично. Забыли обо всём. Айрис знал, что предлагать.
– Пора искать остальных.
– Они с Джеки должны быть у себя.
– Ой! – внезапно вздрогнула Усаги, и тут же её лицо поменялось, – Явилась наконец! Нагулялась!
– Ясно, стерикс вернулся, – засмеялись друзья.
– Куколка, похоже, в боевом настрое.
– Мне иногда кажется, что она ревнует стерикса к Айрису, – усмехнулась Макото.
– Пора уже понять, что вы скоро расстанетесь, – строго сказала Рей.
– Вечно ты о плохооом… – тут же раскуксилась Усаги. – Я так к ней привыкла…
– Думаешь, ей так нравится в тебе сидеть?!
– Интересно, что сейчас стерикс говорит?
– Не скажу, – буркнула Усаги и быстро пошла вперёд.
– Подожди… – вновь засмеялись подруги.

– Эй, что вы тут рассматриваете? – дружелюбно спросил Альвиан, подойдя к Лису и Фино. – И лица такие сосредоточенные…
– Это не он, – пробормотал парень, продолжая беседу с сестрой.
– Кто? – удивился учёный, наклоняясь.
– Это он! Очень похож! – возразила Фино.
– Да не могло такого быть, – покачал головой Лис.
– А я думаю, могло!
Альвиан просунул голову между ними и увидел фото. Самое обычное, распечатанное на офисном принтере. Мельтешащая в воздухе моросня мешала разглядеть подробности, и он наклонился ещё ниже прямо к их рукам…
– Видишь? – усмехнулся Лис, оскалив клык. – У нашего искусствоведа реакция неоднозначная.
Фино с интересом посмотрела на застывшего вниз головой учёного. Альвиан не выглядел особо потрясённым, вернее, на его каменном лице не было абсолютно никаких эмоций, но это настораживало ещё больше.
– Что ты думаешь? – извернулась девочка, заглядывая в его лицо.
– Я не знаю, что с ним должно было случиться… – проговорил Альвиан, медленно выпрямляясь, – чтобы его лицо стало таким. Но я… в совершенном шоке…
– Хочешь нарисовать? – весело скалился Лис.
– Это точно он, – уверенно сказала Фино. – Точно.
Из-за поворота вывернула шумная компания с Усаги, идущей во главе. Они по очереди удивлённо воскликнули и подошли к стоящей у обочины троице.
– Почему вы не у Джеки, а под её окнами? – спросила Рей.
– Да так, задержались… – повёл плечами Альвиан.
– А Ятен не с вами?
– Наверное, он единственный вернулся в квартиру, – усмехнулся Сейя. – Все остальные здесь.
– Это хорошо, – серьёзно сказала Фино и вскинула руку с фото. – Смотрите, это он?
Друзья изумлённо уставились на снимок, и больше минуты никто ничего не говорил и не двигался.
– Какая-то одинаковая у всех реакция, – шёпотом усмехнулся Лис и внезапно настороженно выпрямился. Через секунду Дани потерянно покачнулась с таким видом, будто ей стало дурно.
– Что с тобой? – схватил он её.
– Это же то фото… то самое фото… – прошептала девушка.
– Какое фото..? Ты что, плачешь?.. – всполошились подруги.
Дани действительно уже роняла слезинки, и плакала, и смеялась одновременно. Друзья засыпали её вопросами, а она только мотала головой, пока Альвиан не издал громогласное: «Тихо!!!», и не наступила относительная тишина.
– Элизабет сделала его… – дрожащим голосом проговорила Дани. – Она сделала… сфотографировала Ятена, когда…
– Это всё-таки Ятен! – воскликнула большая часть слушателей.
– Да, это он… это он… и теперь я вижу, о чём она говорила… теперь я тоже вижу…
Дани возбуждённо потёрла лицо и подняла безумно сверкающие глаза.
– У неё, правда, получилось сфотографировать его душу!!!
Эта фраза ввела всех в ещё больший ступор, чем само фото. Дани и не подозревала, что сейчас сказала. Она, не замечая застывших лиц и вытаращенных на неё глаз, схватила снимок и, глядя на него влюблёнными глазами, сбивчиво рассказывала, как он был сделан. Как Элизабет выкрала одурманивающий чай, как обманула Ятена, как сумела поймать тот момент, когда он на краткие мгновенья забылся… Друзья дослушали её в полной тишине.
– Это оно, – сказала первую фразу Рей.
– Идём, – сказал вторую и последнюю фразу Сейя, решительно беря Дани за плечо. Больше они не проронили ни слова до самой двери квартиры Джеки.

* * *

Ятен недоумённо поднял голову навстречу ворвавшейся в комнату толпе. Друзья шли молча, но их лица говорили намного больше, чем могли бы сказать слова, они просто кричали. Стремительная походка Сейи, взмах руки, и прямо перед лицом Ятена снимок.
– Смотри. Внимательно.
Повисла тишина. Глаза воинов сверлили, прожигали его насквозь. Рядом непонимающе переглядывались Айрис и Джеки. Ятен немного отвёл голову назад, чтобы очертания на снимке обрели ясность. К стыду своему, секунд двадцать он не мог сообразить, что за человек изображён на фото. Но одежда, волосы и знакомая поза всё же привели его к единственно правильному выводу. Ятен с трудом оторвал взгляд от снимка и, посмотрев на застывшее лицо брата, пробормотал:
– Это что… я?..
– Нет, китайская принцесса! – нервно воскликнул Сейя.
Подруги облегчённо выдохнули и счастливо посмотрели друг на друга, словно узнавание Ятеном на этом снимке себя было первым и важнейшим шагом к победе.
– Но… но это не моё лицо… – выдавил он, беря фотографию в руки.
– Согласен, – кивнул Альвиан. – Твоего лица здесь нет. Здесь что-то другое.
– Ты помнишь этот момент, Ятен? – взволнованно спросила Чибиуса. – Когда тебя сфотографировали?
– Она… добавила что-то в чай, – вымолвил Ятен.
– Ты прав, – кивнул Таики и сжал его плечо. – Подробности мы тебе расскажем позже. А сейчас пора действовать.
– Вы же обещали провести этот день, не думая о заботах! – жалостно воскликнула Джеки.
Друзья удивлённо повернули к ней головы. Джеки не знала, в чём дело, но по их лицам и поведению ясно было, что они наконец нашли то, что искали. И исчезнуть хотели сейчас же. Скорее всё закончить. Решить последнюю проблему и попасть домой. Джеки стало слишком больно от этих мыслей. Такая тяжесть уже давно не тревожила её сердце.
– Не уходите так, прошу. Останьтесь хотя бы до утра, отдохните, наберитесь сил. Ведь времени у вас предостаточно.
Воины переглянулись, остывая. Времени действительно было много. Снимок они уже держали в руках. А о Джеки в пылу волнений позабыли. Как и о Дани, тихо стоящей у двери и не понимающей ничего из происходящего.
– Одна ночь… ничего не решит, – медленно сказал Таики.
– Точно! – облегчённо выдохнули девушки, заранее опасаясь несогласия братьев.
– Значит, развлекаемся до конца? – с натянутым весельем воскликнул Сейя. – Ятен, ты как?..
Ятен постоял немного и, ничего не отвечая, быстро вышел из комнаты. Усаги машинально дёрнулась за ним, но несколько рук сразу остановило её.
– Нет, плохая идея, – качнула головой Рей. – Оставь его.
– Похоже, ваша находка сильно его потрясла, – тихо сказал Айрис, с грустью смотря на дверь.
– Не только его, – заметил Альвиан.
Дани, которая всё это время неподвижно стояла за их спинами, внезапно сорвалась с места и стремительно выпорхнула из комнаты вслед за ушедшим Ятеном. Друзья оторопело посмотрели на дверь.
– А вот её вы уже не можете останавливать, – тихо сказала Джеки.
– Почему ей можно? – обиженно надулась Усаги.
– А если он ей нагрубит? – тревожно спросила Ами.
– От нас уже ничего не зависит, – развела руками Минако и сделала безразличный вид. – Идём на кухню, так есть охота…
– Всё к лучшему, – шепнула Фино, весело улыбаясь.

* * *

Ятен стоял, прижав горящий лоб к стеклянной двери, ведущей на балкон. Сзади появилась Дани. Он ни минуты не сомневался, что это она, хотя слышал только шаги. Нужно было сказать одно слово: «Уходи». Одно короткое слово. Что могло быть проще? Он должен. Просто обязан. Она уйдёт, и всё будет так, как нужно. Будет правильно. Но секунды бежали, а он всё молчал.
Это ты искал? – спросила Дани.
Как сумбурно она в последнее время разговаривает. Без всяких предисловий и вступлений, без уточнений, без… без всего лишнего. Не говорит того, что действительно будет лишним. Обычно люди так не делают. Они наплетают паутину из слов, и чем больше нагромождение хлама, тем увереннее они себя чувствуют… Ятен опустил взгляд на фотографию и тут же поднял голову, будто она прожигала ему глаза. Все его спутники уверены, что Вахо имела в виду именно эту вещь. Но он до сих пор не понимает…
– Это не я, – вымолвил он замороженным голосом.
– А кто же это? – сразу последовал вопрос.
Вопрос. Она заставляет его расшевелиться, растопить сковавшую его глыбу льда. Не утверждает, не спорит, а спрашивает, вынуждает начать размышлять. Нечестный приём…
– У меня… не такое лицо. Я никогда… так не улыбаюсь… и глаза… они не бывают у меня такими…
Слова приходилось выдавливать, словно остатки зубной пасты из тюбика. Но Ятен старался, ему важно было объяснить, убедить, доказать, что всё это невозможно:
– Я ведь тысячу раз их видел… в зеркале, на снимках, на видео… я просто не умею так смотреть… никогда не умел… такого никогда не было…
– Неправда.
Её сдавленный голос прозвучал настолько уверенно, что Ятен изумлённо застыл.
– Твой взгляд часто бывает пустым, это верно. И жёстким. И безразличным. Но не нужно говорить, что так всегда. Несколько раз я видела, как твои глаза становились тёплыми. И в них был свет! Почти такой, как на этом снимке! Пусть это были мгновения, но ты не можешь сказать, что такого не было!
Часть Ятена не хотела верить. Но другая, которая билась в поисках ответов всё это время, желала поверить так страстно, что смела всё на своём пути. Что-то сломалось в нём. С таким хрустом, что услышали, наверное, на кухне. И вместе с этим пришло странное облегчение. Ятен уже без жгущей боли взглянул на фото.
– Это ты сказала им. Так ведь? Ты первая произнесла слова о душе. Иначе они не были бы так уверены…
– Элизабет сделала невозможное, – почти прошептала Дани. – Она заставила этот кусок фотобумаги отразить ту часть тебя, которую никто не видел. Которую ты сам потерял.
– Каким же образом?..
– Главное, что питает душу, – это любовь. Элизабет попросила тебя представить людей, которых ты любишь. Под влиянием чая ты сделал это со всей искренностью. И твоя душа выглянула наружу из твоих глаз…
В голове Ятена стоял отвратительный гул. Он не хотел узнавать про этот чай, не хотел знать, почему Лоунс рассказала всё Дани и зачем вообще всё это провернула. Сопротивляться больше не получалось, он верил всему, что она говорила. Этим вечером он поверил во всё. Дани победила.
Как же тяжело… Мысли слипались и тяжёлыми комками падали куда-то в потёмки сознания. Казалось, он вот-вот сойдёт с ума.
– Что же дальше, Ятен?
Её голос почему-то дрожал. Переключившись на новую волну, он слегка пошевелился.
– Дальше?..
Дани выдержала несколько секунд паузы, во время которых, кажется, пыталась совладать со своим волнением.
– Теперь вы уйдёте? Больше нечего искать?
– Уйдём, – заторможенно ответил Ятен.
– Насовсем? То есть… ты больше никогда не вернёшься сюда?..
Ятен ощутил, как внутри назревает гроза, и застонал про себя. Послушно включилась знакомая защитная реакция – преградить путь этому ненормальному, слепящему до безумия чувству.
– Зачем мне возвращаться? – выдохнул он, собирая последние силы.
Дани задержала дыхание. Ятен услышал, как тикает секундная стрелка на больших настенных часах. Раз… два… три…

– Я больше всего на свете не хочу, чтобы ты улетал!..
Тишину разбил её плачущий искажённый отчаянный голос. Ятен зажмурился так, что перед глазами полыхнули жёлтые круги. Нет… не надо…
– Больше всего… хочу, чтоб ты остался здесь… чтоб всегда был здесь… правда…
Ятен словно стоял под огненным душем, прекрасно ощущая, как стенала его затерянная душа. И снимок был не нужен. Голос Дани разрезал его медленно, старательно, тонкими ломтиками. Такой боли он не испытывал даже под клыками собак в самом ярком сне. Нужно было сразу сказать «уходи»… сразу, сразу!.. какой же он болван!..
– Я не спрашиваю ничего… Мне всё равно… На самом деле всё равно – кто вы, зачем искали это фото, причём тут твоя душа, эти странные разговоры, куда вы и откуда… Мне не важно, человек ты или нет… я так не хочу, чтобы ты улетал…
Её голос медленно утихал, и Ятен внезапно понял, что она повторяет это не из желания его остановить. И даже не надеясь на то, что он останется. Дани прекрасно знала, что скоро он всё равно исчезнет, а говорила просто потому, что хотела всё это сказать. Потому что в эту минуту в ней тоже что-то сломалось, и слова, которые она не должна была говорить, которые никогда не сказала бы, вылились наружу в этом отчаянном зове. Но что это было для неё… Печальное прощание с другом, к которому успела привязаться слишком сильно… А он от её голоса корчился, будто грешник в адском пламени…
Внутри, конечно. Снаружи он оставался холодной статуей. Которая ни одной душе на свете не могла показать, как тяжело ей было от нескольких фраз одной глупой девчонки.
– У тебя будет ещё много друзей, – произнёс он самым спокойным и фальшивым голосом на свете.
Она судорожно усмехнулась.
– Нет.

У него было много сил до сегодняшнего дня. Пока она не начала говорить. Он с лёгкостью обманывал свои чувства и забывал, что умеет скучать, грустить и жалеть о потерянном. Всё так бы и закончилось, не начни она говорить вслух…
Сохранять невозмутимость дальше стало невозможно. Ятен опустился на пол и просто молча сел, уставившись в тёмное небо сквозь стекло двери. Говорить прочую циничную чушь также не было никакого желания. Впервые в жизни.
Она неслышно подошла к нему и молча опустилась рядом. Так спокойно, словно и не было никакого разговора о расставании. Ятен всё ещё не мог повернуться и посмотреть ей в лицо. Стояла тишина. Спокойная бархатная тишина. И они просто сидели рядом.
– Мы уйдём, – прошептал он. – Но… обратно ещё вернёмся. Ещё раз.
Она слегка дёрнулась и застыла. Ятен, затаив дыхание, кожей впитывал её реакцию. Он придумал это только что. И тут же сам поверил. Хотя существовало ещё десять людей, пока не подозревающих об этой новости. Но даже без их согласия он уже был уверен, что возвращение состоится. Ведь он сказал это вслух. Ей.
– Хорошо, ещё раз, – вздохнула Дани, скорбно улыбаясь своему призрачному счастью. – Ещё раз…

* * *

– Значит, вы уверены, что этот снимок и имелся в виду вашей… колдуньей, – проговорила Джеки.
– Она не колдунья. Просто… Я даже не знаю, кто она.
– Человек, перешагнувший свои способности.
– И слишком много знающий.
– Хорошо, – подняла ладони Джеки. – Ладно. Так вы уверены.
– Конечно! – горячо сказала Чибиуса. – Ты это фото не видела!..
– Очень жаль, кстати, – кивнула Макото. – Когда Ятен выйдет нужно будет сразу вам показать.
– Интересно, когда это будет, – хмыкнул Альвиан.
– Да уж… – вздохнули остальные.
– Сильно его поразила моя находка, – усмехнулся Лис.
– Ещё бы. Он словно привидение увидел.
Сейя допил чай и с довольной улыбкой откинулся на стуле.
– Меня до глубины души радует, что он там не один.
– Как Дани находит к нему подход? – недоумённо пожала плечами Рей.
– Это, в самом деле, удивительно… – задумчиво проговорил Таики и покосился на брата.
– Не относитесь к Дани так просто, – сказала Джеки, серьёзно взглянув на них.
– В каком смысле??
– Эта девочка обладает просто дьявольской способностью видеть множество скрытых в Ятене чувств и мыслей. Я не представляю, как она это делает. Но, без сомнений, это ей удаётся лучше всех.
Сейя довольно кивал на её слова. Подруги удивлённо переглядывались.
– Хочешь сказать, что эта малявка видит, о чём думает Ятен? – с явным недоверием переспросил Альвиан.
– Не всё, конечно. Но многое.
– Мы на самом деле не можем поверить… – покачал головами девушки.
– Тогда что он там до сих пор делает? – с ехидной улыбкой вытянул руку Сейя.
Друзья повернулись к двери и всё-таки сочли аргумент довольно сильным.
– Хорошо, – сказала Рей. – Допустим, всё так. Как сам Ятен к этому относится?
– Вот этого, наверное, точно никто не знает, – вздохнула Джеки.
– Во время путешествия я не замечала, что он скучает по кому-то из Америки, – пожала плечами Минако.
– Да он же скорее умрёт, чем покажет, что скучает по кому-то, – скривился Сейя. – Ты как будто первый день его знаешь, ей-богу.
– А мне кажется, что он бежит от неё, – раздался тихий голос Фино.
К ней повернулись удивлённые лица. Девочка спокойно посмотрела на них и, не дожидаясь вопросов, продолжила:
– Она видит слишком много. Он боится. И бежит.
– Боится? – удивилась Усаги.
– Конечно! – улыбнулся Сейя, благодарно посмотрев на девочку. – Вот почему он так избегал встреч с ней. А я не мог понять до конца.
– Но хочет ли он бежать? – пробормотал Лис.
Друзья по уже проработанному сценарию с одинаковым непониманием теперь повернулись к нему. Лис коротко покосился на них и недовольно уставился в сторону.
– Не спрашивайте, я сам не знаю, о чём я.
– Но что-то же ты имел в виду? – ожидающе придвинулась к нему Чибиуса.
Лис выдохнул с внутренним клокотанием, словно прорычав про себя.
– Просто… на самом деле… люди ведь иногда убегают от того, к чему сильнее всего тянет. Потому что не контролируют это. Боятся этого чувства. Только поэтому.
Повисла тишина. Каждый невольно погрузился в какие-то свои мысли, просто не желая комментировать эти слова, пропитанные болезненной правдой. Усаги знала, как Лис не любит говорить на такие темы, вспоминая ещё те их первые встречи, когда он по одному слову вытаскивал из себя свои переживания. Этим он сильно был похож на Ятена. Но с другой стороны и очень не похож. Потому что Лис всё-таки говорил.
Айрис внезапно рассмеялся.
– Ты что? – удивилась Джеки.
– Вспомнил, как предложил Ятену открыть свой секрет в обмен на мой. Он отказался. А потом мой секрет случайно узнали все. Но теперь и я знаю его. Тогда мне показалось, что он прятался от какого-то человека из компании. Он просто стоял на мосту. Но я видел, что он не хочет там стоять. Что-то вынуждало его. Что-то по-настоящему тяжёлое. Я понял, что виноват какой-то человек. Теперь я знаю его имя.
– Но… это же так неправильно… – Усаги потёрла голову. – Если всё это правда… Ятен просто идиот!
– Удивила… – насмешливо буркнул Сейя.
– С таким человеком он мог бы раскрыться наконец! – возмущённо сказала Минако.
– Если бы всё было так просто, – печально улыбнулся Таики.
– Да, – кивнула Джеки, – в его случае всё действительно слишком сложно. Он не умеет быть счастливым.
– И даже не хочет пытаться.
– Ого, – Ами бросила взгляд на часы. – Уже двенадцать.
– День кончился, можно свободно разговаривать о стериксе, – пошутила Макото.
– Да… – улыбнулись остальные.
– Значит, снять заклятие вам поможет та бабушка? – спросил Айрис.
– Да, очень надеемся.
– Как бы мне хотелось посмотреть на это…
В глазах Айриса появилось такое отчаянное желание, что воины даже вздрогнули. Усаги прерывисто вздохнула и прошептала:
– Стерикс тоже очень хочет…
– Чёрт возьми… – Сейя рьяно почесал голову. – Нехорошо как-то…
– А мы не могли бы… – воскликнула Чибиуса и тут же смешалась, боязливо посмотрев на Ами.
– Ещё одного человека телепорт просто не вынесет, – с сожалением покачала она головой. – Мы и так должны вернуть Фино с Лисом…
Айрис со смехом поднял ладони:
– Да ладно, я же всё пони…
– Я останусь! – перебил Сейя. – Берите его вместо меня.
– Ты серьёзно?! – вытаращили глаза друзья.
– Почему нет? Всё равно я для вас мёртвый груз. Конечно, можно было бы оставить Лиса, но Фино, думаю, будет против.
– Но тогда… нам придётся вернуться сюда ещё раз, – медленно проговорила Рей. – Чтобы вернуть Айриса и забрать тебя…
– Здорово! – вскочила Джеки. – Я за! Я только за!
– О, спасибо тебе большое!! – Айрис, светясь от счастья, горячо пожал Сейе руку. – Это событие будет величайшим в моей жизни!
– Нужно ещё к этому привыкнуть… – проговорила Усаги, переглянувшись с Чибиусой. – Летим куда-то без Сейи…
– Да уж… – многозначительно протянула Минако.
– Обо мне не беспокойтесь, – с довольным видом повторял Сейя. – У меня будет куча времени, чтобы поразвлекаться с Дани и Джеки…
– Всё вывернешь с выгодой для себя, – проворчал Альвиан.
– Может, стоит всё-таки вытащить их оттуда? – кивнула Макото на комнату, где сидели Ятен и Дани. – Столько времени прошло.
– Не нужно, – покачала головой Ами. – Вдруг они уже спят. Поздно.

* * *

Беспокойная тишина ночного города прерывалась журчанием сверчка. Удивительный звук, раздающийся словно со всех сторон. Он существовал рядом с оживлённой трассой. И в такую мерзкую погоду. Сверчок продолжал упрямо и весело петь.
Они сидели плечом к плечу и слушали это стрекотание. Снова и снова они боялись, что он пропел в последний раз. Но сверчок после недолгой паузы вновь продолжал. Такой глупый страх. Так глупо было сидеть здесь и молчать. Но никто не смел нарушить тишину. Никто не мог уйти. Не было сил оторваться от этого спокойствия. От тёмной комнаты, где можно смотреть на небо, слушать сверчка и дыхание сидящего рядом. Просто вдвоём. Просто вместе. Без всяких оправданий.
Ничего не болело. Не жгло грудь и не разрывало голову. Идеальное спокойствие. Беспамятство. Темнота.

Как жаль, что так не могло быть вечно.