Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
VIII сезон
часть III
Обретая плоть и форму
узких крыльев за спиною,
сквозь меня сочится время,
как в часах старинных.
Распускаются созвездья
над моею головою.
Кружевная сеть над миром,
что воздвигнут на руинах
предыдущих поколений.
Ветер бережно и томно
разрывает небо в клочья.
Солнце плавит мерно скалы,
обращая камни в пепел.
Кто-то вновь штурмует разум.
Ну а я парю над ними.

1. Вопросы


Яркое, ещё по-летнему жаркое солнце освещало первое утро сентября. Девочка по имени Фино с корзинкой поднималась на вершину знакомой поляны. Раньше её любимым занятием было смотреть с этого холма. Внизу расстилалась земля, которую называли проклятой, заметив, что, ступив на неё, пропадали люди, а животные неизменно заболевали или умирали. Но вот уже четыре месяца это место не причиняло никакого зла. Животные и дети, за которыми не уследили родители, возвращались оттуда живыми и здоровыми. Не оставалось ничего другого, как очистить поляну за холмом от подозрений и прировнять к остальной земле, оставив в прошлом все её прегрешения.
Сейчас Фино поднималась сюда не смотреть, а набрать на поляне грибов. Хотя многие до сих пор не решались ступить на страшную землю, она безбоязненно ходила по ней. Что-то подсказывало ей, что теперь страшиться нечего. Это место изменилось. Многое с тех пор изменилось… Фино достигла вершины и выпрямилась, успокаивая сбившееся дыхание. Устремила взгляд вниз, замерла. И через секунду вовсе перестала дышать. Пальцы разжались, корзинка, совсем как когда-то, весело покатилась вниз по пригорку. Девочка простояла, застыв, словно поражённая в самое сердце, всего несколько мгновений, которые показались ей вечностью. Потом она развернулась и стремглав полетела вниз к самому крайнему домику…

Лис сидел на траве перед домом Вахо и со скучающим видом плёл корзину, когда ему послышался голос сестры. Он поднял голову и увидел бегущую с пригорка Фино. Воздух снова разрезал её крик:
– Лииииис!!! Лииииииииис!!!
Парень встал и поспешно пошёл ей навстречу. Он никогда не слышал, чтобы Фино так кричала. Он никогда не видел у неё такого лица. Чувствуя нарастающее волнение, Лис сам пустился в бег и поймал сестру на полпути.
– Что? Что, Бельчонок, что?!
Девочка часто дышала, вцепившись в его руки, и, ничего не говоря, только смотрела огромными безумными глазами в лицо. Лиса медленно окутывал страх. Неужели существовали на свете вещи, способные настолько поразить его рассудительную сестрёнку?.. Здесь, в родной деревне, где знаком каждый уголок? Это казалось невероятным. К тому же Лис не мог понять, была она напугана или…
Обрадована?
Он резко поднял глаза. Над вершиной поляны показались головы идущих людей. Они темнели на фоне яркого неба, медленно поднимаясь всё выше и выше. Лис покачнулся, почувствовав удивительную слабость в ногах. Фино больше не смотрела на него, вновь обратив глаза к холму. Шаг за шагом черты людей неумолимо становились ярче. Шесть девушек. Четверо парней. И только один не заставлял сердце биться в десять раз чаще.
Лис внезапно понял, что спокоен. Абсолютно спокоен. И счастлив. Тоже абсолютно. Этот ущербный поломанный мир, наконец, заполнился. Девушка, идущая впереди остальных, тоже ясно видела их и продолжала неосознанно ускорять шаг. На её лице помимо улыбки уже блестели две широких мокрых полосы. Лис устало улыбнулся. Вот глупая…
– УСАГИ!!!!! – наконец разнёсся по поляне крик Фино, и девочка бросилась в объятия светловолосой плачущей девушки, окончательно убеждаясь, что происходящее не сон, и чудесным образом появившиеся друзья не растают в воздухе, как мираж.

* * *

Вахо выглянула в окошко и весело усмехнулась.
– Ну наконец, пожаловали…
– Это те люди, бабушка?.. – взволнованно проговорил рыжий мальчишка, осторожно вытягивая шею. – Что жили у нас весной?
– Они, они, что не узнаёшь? – ответила старушка, энергично вытирая руки полотенцем. – Сейчас здесь будут.
Прошло несколько минут, и снаружи действительно заскрипела калитка, впуская во двор гостей. Послышался восторженный визг Злыдня, и радостный женский смех. Вахо вышла на порог.
На неё обратилось множество сияющих глаз. В середине заполнившей маленький дворик толпы стояла Усаги, Фино прижималась к одному её локтю, а Лис, безотчётно, обеими руками держал второй, словно она могла вырваться и убежать. Злыдень подпрыгивал как мячик, всем своим видом выражая неподдельное счастье. Старушка скрытно посмеивалась. Ох, как же глаза Лисёнка сверкают. А полчаса назад сидел мрачный, как свеча потушенная. Не находил он себе покоя с того самого дня, как ушли они. Теперь же улыбается, и сам не понимает из-за чего. А про Фино и говорить нечего – сейчас лопнет от счастья. Вахо сложила руки на груди и весело воскликнула:
– А говорили, не вернётесь!
– Виноваты, каемся! – задорно выкрикнула Минако.
– Что, скучали по деревне?
– Да!
– По лесу нашему?
– Да!!
– По людям?
– ДА!
– Ну так зовите всех! Рыжик! – она развернулась и крикнула в дом. – А ну-ка пулей, беги, созывай всех сюда, давай, чтобы пятки сверкали!
– Бегу! – через порог перескочил шустрый рыжий мальчишка и дёрнул мимо гостей в деревню.
– Нового друга, смотрю, завели? – с прищуром сказала старушка, зорко оглядывая Альвиана.
– Приветствую вас, – вставил учёный, грациозно поклонившись.
– Да так, подобрали по дороге, не обращайте внимания, – весело улыбаясь, махнул рукой Сейя.
– Это Альвиан, – представила Усаги ещё дрожащим от волнения голосом. – Он умеет делать очень красивые предметы…
– Вот сейчас всем и представите, – добродушно кивнула Вахо, уже ощущая нарастающую волну голосов.

Два дня назад в усадьбе Альвиану с помощью Ами удалось настроить один из своих приборов так, чтобы суметь подключиться к звёздным передатчикам, которые благополучно остались дома. Сигнал заметила Луна, и ей первой довелось услышать голоса пропавших воинов, и отчитать их за долгое отсутствие. Усаги изнывала оттого, что не может поговорить с Мамору, но ей пришлось смириться и передать ему послание через кошку. Друзья не вдавались в подробности произошедшего, они рассказали лишь о том, что вскоре направятся в деревню, рядом с которой их выпустил Многомерный хаос, найдут способ освободить стерикса и тогда уже вернутся домой. Луна дала обещание передать всё остальным воинам, туманно намекнув, что с Сецуной произошла какая-то интересная история. На этом они с трудом заставили себя разорвать связь, опасаясь привлечь внимание хозяев и предстать перед вопросами, на которые не могли дать ответа.
Усаги уже полностью пришла в себя, но последствия её неразумного поступка всё же давали о себе знать. Шрамов на коже не осталось, поскольку люди из усадьбы использовали те же самые средства, что и Вахо, но внутри, то там, то тут, временами возникала боль. Друзья повторяли, что это пройдёт, и не находили в себе сил ругать свою Принцессу, осознавая, что без её бесшабашности не только они, но и весь мир сейчас был бы на грани гибели.
Следующим вечером Усаги, гуляя по лесу, вновь встретила Ворона. Хранитель стоял, прислонившись к дереву, и задумчиво смотрел вдаль.
– Привет, – весело поздоровалась она. – Мы в полном порядке, синяки и ссадины вылечили, скоро планируем идти в деревню!
– Почему ты так упорно думаешь, что меня волнуют ваши синяки?.. – устало повернулся к ней Ворон.
Усаги слегка оробела от его взгляда.
– Потому что… ты много раз спасал нас, это же очевидно…
– Не делай из меня героя, – поморщился мужчина.
– Не делай вид, что не помнишь! Ты защитил Таики тогда в саду ненормального волшебника, камень летел прямо ему в голову! Вытащил Минако из реки прямо перед пастью крокодила! Поймал Чибиусу, когда она оступилась на обрыве! Закрыл Ятена от огня! Остановил меня! Да и вообще вытащил нас оттуда ты!
– Я обязан был помогать вам, – пожал плечами Ворон. – Потому что вы единственные, кто может спасти этот мир. И чем меньше вас погибнет, тем надёжней будет его защита.
– Только не говори, что всё дело в этом, – обиженно насупилась Усаги.
Ворон снова взглянул на неё, в его глазах стояла непонятная тревога.
– Ты должна была погибнуть, – внезапно сказал он.
– Что? – удивилась она.
– Выдержать такой напор Света не способно ни одно даже самое сильное человеческое тело. Но ты выжила. Значит, Ей противостоял кто-то по-настоящему сильный, способный бороться с Ней на равных. И он был не один.
– Кому ей?.. – растерялась Усаги. – О чём ты?
– Похоже, тебя поддержали те, кого Она же и хранит, – Ворон усмехнулся почти весело. – Как интересно. И без Ласточки здесь точно не обошлось…
– Эй! – девушка помахала перед ним руками. – Я здесь! Ты можешь мне объяснить, о чём ты бормочешь?!
Ворон вздохнул и склонил голову.
– Какая же ты смешная. Значит, в деревню собираетесь? А что делать с браслетом и кулоном знаете?
– Нет пока… Но обязательно узнаем!
– Ясно… – Хранитель оттолкнулся от дерева. – Только не наделайте новых глупостей.
Он развернулся и медленно пошёл в чащу. За спиной Усаги послышался тихий голос:
– Значит, снова он был здесь?
Она обернулась и увидела, как из-за дерева выглядывает Альвиан.
– Ты зачем прячешься?
– Так вышло. Случайно на вас наткнулся…
– И решил подслушать?
– Не смог удержаться, – вздохнул учёный.
– Что-то ты не выглядишь сильно виноватым, – проворчала Усаги, поворачивая голову. Ворона уже не было видно. – Почему он сказал, что я смешная?
– Потому что ты разговариваешь с ним, как со своим школьным товарищем, – усмехнулся Альвиан. – Не удивлюсь, если с ним такое впервые.
– Что в этом такого удивительного?
– Он Хранитель Небытия, затворник, сильный маг, видевший, как воздвигались и рушились города, люди должны робеть перед ним или хотя бы разговаривать с уважением! А ты машешь у него перед носом и возмущённо кричишь.
– Глупости всё это! – вздёрнула нос Усаги. – Мог бы и объяснить мне, о ком говорил…
– О Белой Гостье, конечно, – пожал плечами Альвиан.
– Белой… Гостье… – распахнула глаза Усаги.
Учёный покосился на неё и слегка отодвинулся. Ему до сих пор требовалось время, чтобы привыкнуть к настоящему цвету и глубине её глаз.
– Да, Хранительнице Обители умерших, что тут непонятного. Она должна была забрать тебя к себе.
Усаги опустила голову и положила ладони на живот.
– Но я же… выздоровею?
– Конечно, всё будет хорошо, – поспешно кивнул Альвиан. – Теперь уже не о чем беспокоиться.
– Ну и ладно, – Усаги вздохнула, и её лицо вновь радостно засветилось, – Как же хочется скорее увидеть деревню! Просто сил нет ждать до завтра!
– Значит, завтра вы уходите… – задумчиво проговорил он, посмотрев на горизонт, виднеющийся в просветах деревьев.
– МЫ уходим! – строго поправила его Усаги.
– Хорошо, мы, – тихо засмеялся Альвиан. – Мы уходим…

Здоровались жители деревни со своими гостями до вечера. Когда переполнился дворик Вахо, их потащили к дому старосты, потом к родителям Фино, потом к людям, приютившим больного Сейю, – и так по всем домам, где им довелось жить или просто ночевать. Когда солнце коснулось горизонта, охрипшие, уставшие, но до смерти счастливые путешественники вышли наконец из последнего дома и впервые задумались о ночлеге. Их сопровождали Фино, Лис, все три их сестры, рыжий мальчишка и десяток девушек, не имеющих сил оторваться от вернувшегося Ятена. Попытки Альвиана казаться незаметным сразу же провалились – ему также досталась немалая доля женского внимания, его разговорили, заставили придумать целую историю про свою родину, работу, занятия и привычки и выслушать ещё больше про жизнь деревни.
Можно было разделиться и переночевать в тех же самых домах. Но друзьям хотелось полностью окунуться в ощущения прошедшей весны, и озвученное вслух предложение обосноваться на знакомой, огороженной плотной стеной деревьев поляне было принято на ура.
– Разведём костёр, палатки нам не нужны, мох там очень мягкий… – нараспев рассуждала Минако, направляясь с друзьями к окраине деревни.
– А комары? – заметно волновался Альвиан. – А клещи? Или ещё кто-нибудь…
– С этим проблем не будет, – мурлыкнула Рина. – В этом году комаров очень мало… А клещи там, кажется, и не водятся…
За эти полгода она стала ещё красивее. И своей любви к симпатичным парням явно не утратила. Расспрашивая и выслушивая с искренней радостью скупые ответы Ятена, она успевала уделять часть времени и Альвиану, и даже Таики с Сейей. Атика шла с девушками и с обезоруживающей простотой задавала вопросы, на которые тут же получала ответ (пусть и не всегда правдивый). Её интересовало всё, от того, как они добрались домой, до последнего шага, который снова привел их в деревню.
– Может быть… зайдём сначала к Вахо? – приостановилась Макото и пристально взглянула на подруг.
Ещё в усадьбе они решили, что прекратят таиться и играть глупые роли перед той, кто и так всё знает. Со временем, вспомнив все слова, взгляды и поступки старушки, воины пришли к выводу, что Вахо действительно понимала, кто они. И её помощь в освобождении души стерикса могла быть неоценимой.
– Да, – тут же согласились друзья. – Мы ведь обещали зайти.
– Ладно, не будем мешать, – отозвалась Лия и коршуном посмотрела на мигом расстроившихся девушек. – Мы уходим! Все!
Амелия заметно повзрослела внешне, но манеры её ничуть не изменились. Внезапно свалившиеся на голову гости обрадовали её, так же как и всех, но свой интерес к разговорам она пыталась скрывать и казаться безучастной. Лишь иногда её глаза вспыхивали, и лицо освещалось живым вниманием, но тут же привычная тень снова покрывала его.
– Да, мы вам там только помешаем, – вздохнул Лис и взял за руку Фино. – Жаль, я хотел помочь вам расположиться на поляне.
– Так приходи! – воскликнула Усаги. – Мы только поговорим с ней и сразу пойдём в лес!
– Хорошо, – он вновь радостно улыбнулся. – Значит, не прощаемся до завтра?
– Конечно, обязательно приходите, – с улыбками проговорили друзья.
– Да идите уже… – буркнула Лия медленно отходящим от Ятена девушкам.
– Мы скоро придём… Мы будем на поляне!.. – воскликнула Фино, которую брат медленно тащил за собой.
Друзья подождали, пока сопровождающие скроются между домами, и тихо зашли во двор Вахо.

* * *

В доме горел всего один светильник, и его пламя едва озаряло половину погружённой в сумрак комнаты. Парни и девушки осторожно расселись вдоль стен, заполнив собой почти всё пространство небольшого жилища.
– Пришли, значит, – хитро взглянув на них, проворчала старушка.
Все поняли, что она знала цель их прихода. Будто умела читать мысли. Но начать говорить было так тяжело…
– Мы… мы хотели спросить… – заикаясь, начала Усаги.
– Да не стесняйтесь вы, рассказывать долго не придётся, – махнула рукой Вахо, суетливо переставляя какие-то банки. – Знаю многое про вас, давно знаю.
Сейя кашлянул и проговорил:
– Откуда только, интересно…
Старушка усмехнулась, придвинула ногой табуретку, села и зорко взглянула на них.
– Существовала давным-давно одна община. Основал её сильный духом и мудрый волшебник, желающий помочь достойным людям познать скрытое в глубине. Избранные проходили определённые испытания и, только преодолев их, могли вступить в общину. Каждый должен был быть посвящён. И, проводя посвящение, волшебник наделял людей небольшими способностями, которые помогали им дойти избранный путь до конца. Его подопечные очень долго жили. Их не брали никакие болезни. Мудрость, которую внушал им волшебник, открывая тайны мира, позволяла увидеть многое, не доступное обычному человеческому глазу. И так вышло, что в большинстве своём учениками становились женщины…
Друзья ошарашенно переглянулись.
– Так это… вы, значит…
– Почтенного Астория давно нет в живых, – с уважением склонила голову Вахо. – И его забрала Белая Гостья. Да и учеников почти не осталось в нашем мире. Лишь некоторые мотаются ещё по этому свету, кто-то в бесконечных странствиях, кто-то находит временный приют…
– Временный, века так на три? – спокойно спросил Альвиан. На него уставились изумлённые глаза друзей, и он вскинул руки: – Я просто понял, к чему клонит эта почтенная женщина…
– Так вы из той общины, Вахо? – с горящими восторгом глазами воскликнула Чибиуса. – Вот, почему вы так много знаете! Все эти чудесные лекарства, тайны природы!..
– Вот, почему, никто из деревни, даже пожилые люди, не могут вспомнить, когда вы пришли сюда и как выглядели, – проговорил Таики.
– Я действительно долго здесь, – кивнула старушка. – Но это совсем не важно. Главный вопрос вам только предстоит задать.
Они согласно склонили головы.
– Значит… вы знаете, что мы воины? – осторожно спросила Рей.
– Я знаю, что вы Свет, и мне этого достаточно, – добродушно ответила Вахо.
– А то, что Усаги Принцесса, вы знаете? – взволнованно спросила Ами.
– Дочка Луны, конечно знаю.
– А насчёт того раза… То, что мы виноваты в разрушениях… вы знаете? – тревожно спросила Усаги.
– Это не главное, – с улыбкой покачала головой старушка. – Вы защитили бы деревню в любом случае. Я не боялась.
Девушки глубоко вздохнули, вспоминая, что смогли поставить печать только благодаря стериксу, без вмешательства которого Усаги никогда бы не выпустила такой огромной силы луч.
– Вы должны рассказать про Фино, – внезапно начала Макото. – Ведь это вы первая увидели браслет на её руке и дали ей новое имя. Не сомневаюсь, историю стерикса вы знаете.
Глаза Вахо стали задумчивыми.
– Все сильные маги и Хранители знали про необычную судьбу бескрылого зверя с Луны. Знал и Асторий. Это происшествие тысячу лет являлась как бы интересной головоломкой, ведь никто не знал ни волшебника, свершившего это, ни способа снятия заклинания. Версий было много. Возможно, мелькали среди них и правильные, но проверить было невозможно – браслет и кулон кочевали по планете, меняя хозяев каждые десять-двадцать лет. Нечастное животное, обречённое жить и непрестанно желать вернуть самое дорогое, повлекло за собой и души серых собак, не имеющих сил прекратить свою кровавую вражду. Но вы уже об этом знаете. Ведь не так давно было лунное затмение.
– Да уж, знаем, – усмехнулся Ятен, покосившись на Усаги.
– Девять лет назад браслет с крыльями стерикса появился на руке Фино, – лицо Вахо загадочно помрачнело. – Я поняла тогда, почему ей дали такое несуразное, неподходящее имя при рождении. Потому что ему суждено было поменяться.
– Браслет… сам появился? – переспросила Минако. – Как это?
Старушка вздохнула и переставила светильник на стол.
– Плохо, что вы этого не знаете. Иначе понимали бы, что медлить нельзя.
– О чём это вы? – нахмурился Сейя.
– Когда браслет и кулон попали с Луны на Землю, их нашли люди. Самые обычные люди, которые не замечали, что украшения обладают силами оберега. Но где-то через два века, браслет попал к одной женщине, которую тогда называли колдуньей и испуганно сторонились. Она действительно имела силы и немалые. Но жила подобно мне в заброшенной деревеньке. Браслет покорил её сердце, она смогла прочувствовать всю энергию, окутывающую его, просто влюбилась в эту вещь. Но очень скоро колдунье пришлось с ним расстаться. Один мальчишка-сорванец, желая доказать свою неприязнь, а больше похрабриться перед подружкой, пролез в дом женщины и украл браслет. Обнаружив пропажу, несчастная поняла, что никогда не узнает имени воришки и не вернёт своё сокровище. В ту секунду она воздела руки к небу и в отчаянном гневе прокляла каждого следующего владельца оберега на неизменную смерть. Десять полных лет он будет носить браслет, будет храним и нетронут, но по истечении этого срока погибнет, как бы не пытались его спасти. С тех пор браслет с крыльями стерикса кочевал по миру, каждое десятилетие оставляя после себя умершего человека.
Друзья молчали, удивлённые и подавленные этой историей.
– Если она обладала силами... – заговорила Минако. – Почему не употребила их на поиск украденного?
– Такими способностями обладают далеко не все, – ответила Вахо. – Кто из вас сможет с помощью своего света найти потерянную вещь?
Друзья понимающе переглянулись. Только Рей, может быть, да Ами с помощью компьютера.
– Постойте-ка… – воскликнула Усаги, уцепившись за внезапную догадку, – А кто был первой жертвой браслета?..
– Та самая девчонка, – ответила Вахо. – Для которой воровал тот дурачок. Браслет был надет ей на руку, она стала хозяйкой. И через десять лет…
– Умерла на его руках? – взволнованно закончила Усаги.
– Да, так и было. В ночь, когда колдунья кричала свои проклятия, воришка был недалеко и всё слышал. Конечно, тогда он не поверил, но с каждым годом в нём рос страх. И когда девушка уснула навсегда, он понял, что это действительно правда. Он сам убил её.
– Мария, Мария… – пробормотал Альвиан. – Неужели её звали Мария?
Все, кроме Усаги, удивлённо посмотрели на него и вздрогнули. Воспоминание просочилось, наконец, и в их головы.

– Мария… прости, Мария… – раскачиваясь, стенал парень.
Белая рука девушки выскользнула из складок платья, и Усаги потрясённо дёрнулась:
– Смотрите!!!
– Что такое? – прошипела Рей.
– На руку! На запястье! Да смотрите же!..
Друзья присмотрелись и едва удержали возгласы удивления. Альвиан удивлённо косился на них, но не вмешивался, стараясь не обращать на себя внимания.
– Это же браслет Фино!!! – выдохнула Чибиуса.
Никаких сомнений быть не могло. Точная копия того украшения, что они видели в деревне, сейчас блестела на руке умирающей девушки.
– Какой год, Ами? – взволнованно проговорил Ятен. – Что за место?
– Тысяча сто девяносто первый… Обычная деревня… в нашем мире…
– Самое начало странствий стерикса по Земле. Значит, это одна из первых хозяек браслета.
– Да, но… – Чибиуса повернула к ним расширенные глаза. – Почему она умерла?..


– Ничего себе! – потрясённо выдохнула Минако. – Вот свидетелями чего мы стали…
– Вот, в чём причина! – воскликнула Чибиуса. – А я никак не могла понять!
– Почему оберег не защитил от смерти? Да, такого не могло быть в ином случае, – покивала Вахо.
– А почему вы совсем не удивляетесь тому, что мы побывали в прошлом? – удивлённо спросил Сейя.
– Да знаю я, где вас носило, – хитро улыбнулась старушка.
– Откуда??
– Сорока на хвосте принесла. Вы давайте, думайте, как Фино нашу спасать. Я когда на её руке браслет увидела, клятву себе дала, что эту девочку уберегу. Но без вашей помощи никак не получится.
– Теперь понятно, почему имя Фино переводится как «избранная весной», – хмуро сказала Рей. – Браслет избрал её именно в это время года.
– Именно, – подтвердила Вахо.
– Десять лет… – медленно проговорила Ами. – Ей было три, сейчас двенадцать…
– Меньше года осталось, – сказала Макото, серьёзно посмотрев на подруг.
– Да времени ещё пропасть! – махнул рукой Сейя.
– Действительно. Я как раз успею сойти с ума, – вяло согласился Ятен.
Сейя осёкся и виновато посмотрел на него, тут же получив порцию сердитых взглядов от девушек. За проведённый в усадьбе месяц редко бывало так, что Ятена не будили всем хором среди ночи. Собаки продолжали мучить его во снах. Особенно жестоко, когда Усаги лежала, не имея возможности к нему подойти. Потом стало легче. Но эти пусть даже короткие сны, всё равно его изматывали. Ятен, воспрянувший было духом во время путешествия, вновь начал угасать.
– Нужно поскорее сделать это, потому что Ятена преследуют серые псы! – взволнованно пояснила Минако.
– Воот оно что… – протянула Вахо, вонзая свои колючие глазки в парня. – Теперь ясно, почему судьбы ваши связаны. И тебя душа стерикса коснулась?
– Коснулась, – безучастно кивнул Ятен.
Старушка смотрела на него ещё какое-то время и отвернулась, почему-то нахмурив брови.
– Что-то не так? – Усаги взволнованно заглянула ей в лицо.
– Так, не так… – проворчала Вахо. – У вас хоть догадки какие-то есть, как стериксу крылья вернуть?
– Ну… мы думали…
– Нет, значит, – хмыкнула она. – На меня надеялись. Что ж, я только подтолкнуть вас могу…
Не успела она договорить, как дверь со скрипом распахнулась, и в комнату ввалилась Фино, а за её спиной показался застывший испуганный Лис.
– Ничего себе! – весело засмеялся Альвиан. – Похоже, нас подслушивали!




2. Обратно


– Фино! – воскликнула Усаги, и подбежала к девочке, чтобы помочь подняться.
– Забыла, что дверь внутрь открывается… – пробормотала она под нос.
– Я пытался её остановить! – искренне воскликнул Лис. – Я говорил, что не нужно… а потом…
– А потом и сам не удержался, как я посмотрю! – сердито сказала Вахо.
– Ещё бы, о таких интересных вещах разговариваем, – продолжал тихо веселиться Альвиан.
– Не ругайте их, – жалостно попросила Усаги.
– Сколько они, интересно, слышали?.. – прошептал Таики на ухо Ами.
– Что же делать… – растерянно проговорила она.
Фино выглядела вполне спокойной, а Лис оглядывал их расширенными глазами, потрясённый настолько, что не был на себя похож.
– Ну, что молчите? – вздохнула Вахо, развернувшись к ним. – Спрашивайте уже.
– Можно им всё рассказать? – обрадовано воскликнула Усаги.
– Это слишком серьёзное решение! – тут же возразила Рей.
– В самом деле! – согласилась Макото.
– Надо всё обсудить, – волновалась Ами.
– Да вы помолчите, – усмехнулась Вахо. – Фино вам и сама кое-что расскажет. Да, детка?
Лицо девочки осветилось, утратив последнюю тень сомнения.
– Не поняла… – пробормотала Макото.
– Да, я знаю, всё это правда! – звонко воскликнула Фино. – Это не сон! Вы, бабушка, действительно спасли белую собаку!
– Собаку?.. – похлопала глазами Усаги.
– Да! – Фино развернулась к ней. – Ко мне часто приходила большая очень красивая собака! И у неё были твои глаза! Это ведь была твоя душа? Скажи, это ведь была твоя душа?
– Нну… – смутилась Усаги. – Я…
– Это сделала Ласточка! – с жаром продолжала девочка. – Когда ты умирала, она помогла мне попасть к твоей душе! И я видела всё! Видела людей, которые спасли тебя! Видела женщину в плаще!
– Таак, это уже интересно! – у Альвиана загорелись глаза. – Неужели девчонка видела Белую Гостью?..
– И… кто же меня спас? – растерянно проговорила Усаги.
– Их было много, девочка, – подала голос Вахо. – Те, с кем ты сражалась ранее, и те, с кем жила в своём Дворце. Те, кто ещё ходят по этому миру, и могут забредать в другие. Все хотели помочь тебе.
– Там ещё была Королева… – загадочным тоном поведала Фино.
– Серенити?.. Серенити… – пронёсся шёпот по девушкам.
– Вот, значит, кому мы обязаны жизнью Усаги, – нервно улыбнулся Сейя.
– Покойникам, – кивнул Альвиан.
– Как жаль, что я не могу отблагодарить их… – потерянно вздохнула Усаги.
– Мальчика – можешь! – возразила Фино. – И дедушку…
– Какого мальчика? – тут же разволновалась Чибиуса.
– Того самого, детка, того самого, – с прищуром покивала старушка.
Чибиуса сначала удивлённо открыла рот, потом залилась румянцем, и передумала спрашивать, как Вахо узнала, кого она имеет в виду.
– Молодчина, Гелиос… – радостно улыбнулась Минако.
– А что за дедушка? – непонимающе нахмурилась Рей.
– Маленький такой, с большой сумкой, – развела руками Фино.
– ЭТОТ дедушка??? – вскрикнули друзья.
– Тише вы, тише! – замахала руками Вахо. – Хватит нам уже подслушиваний!
– Да кто же он такой?! – понизила голос Макото.
– Главное, что он помог Усаги!
– Но интересно же!
– Хватит галдеть! – оборвала их старушка. – Видите теперь, наша Фино слишком догадливая, чтоб скрывать от неё Свет ваш. Стерикс ум ясный в ней открыл. И всё должна она знать с этого момента.
– Даже то, что мы воины?
– Значит, это всё-таки вы были теми людьми, что стояли там, среди взрывов? – с сияющими глазами спросила Фино.
Друзья посмотрели на неё и обречённо вздохнули.
– Неужели ты и тогда это знала? – с восторгом воскликнула Усаги.
– Не знала… Подумала просто. Но говорить не стала.
– Про браслет слышала? – пристально взглянула на неё Вахо.
– Слышала, бабушка, – склонила голову Фино.
– Если не найти способа связать крылья с этой собакой, – она подвела к ней Чибиусу, – умрёшь ты следующей весной.
– Я поняла…
– Нет, нет, этого не случится! – поспешно сказала Ами.
– Конечно, у нас всё получится!
– Не волнуйся, всё будет хорошо!
Фино подняла голову и благодарно на них посмотрела.
– Я тоже буду помогать вам.
– Вот и ладно, – Вахо хлопнула руками по коленям и встала. – Лисёнок! Ты живой там, нет? Что стоишь, как в рот воды набрал?
Парень, бледный и растерянный, бросил на неё отчаянный взгляд, словно в последний раз прося подтвердить, что всё это правда.
– Попался ты, голубчик, попался, – протянула Вахо. – Много страшных тайн узнал сегодня, и если проговоришься, худо тебе будет, худо…
– Он никому не расскажет! – воскликнула Усаги, ободряюще беря Лиса за руку. – Пойдём, я объясню тебе всё, это долгая история…
– Да уж, берём обоих с собой ночевать, иначе никак, – с подозрительно довольной улыбкой сказал Сейя.
– Тоже рад, что они всё узнали? – покосился на него Ятен.
– Это справедливо, – пожал плечами брат. – Фино хозяйка того самого браслета, что является избавлением от всех бед. К тому же ей вообще смерть угрожает. Парня я не стал бы, конечно, посвящать…
Ятен схватил его за локоть и приблизил холодные глаза:
– Обо мне ни одного лишнего слова. Только необходимое. Не хочу, чтобы прибавилось любопытных, ковыряющихся в моих внутренностях.
Сейя тревожно посмотрел на него, но не успел ничего сказать – Минако схватила его за руку и с криком «Не создавай пробку!» потащила на улицу.
– Нам ещё костёр разжигать, поспешим! – торопил остальных Таики.
– Весёлая им ночка предстоит, – пробормотала Вахо, провожая взглядом шумящую толпу и улыбаясь своим мыслям.

* * *

До полуночи воинам действительно отдохнуть не удалось. Было что рассказать непосвящённому человеку. Всего понемногу: о Лунном Королевстве, о Берил, о других планетах, мирах, Хранителях, о силах воинов. И больше всего, конечно, о стериксе. Фино с Чибиусой подносили друг к другу кулон и браслет, друзья в который раз убеждались, что обереги безумно похожи, и выдавали тысячу догадок, как можно снять заклятие с души зверя. Но в основном надежды возлагались, конечно, на Вахо, её слова о том, что она может подтолкнуть к разгадке, придавали уверенности.
В конце концов, когда большая часть людей сказала, что очень хочет спать, Лис с Фино перебрались подальше к самым деревьям, где решила расположиться Усаги. Там их тихий разговор продолжился.
– Значит, той девушкой, что я видел, была ты, Лунная Принцесса, – слабо улыбаясь, проговорил Лис. Общими усилиями его удалось привести в себя, но происходящее до сих пор временами казалось ему сном.
– Так уж получилось, – виновато пожала плечами Усаги. – Нам нельзя рассказывать людям о своих воплощениях воинов…
– Мы не виним тебя, – поспешно сказала Фино. – Это, в самом деле, должно было остаться секретом. Просто… Мы вернулись, как и обещали, подошли к двери, чтобы позвать вас… и я услышала слова о моём браслете…
– Ничего, ничего, – помахала ладошкой Усаги. – Я тоже бы не удержалась на твоём месте и подслушала. Всё даже очень хорошо вышло, видишь, теперь я смогла всё вам рассказать!
Фино благодарно улыбнулась.
– Я знал, что ты особенная… Видел, чувствовал… простой человек не мог таким быть… – покачал головой Лис.
– Усаги… а как жить на луне?.. – осторожно спросила Фино.
– Я мало помню, – призналась она. – Знаю, что было спокойно. И очень… радостно. Постоянные балы, фейерверки, фигурное катание… До вторжения Берил я не знала, что такое страдание.
– Берил – это та Королева с Земли, что объявила вам войну, – повторил Лис, словно заучивая.
– Да, – улыбнулась Усаги. – Она превратила в негодяев четырёх лордов, которые раньше служили Эндимиону…
– Я видела их! – сказала Фино. – Там, где ты умирала, они несли тебе цветы. Лунные слёзы.
– Зачем? – захлопала глазами Усаги. – Постой… Они хотели спасти меня?..
– Да, да!
– Так вот, кого имела в виду Вахо… – девушка взволнованно улыбнулась. – Значит, после смерти к ним вернулась память…
– Были ещё двое! – добавила Фино. – Один с белыми волосами, а другой с чёрными. Они были братьями!
– Неужели Алмаз и Сапфир! – ахнула Усаги.
– Бабушка сказала ещё, что остальные члены их семьи пока тебя не простили…
– Вот как… – Усаги грустно улыбнулась и потёрла щёки. – Даже не верится…
– Это у нас сейчас должен быть такой вид, – заметил Лис.
– Усаги… а кто так сильно ранил тебя?.. – заглянула ей в глаза Фино.
– Я сама, – смущено улыбнулась девушка.
– Как это??
– Просто… сила, которую используют воины, разрушает тела простых людей. Она хранится здесь внутри, – она прижала руку к груди. – Но использовать её можно, только перевоплотившись в Сейлормун… А я не могла перевоплотиться. И едва не убила себя.
– Зачем же ты это сделала? – шёпотом спросил Лис.
– Защищала друзей, разве не ясно? – строго ответила Фино, не дав Усаги раскрыть рта. – Ради чего ещё можно подвергать жизнь такой опасности?
– Ясно, ясно… – проворчал Лис.
Усаги посмотрела на воинственную мордашку Фино и тихо рассмеялась.
– А Ятен, значит, тоже как-то связан со стериксом? – задумчиво пробормотала девочка.
– Да, её душа и на нём оставила след, – Усаги погрустнела. – Но ему это приносит одни только неприятности.
– Почему? – удивился Лис.
– Нну… он просил не говорить никому подробностей…
– Ладно, – тут же улыбнулась Фино. – Расспрашивать не будем.
– Спасибо.
Они подняли головы к тёмно-синему небу, усыпанному звёздами.
– Сейя, Таики и Ятен, кстати, прилетели с другой планеты, – пробормотала Усаги. – И Юнами, Сари, Нецу, Сирена, Мисао, Оноко – тоже…
– Вот здорово! – у Лиса засверкали глаза. – Как же интересно побывать на других планетах!
– Вы спать не собираетесь?.. – протянула сонная Чибиуса. – Все уже легли…
– Ой, мы же им мешаем! – вздрогнула Фино. – Всё, давайте ложиться!
– Хорошо, – улыбнулась Усаги и ободряюще подмигнула Лису. – Завтра я расскажу тебе как красиво на одной из планет под названием Цирцена…
Парень усмехнулся, покачал головой и опустился на мягкий мох, заставляя себя закрыть глаза.

* * *

Ворон шагнул на край крыши и присел рядом с маленькой девочкой, безотрывно смотрящей вниз.
– Какая задумчивость… – улыбнулся он. – Почему не в деревне рядом со своими любимыми воинами?
– Спасибо тебе, – со спокойной благодарностью сказала она. – Я знала, что ты поможешь.
– Сговорились что ли… – скривился он, отводя взгляд.
На губах девочки мелькнула мимолётная улыбка.
– Они вытащили со дна твоей души человека. Ты и сам не замечаешь, как изменился.
Мужчина нахмурился, но не стал спорить. Вместо этого он спросил:
– Почему не расскажешь им, кто ты? Думаю, Принцесса недоумевает каждый раз, как ты появляешься в её жизни.
– Если расскажу, они будут ждать помощи. Так, словно я всегда рядом. Нужно оставаться в тени как можно дольше. Для их же пользы. Какой-то странный ребёнок, подающий знаки, быстро стирается из памяти. И остаётся лишь вера в собственные силы.
– Но сейчас твоя помощь действительно нужна. Ты ведь можешь понять, как освободить стерикса. Время не терпит. Девчонке остался последний год, а Ятена и вовсе можно потерять в один месяц…
– А говоришь, не волнуешься, – сверкнула глазами девочка.
– Я… перечисляю факты, – возразил Ворон.
– Я лишь чувствую… – девочка вновь задумчиво посмотрела вниз. – Это не разгадка… Просто что-то неосязаемое… Целое, разделённое на две половины…
– И как же соединить целое? – осторожно приблизился к ней Ворон.
Девочка пошевелила губами и со вздохом закрыла глаза.
– Не терзай меня. Я не смогу сказать.
Она подняла перед собой ладошки и медленно свела их вместе.
– Всё ведь очень просто… очень… очень… просто… соединить две части одного целого…
– Тогда покажи им.
Девочка непонимающе повернула к нему светло-карие глаза.
– Просто покажи, что чувствуешь, – пожал плечами Ворон. – А они пусть догадываются.
– Показать…
Тёплый осенний ветер взметнул полы её курточки и полетел куда-то дальше, за пределы большого шумного города.
– Может быть, ты и прав… – она снова подняла руки и задумчиво свела их.