00:42 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Подходил к концу второй день пребывания в больнице. Альвиан быстро шёл на поправку и уже пытался ходить, воины знакомились с больными и сиделками, слушали истории об их жизни, Ворон до темноты задумчиво бродил вокруг домов. В один из таких моментов Усаги с Чибиусой застали Хранителя перед одним из окон во дворе. Рядом с ним стояло несколько мужчин с грустными лицами.
– Что там? – шёпотом спросила Усаги, тоже заглядывая в окно.
Ворон молчал.
– Люси хуже стало, – пояснил один из мужчин. – Видно, не помогает ей наше чудесное лекарство…
Чибиуса тихо прижалась к стеклу. В комнате ярко горели свечи, и отлично было видно лежащую на подушках девушку. Она часто дышала и металась в горячке, люди, стоящие рядом, обтирали её мокрое лицо, щупали пульс и отчаянно качали головами.
– Это ужасно… – прошептала Усаги. Ей было видно намного хуже, но царящую в комнате атмосферу ей рассмотреть удалось.
– Да, – вздохнул второй мужчина. – Совсем немного с нами побыла… Люси, Люси…
Ворон равнодушно отвернулся и направился к другому дому. Усаги внезапно полоснула мысль, она подбежала к нему, дёрнула за руку и шёпотом спросила:
– А не из-за тебя ли ей стало плохо? Почему ты стоял там?
Хранитель невозмутимо посмотрел на неё.
– Отвечай! – Усаги чувствовала, как щёки наливаются кровью, душа – гневом, и контроль быстро покидает её. – Не слишком ли странное совпадение?!
Чибиуса поспешно подошла к ним, испуганными глазами смотря на мужчину.
– Она умирала и до моего прихода, – ровно сказал Ворон.
– Это не значит, что нужно помочь ей умереть! – воскликнула Усаги. – Вода из родника вылечила бы её!
– Это неизвестно.
– Не отнекивайся! Неужели ты и здесь будешь забирать души? Неужели ты забираешь такие души?!
– Это самая обычная душа, – холодно ответил Ворон.
– Не обычная! – со слезами в голосе воскликнула Усаги. – А единственная, особенная! Все души особенные! Как ты не понимаешь этого?!!
– Я дарю чистым душам мир без страданий, – он внезапно смягчил тон, укоризненно взглянув на неё. – Это так плохо?
– Да кому нужен этот твой мир! Здесь намного лучше! Здесь мы живём! Радуемся, грустим, делаем ошибки, исправляем их, теряем, находим, злимся, смеёмся, плачем – разве сравнится такая жизнь с той, что ты предлагаешь?!!
Ворон, устало улыбнувшись, прикрыл глаза.
– Успокойся, Принцесса. Мы привлекаем слишком много внимания. Этой девушке ты уже не поможешь.
– Смотрите, Макс прибежал, – прошептала Чибиуса.
Возле окна появился однорукий парень. Мужчины что-то начали говорить ему, но он, не слушая, бросился к стеклу и так замер.
– А этому мальчику? Как ему помочь? – глотая слёзы, спросила Усаги. – Он не был смертельно болен, но есть раны, которые не заживают! Никогда! Ты думаешь, что даришь счастье, но на самом деле, ты забираешь его!
Ворон задумчиво проследил, как к Максу подбежала Мари и за руку начала оттаскивать его от окна. Потом молча развернулся и пошёл. Усаги дёрнулась за ним, но Чибиуса обхватила её и с умоляющим взглядом попросила:
– Не надо… Оставь…
– Ненавижу его! – с обидой пробормотала Усаги, вытирая глаза.
– Ты всё равно ничего не изменишь, – тревожно сказала Чибиуса. – Он делает это полторы тысячи лет.
– Вот именно! Странно, что здесь вообще остались люди!..
Девочка грустно посмотрела на сидящего прямо на земле Макса и скорбно застывшую над ним Мари. Усаги тяжело вздохнула.
– Ладно, идём. Нам здесь не место…

* * *


– Так и сказал?
Усаги сидела в кругу друзей, сочувственно слушающих её.
– От Ворона этого и нужно ожидать, – мрачно проговорил Ятен.
– В любом случае это ужасно! – нахмурилась Макото. – Неужели ему действительно всё равно, кого забирать?
– Не могу в это поверить… – покачала головой Усаги. – Всё равно не могу… Ворон не может быть таким…
– Эй, что-то ты совсем скисла, – склонился к ней Таики. – Не думала же ты, что Ворон передумает забирать душу по чьей-то просьбе?
– В самом деле, куколка, он ведь никогда не скрывал того, чем занимается.
Усаги грустно вздохнула.
– Да, знаю… Он выставляет это напоказ, утверждает, что вечный свет – величайшее благо, ради которого можно умереть без сожалений… Но я никогда не верила до конца, что он сам так думает. Мне казалось, что есть какая-то лазейка, что-то не позволяющее ему забирать всех людей подряд… А теперь он доказывает, что ему действительно всё равно. Что он абсолютно равнодушен к человеческим чувствам…
Ами участливо положила руку ей на плечо.
– Думаю, нас всех посещали мысли о том, что Ворон не такое чудовище, каким его описывают, – невесело усмехнулась Рей. – Но мы могли заблуждаться.
– Он привёл нас сюда против воли, создал безвыходную ситуацию и ждёт лишь одного – спасения мира, – сердито сказала Минако. – Думаю, ему наплевать, даже если мы при этом погибнем.
– Я не понимаю… – проговорила Чибиуса. – если он так ненавидит этот мир, что поскорее хочет забрать отсюда всех хороших людей, то зачем старается спасти его?
– Этот мир – начало всех начал.
Друзья обернулись и увидели, что к ним ковыляет Альвиан.
– Опять ты бродишь! – упрекнула его Рей.
– Мы тут, между прочим, твоего выздоровления ждём! – добавил Сейя.
– Сам ещё хромаешь, – невозмутимо ответил учёный, втискиваясь между Ятеном и Макото.
– Тебе тут что, мёдом намазано? – проворчал Ятен, подвигаясь.
– Когда я сижу напротив, то не могу думать ни о чём кроме желания нарисовать тебя. Или вылепить. А так я не буду тебя видеть и буду спокоен.
– Ненормальный…
– Так что ты говорил там про Ворона? – напомнила Чибиуса.
– Всё же просто, – пожал плечами Альвиан. – Если в этом измерении с Земли исчезнет всё живое, то планета будет лишена новых душ, каждый день рождающихся здесь. Цель Ворона ведь не убивать людей, а спасать их. Но кого он будет спасать, если жизнь прекратится вовсе?
– Да, действительно… – закивали девушки.
– К тому же все миры связаны. Разрушения в одном отразятся на других. Ворон приветствует рождение каждого ребёнка и желает ему взрастить в себе свет, чтобы подарить потом счастье в Обители душ, а не тьму и страдание Сумрака…
– Это не счастье! – твёрдо сказала Усаги. – Ворон неправ. Счастье – жить в этом мире, а не уходить из него!
Альвиан улыбнулся и развёл руками.
– Вряд ли он с тобой согласится…

* * *


Небо медленно серело, темнота уступала свои права свету до следующей ночи. Ворон сидел под деревом, растущим напротив окна умирающей девушки. Она продержалась ещё одну ночь. В комнате суетились врачи, где-то неподалёку бродил не сомкнувший глаз парень с одной рукой. Ворон смотрел на окно и знал, что ждать осталось недолго.
Скоро данное этой душе тело перестанет работать и будет бесполезным для неё. Очистится разум, пропадёт боль. Потоки света окутают душу, и она предстанет перед вратами священной обители, где не существует тьмы, и ждёт лишь спокойное беззаботное существование, лишённое всего того зла, что здесь преследует на каждом шагу…
Светлое небо перечеркнул маленький силуэт. Ворон вынырнул из мыслей и увидел, что над окном сидит ласточка. Хранитель опустил голову, чтобы птичка не увидела улыбки, которую он не смог победить.
Отбой.

* * *


– Я прекрасно себя чувствую! В самом деле! Давайте продолжим путь!
Воины с недоверием смотрели на стоящего в дверях Альвиана.
– Я не вру! Честное слово, ещё несколько дней и можно будет снимать повязки!
– Может, тогда и будет время уходить? – поднял брови Таики.
– Нет, ну поверьте же мне!.. – сложил руки учёный. – Так хочется уже пойти дальше! Этот серый лес давит мне на нервы! А больные? Я боюсь их! У кого-то нет глаза, у кого-то рук или ног, у кого-то шрамы через всё лицо…
– Альвиан! – строго сказала Усаги. – Нельзя судить людей по внешности!
– Я знаю… Но моя чувствительная психика не выдерживает такого зрелища!..
– О, боже… – вздохнул Ятен.
– Нежный ты наш, – с улыбкой покачала головой Макото.
– Может, и впрямь двинемся? – посмотрел на Ами Сейя. – А то Ворон всех больных тут «осчастливит».
– Серьёзный повод, кстати, – напряглась Рей. – Он здесь по нашей вине, и мы частично отвечаем за его действия.
– Сейя сказал очень важную вещь, – согласилась Ами. – Странно, что нам самим это в голову не пришло.
– Так мы уходим? – обрадовался Альвиан.
– Скажи спасибо нашему человеколюбивому Хранителю, – усмехнулся Сейя, поднимаясь с кровати. – Если бы не угроза пациентам, сидел бы тут ещё два дня, как миленький.
– Я скажу хозяину, – вскочила Чибиуса.
– А я Ворона пока поищу, – шагнула к двери Минако.
– Погодите-ка, – нахмурился Ятен.
Они замерли, и отчётливо услышали нарастающий шум снаружи. Словно какую-то фразу передавали по цепочке всё ближе и ближе к ним. Переглянувшись, друзья вместе вышли на порог. Двор был полон оживлённо переговаривающихся людей.
– Что случилось? – крикнула Макото.
Один из мужчин обернулся к ней и радостно прокричал в ответ:
– Люси пришла в себя! Люси не умрёт!
– Что??! – воскликнули друзья.
– Да, да!!! – мужчина радовался, как ребёнок. – Я знал! Я подошёл и увидел на её окне ласточку! Она сидела прямо на её окне! Значит, теперь наша Люси не умрёт!!!
Он взмахнул руками и подбежал к гудящей толпе. Воины ошарашенно проводили его глазами.
– Ласточка?.. – пробормотала Минако.
– Да… значит… болезнь отступила из-за ласточки… – Усаги повернула к ним сияющее лицо и закричала: – Она не умрёт!!! Она не умрёт, Ворон не заберёт её, я знала, знала!!!
Она взвизгнула и бросилась на шёю остолбеневшей Рей.
– Ура!!! – воскликнула Чибиуса.
– Это чудо! Просто чудо! – покачал головой Таики.
– Идём к ней! – выпрыгнул Сейя за порог. – Мы должны на неё посмотреть!..

Люси нельзя было назвать красавицей. Конечно, во многом была виновата болезнь. У неё были впалые щёки, худое лицо, бледная кожа. И только глаза ярко выделялись – огромные, чёрные, затягивающие. Живые.
Она сидела, откинувшись на подушки, и с интересом разглядывала окружающие её лица. Врачи до сих пор поражались неожиданному результату и каждую минуту проверяли её температуру и пульс, вызывая у больной улыбку. Воины не отрывали от неё глаз, ощущая безотчётное щемящее душу счастье. Макс сидел на коленях перед кроватью и держал её руку. Мари, светясь от гордости, стояла рядом, положив руку ему на плечо.
– Значит, вы были нашими новыми гостями? – слабым голосом спросила Люси.
– Да, – радостно ответила Усаги. – Но, к сожалению, уже уходим…
– Мы так рады, что ты выздоровела, – наверное, в сотый раз за сегодня сказала Минако.
– Спасибо… – улыбнулась Люси и ласково посмотрела на опьяневшего от счастья Макса.
– Я бы не советовал пока сильно напрягаться вашему другу, – сказал один из врачей, указывая на Альвиана.
– Мы присмотрим за ним, – поспешно проговорили друзья. – Нам действительно пора… пока ничего не случилось…
– Пора, так пора, – раздался голос Ворона, появившегося у открытого окна.
Воины медленно выпрямились.
– Ладно… Идём, – пробормотал Сейя, начиная протискиваться между людьми.
– Извините… – вздохнули девушки, двинувшись за ним.
– Вы знаете ключ? – раздались голоса. – А место? Вам точно пора?
– Да, нас ждут… дела…
Они вышли на улицу и развернулись к провожающим их людям. Несколько минут длилось прощание, во время которого Ворон давил на них своим тяжёлым взглядом, намекая, что торчать здесь совсем не обязательно. Наконец воины двинулись к лесу, где должно было состояться перемещение. Но едва они достигли деревьев, как раздался крик:
– Погодите-ка!
Они развернулись и увидели, что их догоняет Макс.
– Ну что ещё? – проворчал Ворон.
– Я хотел сказать… Усаги! – парень заговорил быстро, смущаясь и глотая слова, – Я… Знаешь, ты странная! Когда меня встречали новые люди, стоило им взглянуть на мой пустой рукав, и на их лицах появлялось одно и то же отвращение! Сначала я не понимал… Что здесь страшного? Ведь я не похож на них не по своей воле! Это всего лишь рука!.. Но потом привык! Привык видеть одно и тоже! Ты была первой, кто и бровью не повёл в сторону моего уродства! И мне хочется поблагодарить тебя!
Он сунул в руки Усаги что-то белое.
– Макс… – оторопело проговорила она.
– Это клык оборотня! – взволнованно улыбаясь, сказал парень. – В обычном мире мы охотились на высших оборотней, а здесь я по привычке затеял драку с одним из них, за что и поплатился рукой. Мне повезло попасть в эту ловушку, и теперь я точно уже никуда не уйду. И этот амулет мне больше не нужен.
– Это амулет? – с интересом придвинулась Рей.
– Он начинает светиться, когда рядом оборотень. Этот клык не раз спасал мне жизнь. А вы… Я верю, что вы выберетесь! В самом деле! И там он будет нужнее! Он будет охранять тебя!
– Спасибо, Макс! – растроганно воскликнула Усаги.
– Ладно… я пойду… Удачи вам!
Парень с горящими щеками развернулся и побежал к домам.
– Будьте счастливы, – с улыбкой прошептала Усаги.
– Люси выжила, и ему теперь море по колено… – сказала Минако, пристально взглянув на Ворона.
– Нам пора, – коротко сказал мужчина, скользнув по ним неодобрительным взглядом, и направился к чаще.


8. Свет


Мама… почему, мамочка?.. Почему ты меня бросила? Где же ты?.. где ты… забери меня, мама… Мне страшно… так страшно… Мама!..

Усаги вздрогнула и вынырнула из сна. Её плечо крепко сжимали чьи-то пальцы.
– Сейчас… – Усаги надела очки и поняла, что вокруг неё сидят все её друзья. Позади всех стоял и не отрывал от неё глаз Ятен.
– Что снилось? – почему-то шёпотом спросила Чибиуса. – Опять мальчик?
– Прости, ещё рано… – тревожно проговорила Ами. – Но мы испугались и… решили разбудить тебя.
– Нет, ничего… – Усаги села на жёсткой земле очередной равнины, которым они уже потеряли счёт. – Я говорила что-то?
– Да, – кивнули друзья. – Только очень тихо, мы не поняли.
– Что снилось? – разрезал воздух стальной голос Ворона.
– Это так странно… – нахмурилась Усаги. – Я снова слышала голос того ребёнка… Настоящего ребёнка. Он опять звал маму, просил забрать его… Как будто я снова была там, рядом с мираной в руках Эльзы…
– Значит, тебя не донимало твоё подсознание, – расслабился Сейя. – Ничего серьёзного…
– Всё очень серьёзно, – Ворон медленно подошёл к ним с мрачным угнетающим выражением на лице.
– О чём ты? – насторожилась Рей.
– Это может значить лишь две вещи. Либо мы вплотную приблизились к ловушке и вскоре увидим ребёнка. Либо рядом порождение его души. Войско.
– И что же?..
– Если второе – то нам угрожает смертельная опасность. Больше ничего.
– Погоди-ка! – вскочила Макото. – Это войско тоже разгуливает по измерению?
– Оно – детище Многомерного хаоса. Его часть. День за днём оно поглощает его силы. И никаких запретов для него не существует. Войско может появиться где угодно и когда угодно.
– Ну и отлично, – Сейя поднялся и вызывающе посмотрел на него. – Наконец-то мы встретимся с врагом и сразимся!
– Полностью согласна! – вскочила Минако.
– Надоело здесь шататься, хочу домой!
– Пора отделать их уже! Сколько можно?
Ворон смотрел на них, как на психов.
– Вы не слышали меня?! Не поняли, что вам ни за что не победить?!!
– Это неизвестно! – упрямо воскликнула Усаги. – Мы ведь не пробовали!
– Глупая!.. – не удержался Хранитель. – Ты даже не представляешь…
– Хватит пугать нас! – раздражённо оборвала его Рей. – Если встретим войско, будем сражаться – и точка!
– Мы тоже воины, – уверенно сказал Таики.
– И не должны убегать! – горячо добавила Чибиуса.
– Глупо… как глупо… – покачал головой Ворон, поняв, что не переубедит их. – Умереть вот так… Вы же ничего не успеете сделать…
– Не хорони нас заранее! – воскликнула Макото.
– Я вижу приближение чего-то очень большого, – подала голос Ами, погружённая в свой компьютер. – Оно достигнет нас через шесть минут. И… переходы на него не действуют. Оно проходит сквозь материю Многомерного хаоса, как бы тот не менялся.
– Значит, всё-таки войско! – хрустнул кулаком Сейя.
– Давайте перевоплотимся, нужно быть готовыми!..
Ворон подошёл к Ятену, стоящему всё это время в стороне, и тихо сказал:
– Ты выглядишь не таким беззаботным, как они. Я давно это заметил. Лишь ты один понимаешь истинную опасность, грозящую Принцессе в её снах. Остальные не верят, что её жизнь висит на волоске.
– В такое тяжело поверить. Нельзя осуждать их за это.
– Почему же ты веришь?
– Я не верю, – коротко возразил Ятен. – Я знаю.
– Ясно, – слегка улыбнулся Ворон. – Это две разных вещи.
– Да.
– Может быть, ты знаешь и о том, что вам не победить? Не хочешь избежать глупой смерти?
– Обо всём этом я знаю лишь одно, – Ятен развернулся, исподлобья взглянув на него. – Что буду сражаться рядом с ними.
– Ясно, – вновь повторил Ворон, склонив голову.
Ятен отошёл к друзьям.

– Неужели ничего нельзя сделать?..
Харука взглянула на Мамору и трёх кошек с полумесяцами, сидящих в их гостиной.
– Над этим измерением ни у кого нет власти, – покачал головой парень.
– Как же плохо… – зажмурился Артемис. – Это худшее место, куда можно было угодить…
Диана жалобно прижалась к нему бочком.
– Сила слишком велика, – проговорила Хотару. – Многомерный хаос держит их, словно капкан. Они смогут вырваться, только если нанесут сильный удар по его материи…
Она говорила абсолютно спокойно и слегка задумчиво, как и всегда. Бездонные тёмные глаза грустно смотрели перед собой. Харука перевела взгляд на Мичиру. Она молчала, но её брови и морщинка на лбу кричали громче всяких слов. Этот знак тревоги Харука знала наизусть. Губы почему-то дрогнули в улыбке. Блеск. Принцесса неизвестно где, может быть, в смертельной опасности, а ей хочется улыбаться.
– Они смогут, – твёрдо сказал Мамору. – Нужно просто подождать их.
– Сколько? – горько сказала Луна. – Год? Век? Когда им получился обмануть Многомерный хаос?..
– А ты торопишься куда-то? – улыбнулась Хотару.
– Она права, – пискнула Диана. – Неважно, когда, но они вернутся! Это главное!
Харука глубоко вздохнула и закинула руки за голову.
– Надо же, она даже в такой важный момент не вышла…
– Ты про Сецуну? – спросил Мамору. – Я, честно говоря, удивился её отсутствию…
– Она в своей комнате с… одним человеком, – проговорила Мичиру.
– Она слишком странно ведёт себя… – протянула Харука.
– Это не наше дело, – невозмутимо сказала Хотару.
– Что здесь творится?.. – пробормотал Артемис, переглядываясь с Луной.
– Думаю, Усаги будет рада узнать, что Сецуна нашла себе друга, когда вернётся, – улыбнулся Мамору.
– Да, – хмыкнула Луна. – Она очень обрадуется.
Ну вот. Теперь улыбаются и все остальные. Даже кошки. Значит, не у одной Харуки в голове такие глупые мысли. Слишком сильная надежда. Или даже вера. Вера в то, что их беззаботная глупенькая Принцесса просто не может умереть и очень скоро, победив очередные непобедимые трудности, появится здесь и порадует их своим веселым смехом.

Альвиан всмотрелся вдаль и произнёс:
– Хм…
– Ты говоришь это уже третий раз! – воскликнул Сейя. – Может, мы услышим что-нибудь кроме твоего «хм»?! Ты же хвастался отличным зрением!
– Я…
– Дай ему время, может, он уже хотел сказать тебе что-то важное, – протянула Венера.
– Мне…
– Да там же туман, – лениво проговорил Ятен. – Что можно увидеть?
– Меня…
– Поэтому мы и попросили Альвиана, – оживлённо сказала Чибимун. – Он ведь сам сказал, что видит лучше всех нас!
– Да можете вы меня выслушать??! – взорвался учёный.
Девушки испуганно вытянулись по струнке.
– Меня волнует ширина того, что я вижу! Это ВСЁ ведь не может быть войском?!
– Почему же? – холодно спросил Ворон.
Воины непонимающе обернулись к нему.
– Ваш друг видит истину. Оно бесконечно.
Меркурий взглянула вперёд и проговорила:
– Не хочешь же ты сказать, что…
– Весь горизонт от края до края заполнен людьми? – упавшим голосом пробормотала Марс.
– Кажется, уже и я их вижу… – замерла Сейлормун.
Дрожащая тёмная дымка медленно начинала разделяться на человеческие фигуры. Приближались они быстро. И в ширину действительно застилали всю равнину.
– Что-то многовато их, – заметил Альвиан, скользнув за спины воинов.
– Мда… – нахмурился Сейя.
– Вы двое не бойцы, – резким голосом сказала Юпитер. – Стойте позади.
– Ты меня к нему прировняла??!! – завопил Сейя. – Да я…
– Альвиан сейчас даже полезнее тебя будет! – строго сказала Марс. – Он хотя бы что-то может!
– Вот именно, – невинно поддакнул учёный.
– Да я… Да, может, у меня сейчас способности и откроются!!!
– Не думаю, – протянул Ятен.
– Что?! Да ты сам ещё сражаться не можешь!
– Это правда, – обернулась Меркурий. – Ятену тоже стоит поберечься.
– Без обид, – Таики положил руки на плечи братьям. – Пока из нас троих только я могу сражаться в полную силу.
– И что?! Только поэтому вы хотите бросить товарищей?! – воскликнул Сейя.
– Мы будем там бесполезны, дурак, – проворчал Ятен.
– Они уже близко, нужно готовиться к атаке! – воскликнула Венера. – Хватит пререкаться!
– Послушайте! – Меркурий закрыла компьютер и подняла глаза. – Эти солдаты полностью состоят из тёмной материи. Как и их оружие. Если они ударят вас, раны будут не такими, как от металла, но всё равно болезненными. Опасно подпускать их к себе. В рукопашной мы проиграем.
– Понятно, – пробормотала Марс и широким взмахом натянула огненный лук. – Беру на мушку одного.
– Не спеши, – тихо сказал Таики. – Пусть подойдут ещё…
Первые ряды было видно отлично. Тела солдат полностью покрывали доспехи, на поясах висели мечи, а за спиной луки. Они шли чётким механическим шагом и были похожи будто клоны.
– У вас ещё есть время, – тихо сказал Ворон. – Отступитесь. Я смогу спрятать вас. Если вы нападёте, дороги назад не будет.
– Сказали же – нет! – сверкнула глазами Юпитер.
– Лучше спрячься ты, – попросила Сейлормун. – Мы сами выбрали этот путь, и ты не должен пострадать из-за нас.
Взгляд Ворона стал пустым, а голос равнодушным.
– Я буду за вами.
– Пора! – пронзительно воскликнула Марс и разжала пальцы.
Полыхающая стрела пронзила насквозь одного из солдат, на несколько секунд опередив ещё шесть лучей, ринувшихся за ней. Войско остановилось. Рыцари задумчиво посмотрели на своих рассыпающихся на куски соседей и медленно повернули головы к застывшим в ожидании воинам. Их лица полностью скрывали шлемы, и друзья засомневались в том, есть ли они вообще. Есть ли у этих существ глаза. И видят ли они их.
Похоже, что солдаты видели. Они невозмутимо заполнили просветы в своём строю и целеустремлённо двинулись вперёд, вытаскивая луки из-за спины.
– Ой-ой, это уже нехорошо, – шагнула назад Чибимун. – Они собираются стрелять!
– Вперёд! – воскликнула Юпитер. – Атакуйте, не дайте им этого сделать!
Равнину огласили заклинания, сопровождающиеся полыхающим светом, Альвиан схватил Сейю с Ятеном за воротники и дёрнул на себя, вытащив из толпы сражающихся.
– Ты что?.. – воскликнул Сейя, схватившись за горло. – Чуть не задушил!
– Сказали тебе стоять позади, умник! – рявкнул на него Альвиан, в совсем несвойственной ему манере. – Ты ни защититься, ни отбить стрелу не сможешь! Хочешь в решето превратиться?!
Сейя от удивления даже ничего не сказал ему в ответ. Ятен посмотрел на свои ладони и проговорил:
– Нас списали со счетов… Как же Таики это делает? Никак не могу понять…
– Вот и я не могу! – сердито сказал Сейя, впившись глазами в рассыпающихся от ударов рыцарей.
– Проглотите свою гордость и стойте здесь хотя бы ради того, чтоб не мешать, – хмуро сказал Альвиан. – Шансов и так очень мало.
– Ошибаешься!.. – возразил Сейя.
– Ты прав, он ошибается, – донёсся до них безжизненный голос Ворона. – Шансов нет вообще.

– Чёрт, – сквозь зубы буркнула Марс, ощутив, как по щеке чиркнула тонкая чёрная стрела.
– У тебя кровь!.. – запаниковала Сейлормун.
– Не отворачивайся!!! – Меркурий дёрнула её к Юпитеру, которая без устали сыпала молниями, сохраняя вокруг себя безопасную зону.
– Как мы ни стараемся, они всё равно успевают стрелять… – воскликнула Чибимун. Она, широко расставив ноги, прицельно била светом из жезла по очереди в каждого солдата, которого доставала.
– Отличная работа, – приободрил её Таики, крест-накрест рубя доспехи лучами из обеих рук. – Не думал, что ты будешь таким хорошим помощником!
– Я тоже, между прочим, тренируюсь! – вздёрнула нос девочка.
– Плохо… Их слишком много – проговорила Венера, зажмурившись: стрела вырвала клок её волос.
– Пока мы атакуем, стрелы в нас не попадут! – сказала Юпитер.
– Это те, что впереди, – внезапно упавшим голосом промолвила Марс.
Друзья мельком взглянули на неё и покосились по сторонам. Тут же накатило желание потрясённо раскрыть глаза, опуститься на землю и сидеть так, уставившись вперёд, пока их не разбудят. Рыцари, идущие по бокам, так далеко, что их тяжело было разглядеть, медленно начинали стекаться к середине, окружая их. Они не были впереди, где легко можно было их уничтожить, они были уже на одной линии с воинами…
– Отступаем! – быстро сказал Таики.
– Что, бежать? – вытаращила глаза Венера.
– Не время играть в героев, нам нужно уходить, пока они не взяли нас в кольцо!
– Их не может быть так много… не может быть… – с ужасом оглядывалась Сейлормун.
– Ребята, вы чего там торчите?! – раздался крик Сейи из-за их спин. – Давайте назад, они сейчас стрелять начнут!!!
– Верно! Быстро! – Марс, косясь по сторонам, начала делать шаги назад. – Только не переставайте бить по ним!
– Это тяжело… – Сейлормун полоснула широким белым лучом, уложив сразу несколько рядов, и отбежала назад.
– Мооощно… – протянул Альвиан, оживлённо следя за ней.
– Ты по сторонам лучше смотри! Идём скорее! – Ятен подтолкнул его и удивлённо замер. – А Ворон где?
Парни вытянули шеи и увидели высокую чёрную фигуру далеко позади.
– Вот зараза, – оскалился Сейя. – Знал, что нам отступать придётся. Уже ждёт.
– Ладно, – хмуро сказал Ятен. – Идём.

– Сколько нам ещё так пятиться? – протянула Чибимун, управляя жезлом уже с видимым напряжением.
– Мы уже очень много прошли, – поддержала Сейлормун. – А они всё ближе…
– А что ты предлагаешь? – огрызнулась Марс, посылая стрелу за стрелой. – Если остановимся – нам конец!
– Невероятно! – качала головой Меркурий, отчаянно глядя сквозь очки. – Мы истребили уже несколько тысяч солдат! Но это абсолютно незаметно!
– Что есть, то есть… – хмуро согласилась Юпитер.
Венера внезапно зацепилась пяткой об выступ и, вскрикнув, рухнула на спину. Тут же с того участка, который перекрывала её энергия, посыпались стрелы.
– Чёрт! Осторожней!
– Ай! Моя нога!
– Царапина, зачем так вопить?!
– Поднимайся, поднимайся, скорее!..
– Они бегут! – с ужасом вскричала Чибимун. – Они побежали вперёд!!!
Несколько десятков солдат внезапно молнией бросились к ним и, до того, как беспорядочные лучи превратили их в прах, успели выстрелить ещё раз почти в упор…

Меркурий и Марс со стонами упали на землю. Таики, совершив тигриный прыжок, встал перед ними и удвоил количество бьющей из рук энергии.
– Не теряйтесь! – умоляюще воскликнул он. – Только не теряйтесь! Иначе все погибнем!
Девушки, уже дёрнувшиеся к подругам, выпрямились и яростно ударили по войску.
– Как вы? – испуганно поворачиваясь назад, крикнула Сейлормун. – Ответьте, Рей, Ами!..
– Чёртовы… снайперы… – проговорила Марс и, тяжело дыша, вырвала тонкое древко из груди. Над ранкой закружился чёрный дымок, стрела рассыпалась в её руке.
– Простите меня… простите… – дрожащим голосом промолвила Венера, оглядываясь.
– Вперёд смотри, – посоветовала Марс и резким движением выдрала стрелу из плеча Меркурия. Девушка вскрикнула и села, зажав рану.
– Предупреждать же надо…
– Вы в порядке?.. – рядом с ними взволнованно опустились Сейя, Ятен и Альвиан.
– Вы зачем вернулись? – воскликнула Марс и, шатаясь, встала. – Сейчас же уходите!
– Да вы же ранены! И собираетесь сражаться?
– Повезло, что это не настоящие стрелы… – пробормотала Меркурий, поднимаясь за подругой. – Ничего страшного…
Они вклинились между друзьями и возобновили атаку.
– Чёрррт… – Сейя поднял дрожащие кулаки. – Как?! Как я могу быть настолько бесполезен?!!
– Немало же мы отступили, – пробормотал Ятен, обернувшись. Неподвижная фигура Ворона, похожая на монолит, стояла совсем недалеко. За всё это время он ни разу не шевельнулся, безотрывно наблюдая за идущим боем.
– Он был прав… – горько сказал Альвиан. – Во всём был прав…
– Не смей! – разъярённо воскликнул Сейя. – Хочешь сказать, это наша могила?! Тебе легко рассуждать!..
– Погибнете вы – погибну и я вместе с вами! – сверкнул глазами учёный. – И это действительно весёлая тема для рассуждений!
– Хватит лаяться, – тихо оборвал их Ятен.
Он сказал это так спокойно и ровно, что они сразу поняли – сейчас случится что-то ужасное.
– В чём дело, Ятен? – пристально посмотрел на него Сейя.
– В чём дело? Мы не двигаемся. Уже несколько минут.
Осознав смысл этой фразы, парни медленно повернули головы, и их лица исказились. Стена чёрных доспехов надвигалась на них с обеих сторон. Луки они уже держали в руках.
Сейя с Альвианом по молчаливому согласию бросились к воинам.
– Девчонки! Расширяйте зону поражения!
– Что?! – обернулась Юпитер.
– Они всё-таки зашли с боков!
Атакующие покосились по сторонам, и на их лицах появилось отчаяние.
– Давайте снова назад? – предложила Чибимун.
– Не успеем… – покачал головой Таики.
– Раздвигайтесь! Становитесь шире!
Воины стали полукругом, чтобы задевать все стороны надвигающегося войска, но их было всего семеро против сотен, энергии стало не хватать…
Сейлормун ощутила, как сердце окатило холодом, поняла, что чувства идут от стерикса, и сейчас, – так скоро, что она не успеет ни заговорить, ни повернуться, ни даже дёрнуться, – что-то произойдёт…

В ноги Ятена и Сейи одновременно воткнулось по стреле. Сейя упал сразу, а Ятен, задержавшись немного, через мгновение рухнул рядом с ещё тремя стрелами: в груди и спине. Обернувшись на вопль Альвиана и увидев эту картину, воины не смогли на этот раз выдержать и продолжать сражаться. Бестолково, отчаянно, глупо они бросили всё и кинулись к лежащим на земле друзьям…
– Да что же вы творите?!.. – крикнул Альвиан и с лицом уже готового ко всему человека поднял вверх сплетённые пальцы. Новые стрелы ударились о возникшую из ниоткуда прозрачную стену.
– Ты умеешь создавать защиту?! – воскликнул Таики.
– Её хватит ненадолго, поверьте!.. Смотрите быстрее, что там с ними?
Сейя дрожащими от злости руками вырвал чёрную спицу из ноги и схватился за стрелу, угодившую под лопатку брата.
– Подожди! – жалобно взмолились девушки. Они едва не рыдали от страха. Ятен, оторопело застыв от боли, лежал на их руках, всё больше бледнея.
– Это не железо! – рыкнул Сейя и резко выдернул древко.
– Правильно! – опомнилась Марс. – Нельзя оставлять их!
Она молниеносно вырвала стрелы из груди, а Сейя закончил ногой. Ятен зашипел и судорожно согнулся.
– Слишком много… – долетел до них задумчивый голос Ворона. – Такое количество тёмной энергии погрузилось в тело…
– Всё нормально… – прохрипел Ятен, пока подруги не испугались до смерти. – Я жив…
– Только тебе в четыре раза больнее, – мучительно улыбнулась Меркурий, сжимая плечо.
– Ну что вы там?.. – сдавленно проговорил Альвиан.
– Нужно что-то делать! – воскликнула Сейлормун. – Ворон! Перенеси нас с переходом! Куда угодно, хотя бы обратно в больницу!
– Что, раздумали сражаться?
– Слишком много раненых! Их нельзя здесь оставлять! Мы согласны с тобой, нам не одолеть их, пожалуйста!..
Хранитель сжал губы и исподлобья взглянул на приближающихся солдат по ту сторону дрожащей стены.
– Поздно. Я предупреждал вас. Нанеся первый удар, вы подписали себе приговор. Теперь они последуют за вами повсюду. Для них не существует переходов.
Девушки отчаянно огляделись. Рыцари подошли настолько близко, что можно было разглядеть каждую заклёпку на их доспехах. Альвиан внезапно упал на колено.
– Держись! – вскочила Венера.
– Всё… – прошептал он. – Не могу больше…
– Проклятье… – Ятен, стиснув зубы, поднялся.
– Ты уверен, что можешь стоять? – воскликнул Сейя.
– Не собираюсь лежать здесь и ждать, пока меня к земле приколотят…
– Альвиан, ты наша последняя защита, – Чибимун участливо обняла его дрожащие плечи. – У тебя совсем-совсем не осталось сил?..
– Простите… – проговорил учёный. – Это мой предел… Но… стрелять они уже не будут…
– Почему? – пробормотала Сейлормун.
– Слишком близко, – механически ответила Юпитер.
Рыцари на ходу вытаскивали из ножен мечи. Они уже не шли идеальным строем. Первый из них медленно приближался к мерцающей защите, из последних сил удерживаемой Альвианом. Когда он подошёл и коснулся её рукой – всё было кончено. Путь был открыт. Будто повинуясь невидимому приказу, солдаты, вскинув мечи, бросились вперёд.

Что есть тьма? Что-то особенное? Какая-то материя? Нет. Тьма – это всего лишь отсутствие света. Тень. Место, куда не проникают лучи светила…

Такого не было давно. Время стало вязким и густым, сковав тело и пустив перед глазами очень, очень медленную картинку, Сейлормун ощутила себя ложкой, застывшей в полной банке мёда. Рыцари зависли над ними и невыносимо долгим движением опускали свои мечи. В ладонях Венеры вспыхнул белый огонёк, она пригнулась и плавно выпрямила руку, дырявя живот нападающего солдата. Тут же, через бесконечную пропасть времени, ей пришлось развернуться, хлестнув светом по двум другим. Марс открывала рот, пытаясь что-то крикнуть Сейлормун, но звуков не было, и она просто дёрнулась в сторону, проплывая в застывшем воздухе мимо висящих рядом мечей и сверкающих атак воинов. Кажется, кто-то стрелял, пытаясь защитить её. Таики отталкивал назад Сейю, стараясь оградить своим светом и себя, и его, Альвиан, бледный, как мел, стоял, вцепившись в шатающегося Ятена, между Юпитером и Меркурием, кое-как отбивающими удары. Сейлормун перестала двигаться и осознала, что стоит на четвереньках. Подняв голову, она увидела перед собой мечущуюся между солдатами Чибимун, которую они обходили, словно не замечая. Чуть дальше стоял неподвижный Ворон. К нему они тоже пока не приближались. Но даже если бы и приблизились, он мог в мгновение ока стать птицей и вспорхнуть туда, где его не достанет ни одна стрела. Так что бояться ему нечего… Он просто стоит и смотрит. Каменное лицо. Пустой взгляд. Похоже, его всё-таки не волнуют их жизни…
Их становилось всё больше. Чёрная волна ближе, ближе, и вот – первый удар попал в цель. Меч полоснул по спине Юпитера, оставив чёрную дымящуюся полосу. Девушка побелела от боли, но устояла на ногах, яростно ударив молнией по нападавшему. Он развалился на куски. Вторым попал под удар Сейя. Меч свалил его на землю, где уже сидел обессиленный Ятен. Альвиан с ужасом на лице прыгал рядом, пока ещё успешно уворачиваясь от рассекавших застывший воздух мечей. Хотя, нет, не совсем успешно, – на его белой одежде то тут, то там появлялись короткие чёрные отметины. Всё это происходило так медленно, что, казалось, успела пройти целая жизнь, пока Сейлормун смотрела на драку, не в силах сбросить с себя оцепенение. Разум начинал отказывать. Это конец. Помощи ждать неоткуда. Солдат всё больше. Этих коротких вспышек, разбивающих их, едва ли хватит на ещё пять минут. Сейлормун собралась с силами и вынырнула наконец из этой мучительной вязкой иллюзии, резко поднявшись с колен.
Тьма – это всего лишь отсутствие света…
Мир сразу заполнился грохотом. Испуганные, болезненные, отчаянные вскрики друзей, свист лезвий, грохот доспехов. Перед глазами замелькала чёрная каша. Сейлормун разбила светом десяток окружающих её солдат и повернулась, чтобы посмотреть на остальных в эти несколько свободных секунд.
– Не спи!!! – крикнула Венера, поймав её взгляд.
Похоже, свободных секунд не было. Сейлормун ощутила жгучую боль, проходящую сквозь плечо и грудь. Не успела она повернуться, как рыцарь рубанул ещё раз, теперь чётко по груди. Призма со звоном отлетела далеко в сторону.
– Разве можно так зевать?! – перед ней появился взмыленный Таики, не дав солдатам ударить её снова. – Что с тобой?!
– Прости… – прошептала Усаги, держась за горящую грудь. – Теперь я точно ни на что не годна…
Рядом раздался стон учёного, один из солдат всё же вонзил в него лезвие. Через мгновение громко закричала Венера. Чибимун бегала вокруг раненых, которые уже не могли подняться, пытаясь оградить их с помощью оберега. Но она не могла быть сразу во всех местах. Мечи начали доставать уже и до лежащих…
Им не спастись. Ещё немного времени, и войско поглотит всех людей, медленно, но верно, добив их до смерти. Оставался только один выход.
Усаги бросилась в очередной просвет, сделанный лучом Таики, и, скользя между солдатами, начала пробираться к свободному месту.
– Куда ты??.. – изумлённо крикнул парень, но его лицо очень скоро пропало за сомкнувшейся стеной доспехов.
С этой стороны их было немного, от нескольких ударов удалось увернуться. Выбравшись, Усаги, что было сил, побежала дальше, к небольшой возвышенности, куда друзья уже не доберутся. И не смогут помешать.
Эй, эй, погоди! – зазвенел в ушах голос стерикса. – Ты не о том думаешь! Так ты точно… Усаги!!! Не будь дурой!!! Остановись!..
Усаги отчаянно напрягла голову, и ощутила, как чужое присутствие вместе с голосом пропало. Впервые ей удалось это сделать. Как же она мечтала раньше уметь отгораживаться от сварливых нотаций зверя, не воспринимать и не слышать этот голос. А получилось именно сейчас. Когда она собиралась сделать самую глупую вещь в своей жизни. Наверное, это знак. Теперь её действительно не остановить никому.

Воины начали падать один за другим. Больше не было сил стоять. Последним сдался Таики. Друзья лежали, сидели или стояли на коленях и всё ещё пытались обороняться, швыряя в солдат пучки света. Несмотря на это, мечи успевали достигать цели, и постепенно в телах друзей становилось всё больше отметин. Из них не текла кровь, но ощущение было таким, словно сквозь плоть протаскивали пылающие стёкла. И с каждой раной сил бороться становилось всё меньше. Чибимун была единственной, кто остался на ногах, единственной, кто не получил ни царапины. Когда все остальные оказались на земле, и солдаты просто начали их добивать, она в полном отчаянии схватилась за цепочку оберега и потащила её наверх…
– Ты что делаешь, дурочка?!..
Ятен, который трупом лежал секунду назад, прыгнул на неё и, сжав, придавил к земле.
– Пустиии!.. – закричала девочка, заливаясь слезами. – Так не должно быть!!! Почему вы должны страдать, а я – нет?!!
– Вот глупый… Всегда был таким глупым… – прошептал Сейя, с трудом стягивая с неё Ятена. Чибимун замерла, только сейчас поняв, что, упав, он лишился чувств.
– Если снимешь кулон, я расскажу всё Усаги, и она накажет тебя как следует! – гневно сказала Марс и вздрогнула от удара, пробившегося через её огонь. – Она уж точно выберется, я знаю…
– Рей… – бессильно пробормотала Чибимун, продолжая лежать.
– Точно… Где бы она ни была, главное, что не здесь… – сквозь зубы проговорила Юпитер. Ей уже не хватало сил заполнять весь воздух перед собой молниями. Она тяжело била рыцарей по одному, перед этим получая несколько ран от тёмных мечей. – Может, Ворон поймёт всё и спрячет её…
– Нельзя доверять только себе… – шептал Сейя лежащему в его руках бесчувственному Ятену, зажмуриваясь от лезвий, проскальзывающих по спине. – Нужно доверять другим… Меркурий остановила бы её…
– Жаль, что я так и не увидел силу Принцессы… – пробормотал Альвиан. У него темнело в глазах, горело всё израненное заново тело, но он всё ещё упрямо оставался в сознании.
– Ты так и не рассказал, зачем тебе всё это… – проговорил Таики, сидящий рядом и старающийся бить во всех солдат, целящихся в учёного.
– Да… – усмехнулся он, пошатнувшись. – Не рассказал… Но мне нельзя было… В общем… это плохо…
– Ну теперь-то можешь рассказать? – устало улыбнулась Венера.
– Теперь?.. – Альвиан снова горько засмеялся. – Дело в том, что я не единственный оставшийся на свободе филисиец…
Он не успел договорить и открыть наконец свою тайну. В одно мгновение друзей ослепил яркий белый свет, пронизавший всё вокруг. Они растерянно замерли, оторопело глядя на исчезающие очертания атакующих их секунду назад рыцарей. Разум отказывался понимать происходящее ещё полминуты. А потом…
– УСАГИ!!!!!
Откуда только взялись силы. Как ошпаренные, воины подскочили со своих мест и, разрывая криками связки, безумными взглядами пытались отыскать в бушующем свете ту единственную, которая могла излучать его. Рыцари медленно растворялись в белом сиянии, превратившись в оцепеневших беспомощных кукол, друзья отчаянно отталкивали их с дороги, порываясь куда-то бежать, найти, остановить!.. Но густой, как молоко, свет мешал понять, где находится его обладательница, одно за одним отбирая эти драгоценные мгновения, после которых наступит нерушимое жестокое поздно…
– Не надо, Усагииии!!!!!!!!

Это было тяжелее, чем она думала. Не выпустить свет – нет, это как раз было легко. Тяжело было удержать его. Энергия рвалась наружу, как дикий зверь из клетки, Усаги видела, как она пожирает всё больше и больше солдат. Но до дальней части войска она едва доставала, и напор приходилось чуть-чуть увеличивать. Хотя, нет… Он сам увеличивался. Усаги просто понемногу теряла над ним контроль.
Ей почудилось, что Ворон стоит рядом и внимательно смотрит на неё, но начав поворачивать голову, она ощутила резкую боль. Кажется, на шее лопнула кожа. Усаги вздрогнула и медленно перевела взгляд на утопающие в сиянии руки. Вот и началось… На её глазах кожу перечёркивали короткие красные полосы, из которых потихоньку сочилась кровь. Материя простого тела не рассчитана на такую энергию. Её плоть начала разрушаться…
Боль перекрывали уже знакомые затягивающие, дурманящие ощущения, окутывающие разум, словно наркотик. Усаги внезапно поняла, что уже не остановится. Просто не сможет. Хоть бы успеть уничтожить всех солдат… Её друзья были живы, она видела, как они метались в поисках. Она далеко успела уйти и одна могла что-то видеть в этом ослепительном свете. Простите… Прости, Рей… Я обещала, но… По щекам потекли слезы. Как всегда… Она только и умеет, что плакать. В голове нарастал шум. Словно помехи, словно кто-то хотел докричаться до неё сквозь ураганный ветер. Наверное, стерикс… Свет рвался вдаль, колол кончики пальцев. Равнина была чистой почти до самого горизонта. Но они есть… дальше… нельзя оставлять их в живых…
Сознание вздрогнуло от чьего-то присутствия. В него, словно в дом, вошёл какой-то человек…
Не нужно, глупая… Ей с укором улыбалась Эльза. Это тело, в котором ты родилась. Реинкарнация – это не просто перерождение, это другое рождение. И Серенити теперь живёт в теле Усаги Цукино. Относись к нему бережно, как к хрупкому сосуду.
– Прости… – прошептала Усаги, опустив голову.
Можно отвлечься, забыться и продолжать наслаждаться жизнью… – Усаги скосила глаза и увидела рядом с ногой большую белую собаку. На время. Пока вновь не окажешься лицом к лицу с самым безжалостным своим врагом.
– Вас не может быть… – зажмурилась Усаги. – Вы мне кажетесь…
Да какая разница? Эльза печально вздохнула и нежно поцеловала её в лоб.
Стерикс поднял тёмно-фиолетовые глаза. Ты знаешь, кто твой враг.
Внезапно потемнело. Пропали все: Эльза, стерикс, друзья, солдаты… Усаги стояла в пустоте перед маленьким светловолосым мальчиком.
– Почему ты обманула меня? – его губы обиженно задрожали. – Ты обещала не умирать! Я знал, что ты не сдержишь обещания!
– Прости… – машинально пробормотала Усаги и осеклась. Она только что говорила это самое слово своим друзьям. Но разве сейчас перед ней друг?..
– Ты никогда, никогда не спасёшь меня! – продолжал мальчик. – Сейчас ты умрёшь, и никто мне не поможет!
– Подожди… – Усаги пыталась сосредоточиться на лицах друзей, на словах Минако: В самом деле, что за глупости! Ты, что умирать собралась? Нет. Нет!
– Тебя заберёт Белая Гостья, она очень рада будет такой душе! – причитал мальчик со слезами в голосе.
– Помолчи…
– И ты никогда больше не вернёшься в этот мир! Я говорил! Я говорил, что так будет!
– Замолчи!..
– Ты уже умерла!
– Замолчи!!! – заорала Усаги, и в её голове будто взорвалось что-то. – Я жива!!! И буду жить!!! Ты не заставишь меня поверить!!!..
Ребёнок посмотрел на неё исподлобья.
– Во что поверить? Ты уже убила себя! Ещё чуть-чуть, и Свет порвёт тебя на кусочки!
– Нет!!! – яростно крикнула Усаги, сделав к нему шаг. – Меня ждут друзья!!! А ты уходи! Ты не настоящий! Ты не тот, кого мы ищем!
В его глазах появился испуг.
– О чём ты?..
– Ты совсем не тот малыш, который плачет сейчас в ловушке! – Усаги медленно наступала на него. – Он там один, всеми забытый, в полной темноте, ему страшно! А ты только прикидываешься им!!!
– Перестань… – заплакал ребёнок.
– Покажи мне настоящего мальчика!
– Не кричи на меня…
– Покажи мне настоящего!!!
– Я…
Покажи настоящего!!!!!
Ребёнок, согнувшись, громко закричал, и темнота за его спиной разбилась на куски, словно стекло. Усаги снова стояла в белоснежной долине, чувствуя, как исчезает последний солдат, и вслед за ним по цепочке свет цепляется за разум его создателя, маленького человечка, запертого в своём страхе…

В ослепительном небе прорвалась темная дыра, и перед ней появился мальчик лет шести. Он совсем не похож был на того, что она видела во снах, и это означало только одно. Она победила… Усаги увидела, как мальчик радостно засмеялся, протягивая к ней ручки. Так долго времени он не видел света. Не видел людей. Не мог смеяться. Что-то поддерживало его в небе, какая-то невидимая мощь, сотканная из теряющей силы ловушки и сияния Лунной Принцессы. Усаги протянула к нему дрожащую непослушную руку и тут же ощутила сильный удар. Чьи-то железные руки обхватили её и повалили на землю.
– Хватит, Принцесса… Остановись, пока не поздно…
Это был голос Ворона. Угасающим сознанием Усаги поняла, что его удар пресёк неистово бьющий из неё свет, и боль, прорвавшись сквозь дурманящую пелену, начинает захлёстывать истерзанный разум. Земля содрогнулась, кто-то падал рядом с ней на колени, раздался хруст разрываемой ткани. В уши врезался дрожащий голос Марса:
– …я обещала?.. Обещала пообрывать тебе уши, если ты так сделаешь?!,, Готовься, тебя ждёт хорошая трёпка!..
Усаги улыбнулась, но ответить ей не смогла. Боль исступлённо вгрызлась в мозг, и она окончательно лишилась чувств, безжизненно повиснув на держащих её руках.

   

Фанфики по Сейлор Мун

главная