Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Ну, давай уже, просыпайся!!!

Усаги вздрогнула и распахнула глаза.
Наконец-то, проворчал голос в её голове. Буди скорее остальных.
– Где я… – пробормотала Усаги, нащупывая чьи-то ноги. – Где очки?.. Ничего не пойму…
Подними руку вверх.
– Зачем?..
Просто подними!
Усаги протянула руку над головой, и в неё внезапно скользнуло знакомое стекло.
– Ой, как хорошо! – она надела очки и ошарашенно огляделась.
Они все находились в большой металлической клетке, остальные спали вокруг неё, видимо, ни о чём не подозревая. Заглянув через прутья, Усаги поняла, что клетка висит высоко в воздухе, прикреплённая к выступу на какой-то каменной стене. С ужасом осознав, что после глотка любезно предложенного чая она ничего не помнит, Усаги бросилась тормошить друзей.
– Проснитесь, проснитесь! Нас обманули! Нас заперли, просыпайтесь!
Друзья с непониманием начали шевелиться и протирать глаза.
– Что за шум… – пробормотала Рей, щурясь.
– Куколка, ты чего так кричишь? – удивлённо сел Сейя.
– Оглянитесь! Посмотрите, где мы!!!
Проснувшиеся, медленно повернули головы, все как один вытаращили глаза и бросились будить тех, кто ещё спал.
Когда все пришли в сознание, им удалось сделать маленький кружок, чтобы обсудить случившееся. Усаги взволнованно смотрела на Ятена, сидящего через одного человека от неё, он, стиснув зубы, терпел, потом протянул руку за спиной Минако и незаметно намотал на пальцы кончик волос Усаги. Его лицо тут же устало расслабилось. Усаги радостно улыбнулась и облегчённо выдохнула.
– А где Ворон? – оглядевшись, спросила Чибиуса.
– Он превратился в птицу и улетел в город, – сказал Ятен. – Как раз перед тем… Чёртов чай! Никогда больше не буду пить чай!!!
– В птицу? Постойте-ка! – Усаги резко подняла голову и с улыбкой воскликнула: – Вот, кто дал мне очки!
На крыше клетки, почти сливаясь с её перекладинами, сидел большой чёрный ворон.
– Чего туда забрался? – обиженно потрясла кулаком Минако. – Не мог нам помочь?
Ворон медленно наклонил голову и взглянул на неё круглым глазом.
– Кажется, он хочет сказать, что не мог один спасти девятерых идиотов, нахлебавшихся сонного зелья, – с усмешкой сказал Сейя.
– Думаю, ты прав, – улыбнулась Рей, искоса взглянув на птицу.
– Но зачем нас усыпили? – возмущённо спросила Макото. – Да ещё и подвесили здесь над окнами!
– Это же тот самый замок… – проговорил Ятен. – Я видел его на горизонте.
– Мне кажется, мы здесь не одни, – нахмурилась Ами, подвинувшись к прутьям. – Смотрите, вдоль всей стены висят стальные коробки.
– Но они не похожи на нашу, – удивлённо сказала Рей. – У нас решётка, а там всё закрыто.
– Действительно коробки.
– Может, там особо опасные преступники?
Внезапно воздух прорезал весёлый хохот, отражающий металлическое эхо. Друзья изумлённо замерли.
– Да у вас такая же коробка, вы просто шторы на ночь не закрыли!
– Я знаю этот голос! – вскочила Чибиуса.
– О нет… – отчаянно уронил голову Сейя.
Раздался щелчок, и листы стали, окружающие соседнюю клетку, поднялись вверх, словно жалюзи. Внутри развалился, положив ноги на решётку, и широко улыбался уже слишком хорошо знакомый им учёный.
– Альвиан!!! – закричали воины, на этот раз не поражённо, а с каким-то восторгом.
– О… Кажется, у меня дежа вю… – театрально взмахнул рукой Альвиан.
– Не удивительно, у меня тоже!
– Как ты это делаешь?!
– Опять ты нас нашёл!
– Тебя в каждой ловушке где-нибудь запирают?
– Смеётесь! – учёный быстро развернулся и нахально посмотрел на них. – А ваша судьба, между прочим, в моих руках!
– Как это? – удивились друзья.
Альвиан гордо поднял подбородок, не переставая задорно коситься на них.
– Ну говори уже! – воскликнула Макото.
– Давай, не тяни!
– Вы знаете, почему вас схватили? – спросил учёный.
Они отрицательно покачали головами.
– Ха! Радуйтесь, что все выпили чай, иначе бы вас силой тащили и зашвыривали сюда солдаты. Король, живущий в этом городе, трусливый псих. Он считает, что каждый новоприбывший жаждет убить его и править городом. Поэтому сразу заселяет в эти клетки.
– Хорошо хоть не убивает на пороге! – воскликнула Усаги.
– Он же трус, – скривил губы Альвиан. – А убийство – это слишком важный поступок. Он даже клетки эти удобствами обустроил, чтоб пленники сильно не злились. Эти железные занавеси служат прикрытием от дождя или ветра. Хитроумный механизм…
– А почему мы висим на стене замка? – поинтересовался Таики.
– Раньше клетки были внутри, но кое-кто додумался сбежать. И с тех пор король велел подвесить их здесь. Даже если выберешься наружу, идти некуда. До окон не достать, а стена слишком гладкая.
– И что же делать, чтоб освободиться?
– Убедить короля, что не желаете ему зла. И тогда он со спокойной душой оставит вас в городе.
– Оставит в городе??!
– А вы думали, он вам любезно предоставит выход из ловушки? – засмеялся Альвиан. – У него пунктик не только насчёт безопасности. Ещё он страстно жаждет заселить свой город жителями.
– Ну нет уж! – возмутилась Чибиуса.
– Да кто здесь останется? – непонимающе воскликнула Усаги.
– Многие оставались, – возразил Альвиан. – Простые люди, случайно попавшие в Многомерный хаос, желающие покончить с постоянной сменой мест.
– Мы не простые люди, – категорично сказала Рей. – Давай, выкладывай, что у тебя там!
– Хм, – Альвиан сделал важный вид. – Дело в том… что первым человеком, сбежавшим из клетки был я!
– Да ладно!!!
– Да! – гордо кивнул он. – Я уже второй раз в этой ловушке, и, следовательно, знаю ключ!
– Сколько же ты путешествуешь, если два раза попадал в одно и то же место? – изумилась Ами.
– Года три… а может четыре… не могу сказать точно.
Друзья потрясённо переглянулись.
– Вы с Вороном, в самом деле, абсолютно не цените время, – покачал головой Таики. – Говорить о нескольких годах с такой лёгкостью…
– С Вороном? – оживился Альвиан. – Вы встречали Ворона?
– Вообще-то он здесь, – указала Усаги.
Учёный поднял голову и ошарашенно распахнул глаза.
– Это… великий Хранитель? Он путешествует с вами?..
– Ну… у него как бы нет выбора, – с улыбкой сказал Сейя.
– В смысле?..
– Мако сожгла его проводник.
– Что??!
– Это случайность, – развела руками Макото.
– Надо же думать, прежде чем делать! – возмутился Альвиан. – Я от души сочувствую тебе, Хранитель…
Ворон небрежно встряхнул оперением и повернулся к горизонту.
– Потом посочувствуешь, – скривился Ятен. – Когда вытащишь нас наконец отсюда.
– Ладно, – Альвиан вынул из-за пазухи какую-то книгу. – Ключ здесь один и всегда на своём месте. Его я быстро нашёл. Но сколько же времени мне понадобилось, чтобы понять, что здесь нет определённого места перехода…
– Вообще нет? – удивились воины.
– Да. Можно раскрыть ловушку из любой точки города. Если сделать вот так…
Он раскрыл книгу и начал мерно вырывать из неё страницы.
– Что ты делаешь?
– Каждому из вас по одной. Так… десять, да? Отдашь им? – он протянул пачку страниц к птице.
Ворон подлетел к нему, взял клювом листы и сунул их сквозь прутья соседней клетки.
– Так… И что же теперь? – спросила Ами, раздавая страницы.
– Теперь слово, – весело ответил Альвиан. – Его может сказать любой из нас. Когда слово прозвучит, все, у кого в руке часть книги, мгновенно переместятся.
– Как удобно! – обрадовалась Усаги.
– Да уж, повезло нам, что ты здесь уже был, – благодарно посмотрела Минако на учёного. – А… кстати, откуда у тебя книга в этот раз?
– Стянул, когда меня водили к королю. Ключ ведь всегда раз за разом возвращается на своё место. А охранника легко было отвлечь моими скромными магическими способностями.
– Отлично! – Усаги подняла руку с листом. – Мы готовы!
– Тогда вперёд! – воскликнул Альвиан. – Ключевое слово – название этой книги! «Розария»!
Страницы дёрнулись в сторону и исчезли из пальцев вместе с недружелюбным городом, замком и клетками.

* * *


– Мы в Африке!
Альвиан, разминая застоявшиеся мышцы, удивлённо смотрел на Сейю.
– Почему я ещё не слышу твоих криков? Даже как-то не по себе…
– Мне уже не верится, что мы когда-нибудь от тебя избавимся, – устало махнул Сейя. – Похоже, это судьба…
– Ты ужасно настырный! – с улыбкой сказала Рей. – В голове не укладывается, что ты снова нас нашёл!
– Сумасшедшее везение, – проворчал Ятен. – И немного логики.
– Выбрать нужную ловушку не так-то просто! – возразил Альвиан.
– Вы, значит, в третий раз уже встречаетесь? – с интересом спросил Ворон.
– Он когда успел перевоплотиться? – недоумённо спросила Усаги у Чибиусы.
– Это учёный Альвиан, он с Филис, – представила Минако. – Ты должен был слышать про него.
– Конечно, слышал, – кивнул Ворон. – Теперь ясно. И какова же твоя цель? Зачем ты преследуешь воинов?
– Хочу своими глазами увидеть свет Лунной Принцессы, – пожал плечами Альвиан. – Разве это так много?
– Либо это действительно много, либо у тебя другая причина – иначе ты не стал бы терпеть такие неудобства.
– Другая? Какая, например?
– Да любая. Например… они тебе понравились, и теперь ты хочешь путешествовать с ними.
– Это уж точно вряд ли, – засмеялись друзья.
– Видишь, они сами ответили, – кивнул Альвиан.
Ворон тонко улыбнулся.
– В чужом сердце тяжело увидеть правду. Но оставим это. Что собираетесь делать ближайшие восемь часов?
– Вам и компьютер не нужен, – улыбнулась Ами.
– Познакомимся с туземцами, – бодро предложил Сейя.
– А вдруг они людоеды? – лениво спросил Ятен.
– Заодно и узнаем.
– Вы боитесь каких-то чернокожих? – удивился Альвиан. – Я думал, демоны страшнее.
– Он прав, идём!
Усаги схватила за руки Таики с Рей и потащила их за собой. Остальные пошли за ними к видневшемуся вдалеке поселению.

* * *


Чернокожее племя оказалось очень дружелюбным. Они заставили чужаков поесть, рассказали всё о своей жизни и пригласили на праздник, для которого уже раскладывали огромный костёр.
Когда окончательно стемнело, друзья оказались на настоящей африканской дискотеке. Вокруг бушующего огня сотрясали воздух переливчатые женские голоса, поющие под ритм барабанов, и всё племя, даже старики, исполняло какой-то буйный восторженный танец.
– Как же тут здорово!!! – прокричала Усаги, цепляя на юбку сарафана длинные листья.
– Они с ума сходят от веселья, – с интересом следя за танцующими, проговорил Ятен.
– Они просто чудо! – восхищённо протянула Минако. – Они так душевно танцуют, я не могу смотреть на них спокойно!..
– Да, ноги просто рвутся в пляс! – весело кивнул Сейя.
– Так что стоять? – воскликнула Чибиуса. – Присоединимся!
– А это не слишком..? – взволнованно проговорила Ами.
– Они сами нас пригласили!
– Действительно! Все идём танцевать!
– Танцевать, танцевать… – пела Минако.
– Таики! Даже не думай смыться!!!
– Но я…
– Вперёд!!!
Рей и Макото взяли парня за обе руки и затащили в толпу танцующих.
– Молодцы! – воскликнул Сейя и повернулся к Ятену.
– Даже не думай! – выставил он руки.
– Только не говори, что тебе не хочется! – подпрыгнула к нему Минако. – Я же вижу, у тебя глаза так и горят!!!
– Я… но…
– Ами, помоги мне!
– Я не смогу танцевать этот чудовищный танец!!! – завопил Ятен.
– Это просто! – с улыбкой прокричала Усаги. – Вот, повторяй, руки вверх, потом в стороны..!
Вскоре все воины были вовлечены в синхронно пляшущую толпу туземцев. Ночь дрожала от пения, смеха, топота, отражалась в переполненных весельем и безумьем глазах. Люди неустанно прыгали и кружились вокруг костра, позабыв на этот небольшой кусочек времени про всё, абсолютно про всё, что касалось их жизни. Только музыка и танец, песни, огонь и танец. Дикари, пляшущие под открытым небом, неудержимые и свободные, что ещё нужно для счастья?..
Альвиан, сидящий на бревне и мрачно жующий банан, никак не ожидал, что через несколько минут над ним раздастся возмущённый голос:
– Ты что здесь делаешь?!!
Он испуганно вскочил и увидел Усаги, покинувшую на минуту остальных.
– А что?.. – удивлённо спросил Альвиан.
– Сейчас же иди к нам! Такое нельзя пропускать!
– К вам?! На этот варварский шабаш?!
– Именно! – Усаги крепко схватила его за руку.
– Да ни за что!!! – испуганно закричал учёный. Что-то неуловимое в её взбудораженном лице пугало его, вызывало волнение.
– Почему это?
– Я… я ем!
Усаги вырвала из его руки банан и зашвырнула в кусты.
– Теперь нет! – весело воскликнула она.
– Это насилие!.. Вы ненормальные! Вы не в себе!..
– Альвиан, если ты сейчас же не пойдёшь танцевать, я позову остальных, и они понесут тебя на руках!
– Они, правда, так сделают?.. – с ужасом воскликнул учёный.
– Не сомневайся! Бежим! Смотри, танец очень простой!..
Она потащила его к костру, где уже ждали и радостно хлопали в ладоши друзья.
– Молодец, Усаги!!! – крикнула Чибиуса и схватила ошалевшего от шума учёного за вторую руку. – Повторяй за нами, вот так!..
– Танцуй, Альвиан, танцуй! – смеялась Рей.
– А Ворон где? – подпрыгнула Минако, заглядывая через головы.
– Его уж точно сюда не затащить! – со смехом крикнул Ятен, мелькая с другой стороны костра.
– Танцуйте! Танцуйте! – пели туземцы вокруг них. – Это ваша ночь! Танцуйте!..

Ворон, стоя в тени деревьев, с улыбкой наблюдал за беснующимися людьми. Удивительные и непостижимые. Его спутники, наплевав на все нависшие над ними проблемы, воодушевлённо отдались неистовой пляске туземцев, полностью окунувшись в безумное всепоглощающее веселье, жгущее, заполняющее огнём и бешеным счастьем. Даже сдержанного Таики, даже холодного Ятена, даже преданного высокому искусству Альвиана, который был старше их больше чем на тысячу лет, смогли зажечь эти танцующие девушки, живые и беспечные, как дети. Глядя на них, тяжело было оставаться равнодушным, спустя минуту в кругу, глаза учёного так же ярко загорелись, и разум потух, уступая дикому бурному танцу. Гудящее пламя, пение, смех, сверкающие глаза и улыбки, мелькающие тела. Небо, огонь и свобода. Это ваша ночь, насладитесь ей сполна. Танцуйте, танцуйте, танцуйте…



7. Растопившие камень


Элизабет замкнула свой кабинет и, развернувшись, столкнулась лицом к лицу с Аланом. В первую секунду её даже пробрала дрожь. От того выхоленного и лоснящегося молодого мужчины, появившегося в компании месяц назад, не осталось и следа. Теперь он не следил за своей одеждой, надевая что попало и как попало, почти не причёсывался, сутулился. А его глаза… Они были похожи на пустые дыры, сквозь которые видно было, как глубоко на дне тоска догрызает остатки его души.
– Добрый вечер, – тихо поздоровалась Элизабет.
Алан кивнул. И тут же задал вопрос:
– Вы расторгли контракт, заключённый с Ятеном?
– Зачем мне это делать? – удивилась она.
– Он не выполнил условия. Он должен был оставаться здесь, пока вы не закончите работать.
– Ничего. Я подожду его.
Алан медленно выпрямился.
– Значит… вы считаете, что он вернётся?
– Конечно, – как всегда недоумённо ответила Элизабет.
– А вас не смущает то, что его уже неделю нет в Нью-Йорке?
– Похоже, у него дела.
– Его квартира пустует всё это время, я сам там был.
– Конечно, он ведь улетел.
– Он не вернётся! – внезапно выпалил Алан, не в силах сдержать свою ненависть.
Элизабет холодно посмотрела ему в глаза.
– Вы разговаривали с ним?
– Нет, – выдавил он.
– Он говорил вам, что не собирается прилетать?
– Нет…
– Тогда почему вы это утверждаете? Не понимаю.
– Его телефон не отвечает! Он ни разу не взял трубку! Все их телефоны не отвечают!
– Это странно, – согласилась Элизабет. – Но я уверена, что всё разъяснится.
Алан бессильно сжал кулаки, уже не зная, что можно ей сказать.
– Мне пора, – почти дружелюбно сказала Элизабет, обходя его. – До встречи, мистер Уокер. И не волнуйтесь так за Ятена, всё будет хорошо.
Он едва выдержал, ожидая, пока она скроется за углом, и несколько раз изо всех сил ударил кулаками стену.
– Ненавижу… – прошептал он, сжимая дрожащими пальцами опухающие костяшки. – Ненавижу… Не хочу больше никогда его видеть… хочу, чтоб он подох… Пусть никогда больше не отвечает на звонки, я буду просто счастлив!!!
Алан, задыхаясь от разрывающих грудь чувств, медленно сполз по стене и уронил голову.

* * *


– Ну и грязь здесь…
– Да это тебе не африканский песочек.
– Там что, болото?..
– И не одно.
– Мы в другом измерении.
– А на сколько?
– Около часа.
– Вот туда можно сесть! Там бревно!
– Наконец-то…
Путешественники, выдирая ноги из вязкой красноватой земли, подошли к торчащему из неё куску дерева. Девушки устало упали на него, а парни задумчиво остановились рядом.
– Тут всё такое странное, – проговорил Сейя.
– Смотрите, какое отвратительное растение! – указала пальцем Минако.
– Фу, и правда…
Недалеко от них огромную площадь занимали переплетённые между собой светло-розовые полосы, они сплошным ковром укрывали под собой землю, огибая нагромождения круглых камней и стебли тонких торчащих вверх растений.
– Что это, Ами? – спросила Чибиуса. – Водоросли?..
– Вряд ли… Может, местный мох?
– Никогда не видел, чтобы мох был похож на розовые трубки, – брезгливо сморщился Альвиан.
– И шевелился, – добавил Ятен.
Друзья непонимающе уставились на него.
– Что?..
– Это не растение, – кивнул Ятен и отломил от бревна толстую палку.
– Что ты собираешься…
– Ты же не хочешь сказать, что это…
– Ятен? Куда ты?
Парень уже был над странными переплетениями и задумчиво изучал их.
– Ятен, не трогай! – воскликнул Сейя.
– Не надо, Ятен! – сжалась Усаги.
– Остановись! Не де…
Но Ятен уже подсунул вниз палку и поднял на ней большой комок спутанных розовых лент. На глазах застывших от ужаса людей из этого клубка высунулись несколько розовых плоских головок и, щурясь, оглядели потревожившего их парня.
– Это и впрямь животное, – спокойно заметил Ворон. – Как ты заметил?
– Посмотрите! – оживлено предложил Ятен и шагнул к бревну.
– Нееет!!! – завопили друзья, мгновенно вскочив и комично схватившись друг за друга.
– Убери их, убери! – едва не плача, вскрикнула Усаги.
– Почему? – удивился Ятен.
– Они отвратительные!
– Они похожи на кишечник!..
– Или на развёрнутые мозги!
– Они могут укусить нас!
– Да они же добрые! – возразил Ятен, приблизив к маленьким головкам глаза. – Они похожи на розовых змеек.
Странные существа, покачиваясь, изучали его лицо и, похоже, в самом деле, не собирались ни на кого нападать.
– Ятен… Положи маленьких змеек на место… – раздельно проговорил Таики.
– Не думал, что ты такой трус, Бог фиолетового солнца, – скривился Ятен и осторожно опустил палку на землю.
Несмотря на испуг, друзья не смогли не засмеяться.
– Ну и напугал ты нас! – возмутилась Рей. – Нельзя же так!
– Никогда не видела такой мерзости… – передёрнула плечами Минако, бочком придвигаясь к змейкам.
– А посмотреть-то хочется? – усмехнулся Ворон.
– Мне не хочется, – отрезал Альвиан, выбираясь из толпы.
– То-то, я видел, ты чуть на голову Сейе не залез от страха, – проворчал Ятен, садясь.
– Неправда!..
Девушки, большими кругами, но всё же приближались к странным животным, поддаваясь своему любопытству. Чибиуса, оказавшись близко к круглым камням, повернулась и громко вскрикнула.
– Что??? – подпрыгнули остальные.
– Они тоже живые!!! У этих камней есть глаза! У них есть глаза!!!
Следующие десять минут воины изучали место, в котором оказались, и в конце сделали вывод, что всё, что их окружало (кроме бревна), было живым. Всё, что они принимали за растения, палки, сухие листья, камни и тому подобное.
– Ну и место… – проговорила Ами, рассматривая находки через очки.
– Они такие милые, – засмеялась Усаги, присев перед горой круглых существ, которых заметила Чибиуса. Они то широко открывали свои глазки, то быстро захлопывали и прятали, поворачиваясь бочком.
– Неужели им удобно в таких условиях? – удивилась Макото.
– Как видишь, – пожал плечами Ятен. – По-моему, им вполне комфортно.
Усаги внезапно резко выпрямилась и громко закричала:
– НЕТ!!!
– Что ещё стряслось?! – вздрогнули остальные.
– Я… я где-то потеряла свою бусинку! Наверное, она соскользнула с руки! Этого не может быть! – она заметалась по равнине, ища подарок.
– Я думал, что-то серьёзное случилось! – раздражённо воскликнул Альвиан. – Забудь уже про эту безделушку, мы не на прогулке!
– Но… но Фино… – хныкала Усаги, шаря взглядом по земле.
– Где же ты могла её потерять?.. – вздохнули друзья, осматриваясь.
– Мы в жутком месте, в окружении мерзких монстров, – повысил голос Альвиан. – Это вас не беспокоит?!
– На вашей планете не было таких созданий? – с усмешкой спросил Ворон.
– Конечно, нет! Я за всю свою жизнь такого не видел!
– Ворон, а почему ты совсем не удивился, увидев здесь Альвиана? – с интересом спросила Рей.
– Я не удивился бы, увидев его в любой точке Галактики, – ответил Хранитель. – И то, что он в Многомерном хаосе, даже не странно.
– Я ведь успел пожить на своей планете всего сорок три года по вашему календарю, – сказал Альвиан, смотря вниз. – Потом война. Плен у Аминнит, побег – и я начал скитаться по всем мирам, до которых хватало сил добраться.
– О нём знают на каждой планете, – подтвердил Ворон. – Где только не оставлял след легендарный учёный с Филис. Вечный странник, единственный из рода, осенний лист, без устали носимый ветром. Так случается со всеми, кто теряет родной мир.
Друзья, притихнув, сочувственно смотрели на Альвиана, даже Усаги оторвалась от поисков. В повисшей тишине, сначала незаметно, а потом всё громче, послышалось знакомое бормотание. Ами удивлённо повернула голову и воскликнула:
– Смотрите!
По мягкой земле торопливо пробирался тот самый старичок, которого они встретили на пепелище.
– Дедушка! – радостно сказала Чибиуса. – Здравствуйте!
– Не может быть… – замер Альвиан. – Значит, он не принадлежал тому месту… он тоже…
– Ну чего стоите? – проворчал старик, суетливо проходя мимо. – Чего ждёте? Вот же глупые…
– Что опять не так? – удивился Таики.
– Жарко скоро будет, жарко! – сердито буркнул старик. – Эти-то огнестойкие, а вы совсем нет, жарко вам будет!..
– Кто огнестойкие?.. Змейки? – растерянно переспросила Макото.
– Всё здесь огня не боится, кроме вас… И тебе пёрышки-то подпалят, – сверкнул он глазами на Ворона.
Хранитель пристально проводил его взглядом. Воины удивлённо хлопали ресницами.
– Подождите… – крикнула Минако старичку, который не собирался останавливаться. – Может, расскажете поподроб…
Её голос перекрыл оглушительный грохот и рёв за их спинами. Странники испуганно обернулись и увидели, как прямо из земли вырастают огромные угловатые фигуры.
– Кто это??! – завизжала Усаги.
– Кажется, ещё один вид животных… – бледнея, пробормотал Таики.
– Далеко до них животным, – приостановившись и глядя из-под мохнатых бровей на чудовищ, сказал старик. – Внутри ничего у них нет, огонь только вечный бушует. Каждый день в это время они из-под земли выходят.
– Вот же повезло! – раздражённо воскликнул Ятен.
– Кажется, я понял, что это, – сдержанно проговорил Ворон, рывком поднимая с бревна тех, кто ещё сидел. – Доходили слухи. Перевоплощайтесь.
– Что? – воскликнула Рей. – Предлагаешь убить их?
– Иначе умрёте вы. Все. Перевоплощайтесь! – грозно повторил он, сверкнув глазами.
В его лице проступили настолько сильные и властные черты, что воины смешались. До этого Ворон успешно хранил свою сущность искушенного мудрого мага за непроницаемой маской, но сейчас, вырвавшись наружу, она показала, что опасность на этот раз действительно велика.
– Думаю, вам и впрямь нужно перевоплотиться, – тихо сказал Таики.
Девушки кивнули, тревожно косясь на грохочущие глыбы, медленно движущиеся к ним.
– Наконец-то! – шепнул Альвиан, смотря на перевоплощающихся девушек.
– Ты не о свете Сейлормун думай, – мрачно сказал ему Ворон. – Лучше о шкуре своей позаботься, у тебя она тонковата.
– Да, я слаб, – спокойно ответил учёный. – Но мне хватит сил продержаться ещё двадцать минут.
– Не обольщайся. Они будут везде.
Ворон повернул голову и указал на новые, растущие из-под земли фигуры.
– Они повсюду! – воскликнула Венера. – Если будем так стоять, они нас окружат!
– Что это за создания вообще?!
– Легенды про огнедышащих драконов пошли именно отсюда, – сказал Ворон. – Присмотритесь к ним.
Переваливающиеся животные напоминали скорее угловатых динозавров. Их броня была похожа на камень, туловище было массивным, лапы – толстыми и короткими, глаза – крохотными. Воздух донёс до воинов сильный жар.
– Это что? – вздрогнули девушки.
– У них внутри пылает пламя. Быстро! В сторону!
Ворон заставил всех отбежать как раз вовремя – одно из чудовищ внезапно раскрыло пасть и выпустило огромные клубы огня на десятки метров вокруг себя.
– Ай!.. – закрылись девушки. – Жарко…
– Кажется, их действительно надо остановить, – нервно оглядываясь, сказал Таики. – Они приближаются! Скоро мы будем зажаты этими горами!
– Только не это! – заволновалась Сейлор Венера. – Если они все начнут дышать огнём, нам конец!
– Делайте же что-нибудь! – вскрикнула Сейлор Марс. – Не думаю, что от меня будет польза!
– Попробую их охладить! – Меркурий подняла руки. – Мерцающая волна…
Она застыла и перевела расширенные глаза на друзей.
– Что?? – воскликнул Сейя.
– Не получается… – пробормотала она. – Я не чувствую своих сил…
– Нет… – тяжело выдохнул Ворон, прикрыв рукой лоб. – Я так надеялся…
– В чём дело? – закричала Юпитер. – У меня тоже ничего не выходит.
– Многомерный хаос препятствует вам. Это прошлое. Вы не можете менять историю. Не можете убивать этих созданий.
– Вот это действительно плохо, – севшим голосом проговорил Альвиан.
Друзья отчаянно огляделись. Каменные животные медленно придвигались к ним со всех сторон, их было уже несколько десятков, а из-под земли всё выходили новые. От их тел шёл страшный жар, сквозь зубы вырывалось пламя.
– Ещё десять минут, – проговорила Меркурий. – Нужно продержаться…
– Ты не можешь переместить нас? – бросился Альвиан к Ворону. – У тебя ведь сильные способности…
– Я смогу выбрать определённое место, но только в момент самого перехода, – сквозь зубы ответил Хранитель. – И я, кажется, уже знаю, какое место выберу…
– Какое же?..
– Больницу.
По спинам воинов пробежала дрожь.
– Так, не время раскисать! – воскликнул Сейя. – Эти неповоротливые твари в сто раз медленней, чем мы!
– Да, у нас есть шанс! – подхватила Марс.
– Но очень маленький… – проныла Сейлормун. – И моя бусинка точно пропадёт…
– Зачем они идут сюда? – крутила головой Чибимун. – Почему именно сюда?
– Хотят вас уничтожить, – пожал плечами Ворон. – Они любят, когда на их территории чисто.
– А где дедушка? – вскинула голову Венера.
Воины удивлённо огляделись.
– Кажется, он успел убежать, – с облегчением сказала Сейлормун.
– Это не простой дедушка… – покачал головой Альвиан, морщась от жара.
– Потом об этом поговорим, – быстро сказал Ятен. – Кажется, сейчас будет огненный залп.
Подняв головы, друзья увидели то же, что и он: сразу несколько чудовищ медленно раскрывали пасти. Воины, заворожено застыв, смотрели на это движение, пока наружу не вырвались первые клубы огня.
– В стороны!!! – закричал Таики, хватая за шиворот Сейю.
Пламя с гулом ударилось о землю, заставив людей бежать от него врассыпную. Звери, следя за мелькающими букашками внизу, начали гневно выть. Равнина заполнилась сумасшедшим грохотом и жаром.
Сейлормун упала, прокатилась по земле, Марс вздёрнула её и толкнула в сторону от новой порции огня. Альвиан, испуганно закрываясь руками, метался между обжигающими волнами, Ворон непоколебимо стоял на месте, дожидаясь, пока к нему направится пламя, чтобы просто отпрыгнуть.
– Превратись в птицу! – крикнула Меркурий, задыхаясь от жара. – Превратись в птицу, взлети выше них!..
– Птица не сделает так! – Ворон метнулся к Ятену и швырнул его за землю, став между ним и клубами огня, коснувшимися его спины.
– Ты с ума сошёл?.. – прохрипел Ятен, вскакивая на ноги.
– Мне не бывает жарко, – стальным голосом сказал Хранитель. – Но в следующий раз будь попроворней!
– Сзади, сзади!!! – издалека завопила Венера и с ужасом схватилась за губы.
Таики, Сейя и Меркурий бросились бежать изо всех сил, но текущий по земле огонь успел основательно охватить их ноги. Все трое с криками рухнули на землю.
– Этого ещё не хватало! – метнулся к ним Ворон.
– Ами! – со слезами закричала Сейлормун. – Сейя, Таики!..
– Не зевай! – рявкнула Марс, снова дёргая её за собой.
– Сможешь сама, Чибимун? – торопливо спросила Юпитер.
– Беги, беги к ним! – толкнула её девочка.
Юпитер подбежала к лежащим и подхватила на руки Меркурия.
– Ещё четыре минуты, – прошептала она, морщась от боли.
– Вообще не можете идти? – говорил Ворон, склонившись к парням. – Если так, то плохо – та тварь, что вас подпалила, сейчас сделает это ещё раз.
– Мы не совсем люди… – скривившись, попытался подняться Таики. – Наши тела претерпели изменения…
– Скажешь это вашим ожогам, – мрачно выпрямился Ворон. – Эй, там кто-нибудь! Не поможете?
Венера, взвизгнув, подкатилась к ним.
– Горит! – вскрикнула Юпитер. – Юбка горит!!!
– Чёрт! – Сейя внезапно вскочил и, скинув свою куртку, быстро забил пламя.
– Спасибо! – выдохнула не успевшая испугаться Венера.
– Ого, а ты, смотрю, бегать можешь, – заметил Ворон.
– Не могу девчонок бросить, – усмехнулся Сейя, кусая губы. – Куда они без меня…
Он покачнулся и Венера, вскрикнув, нырнула под его плечо.
– Всё! Больше ждать нельзя, – быстро сказал Ворон и одной рукой поднял охнувшего Таики. – Терпи, если хочешь жить! Туда, вправо!
Они двинулись в сторону со всей скоростью, на какую были способны, и едва успели избежать шипящего огненного душа.
Юпитер столкнулась спиной с Ятеном, вынырнувшим из клубов дыма. Звери медленно сжимали их в круг, давая всё меньше возможностей уворачиваться. Жара становилась невыносимой.
– Две минуты… всего две минуты… – бормотала Меркурий, начиная терять сознание от духоты.
– Не могу больше… – стонала Сейлормун, повиснув на Марсе.
– Смотрите, там! Прямо за Чибимун!.. – вскинул руку Ятен.
Девочка, увидев этот жест, медленно повернулась и застыла, смотря в раздвигающиеся челюсти нависшего над ней монстра. Она стояла слишком далеко от всех, кроме одного единственного учёного…
Мысли птицами разлетелись в стороны, и в голове осталась лишь безнадёжная пульсирующая пустота. Альвиан, стиснув зубы, молнией ринулся к ней, схватил на руки и, что было сил, бросил в сторону. У воинов перехватило дыхание.
– БЕГИ!!! – заорали они в один голос.
Но учёный внезапно бросился вниз, теряя последние спасительные секунды. Было видно, как он схватил что-то с земли, и в следующий миг его фигуру накрыли клубы пламени.
Нет!!! – Сейлормун побежала прямо в не успевший развеяться огонь.
– Стой! – крикнула Марс.
– Ничего с ней не будет, – одёрнул её Ворон. – А вот с ним…
Пламя разошлось быстро, открыв сидящего у большого камня учёного, Сейлормун упала перед ним на колени.
– Альвиан… Альвиан… – дрожащим голосом проговорила она, подняв руки, но боясь его коснуться.
Его с ног до головы покрывали ожоги, кровь и пятна сажи, но он почему-то тихо смеялся.
– Альвиан… – по щекам Сейлормун потекли слёзы.
– Наконец я понял… – прошептал он. – Наконец я понял, почему вам так нравится… быть дураками…
– Что?.. о чём ты?..
Он медленно поднял руку, и она увидела между его пальцев какой-то чёрный, испачканный в земле и саже шарик.
– Это… это моя бусинка… – Сейлормун осторожно забрала её и сквозь рыдания улыбнулась. – Вот, что ты увидел…
– Полный дурак… – прошептал он, продолжая смеяться. – Полный… знал, что кулон не даст навредить ей… и всё равно полез спасать… знал… и всё равно…
Очертания заполненной огнём равнины смазались, и Альвиан, лишившись опоры, начал медленно падать. Сейлормун с криком схватила его.
– Положи! – буркнул над ухом грубый голос. – На нём живого места нет!
Друзья суетливо обступили израненного учёного.
– Нужно срочно помочь ему! – взволнованно сказала Венера.
– Альвиан! Ты слышишь нас? – крикнула Марс. – Он в обмороке…
– Хорошо бы этот обморок не продлился навечно, – заметил Ворон. – Но если не хотите его спасать, я сейчас же переправлю его душу к…
– НЕТ!!! Даже не думай!!!
– Ладно, не очень-то он там нужен… Тогда перевоплощайтесь и бегите за помощью в тот дом.
– А что это за место? – вытирая щёки, проговорила Сейлормун.
– Как я и обещал. Больница.

* * *


Сейя сидел на террасе, вытянув перевязанные ноги, и сокрушённо рассматривал расплавленные кроссовки. Ему досталось меньше Ами с Таики – их заставили лечь в постель. Остальные суетились вокруг Альвиана, которого поместили в другом крыле, серьёзно беспокоясь за его жизнь.
Это место было чем-то новым для путешественников. По сути, здесь располагалась ещё одна ловушка, но различие было в том, что здесь шло время. В несколько раз медленней, но всё же шло. А значит, могли заживать раны. Но не это явилось первопричиной создания больницы.
Пожилой мужчина, управляющий здесь всем, рассказал им во время перевязки историю о сильном маге, попавшем сюда с умирающим другом. Изначально это была обычная ловушка, и, разыскивая ключ, маг наткнулся на необычный родник в глубине леса. Изучив его, он понял, что вода обладала исцеляющими свойствами и могла спасти умирающего. Но насмешка судьбы заключалась в том, что застывшее время не давало зарастать тканям человеческого тела, и спасительный родник был абсолютно бесполезен. Не выдержав такой издёвки, маг отчаянно бросил все свои силы на борьбу с Многомерным хаосом, и смог сдвинуть время с мёртвой точки. Его друг был спасён.
Так и появилась первая ловушка, где люди могли медленно стареть. Столетия назад здесь решено было сделать больницу. Лекарством послужила вода из родника. Вокруг был мрачный, заполненный туманом лес, в середине стояло два огромных дома. Их построили постепенно вместе с возрастающим количеством людей. Сейчас здесь жили три настоящих опытных врача, десяток самоучек, два десятка сиделок и три десятка пациентов. Многомерный хаос часто забрасывал сюда людей, нуждающихся в помощи. И некоторые, смирившись с этим вечно-серым небом, оставались навсегда.
Сейя глубоко вздохнул и со стуком откинул назад голову. Он изо всех сил пытался не впускать в сердце нового человека, чужого, незнакомого, ненужного. И поначалу этот человек успешно исполнял свою роль отстранённого наблюдателя. Но сейчас…
Ну зачем он это сделал? Зачем доказал, что его душа действительно чего-то стоит?..
Рядом прозвучала знакомая усмешка. Сейя не стал поворачиваться, чтобы не тревожить обожженные ноги, он и так понял, кто стоит за спиной.
– Только не говори, что знаешь, о чём я сейчас думал, – проворчал Сейя. – Я этого не перенесу.
– Как скажешь, – согласился Ворон.
Сейя отбросил в сторону кроссовки и хмуро уставился в лесную чащу.
– Выживет, – небрежно сказал Ворон.
Одно это слово сбросило изматывающую тяжесть с сердца. Сейя усмехнулся.
– Куколка счастлива?
– Она не знает. Это увидел только я. Врачи поймут спустя время.
– И что же ты увидел? – удивился Сейя.
– У Альвиана всегда что-то припрятано в рукаве. Родившись магом с небольшим уровнем возможностей, он начал упорно окружать себя гениальными в своём роде изобретениями, сочетающими в себе механику и магию. Он, несомненно, талантлив в этой сфере, но от опасности его приборы не спасут. Не имея почвы под ногами уже очень много лет, он должен был запастись парой-тройкой защитных заклинаний. Заметил, что, несмотря на бешеный напор пламени, на нём не загорелась ни одна волосинка?
Сейя покачал головой.
– А я заметил. Это очень простая защита от огня. Лёгкое заклинание, всего несколько слов. И Альвиан успел шепнуть их. Но его магии хватило лишь на то, чтобы не дать загореться одежде и волосам.
– Этим он и спас себе жизнь, – понял Сейя. – Слабеньким заклинанием. Теперь ясно. Конечно, как-то же ему удалось дожить до этого времени. Просто очередная переделка…
– Я тоже так подумал, – кивнул Ворон и поднял голову. – Кажется, они идут. И, судя по лицам, им уже сказали, что ожоги не смертельны.

Ами поблагодарила женщину с лицом прирождённой сиделки и отдала ей кружку.
– Значит, вы ловите дичь в этом лесу?
– Да, и чай завариваем из того, что там растёт. Еда-то нам редко нужна, раз в месяц. Но всё равно ловить приходится.
– Какая необычная ловушка… – Ами с интересом выглянула в окно. – Это ваши пациенты там во дворе?
– Бывшие, – засмеялась женщина. – Парнишка, Макс, дикий, как зверёныш. Ему руку по самое плечо оторвало, еле спасли. А девочку Мари зовут. Ей восемь всего. Они как-то сразу сдружились, хоть у них разницы почти десять лет.
– Он больше ни с кем не дружит? – удивилась Ами.
– Да есть тут… – видно было, что добрую женщину что-то огорчает. – Ох, наверное, скоро вдвоём они только и останутся.
– Почему? – робко спросила Ами.
– Подружка у него есть. Да слегла она с такой лихорадкой, что даже родник наш не помогает. Неделю уже лежит, в себя не приходит. Врачи наши сомневаются, что она выкарабкается…
Сиделка, качая головой, вышла в другую комнату. Ами грустно посмотрела в окно и увидела, как к Максу подходит знакомая фигурка с длинными светлыми хвостами.

– Привет! Давайте знакомиться! Я Усаги!
Парень с девочкой недоумённо посмотрели на беззаботно улыбающуюся девушку.
– Я Мари, – важно пробасила девочка, а парень встал с корточек и развернулся грудью:
– Уверена, что хочешь с нами подружиться?
– Да, конечно! – без раздумий ответила Усаги. – Мне, кажется, вы очень милые!
– Милые? – растерялся парень.
– А она смешная, – улыбнулась Мари.
– Ты плохо видишь, да? – угрожающе приблизился к ней Макс.
– Да, и что с того? – возмутилась Усаги. – Между прочим, зрение у меня отличное, я ношу очки только из-за этого дурацкого заклятия слепоты, как же оно мне надоело!!! Вы не поверите, какой-то хиленький демон смог так испортить мне жизнь!..
Макс и Мари, широко раскрыв глаза, слушали её тираду о ненависти к демонам добрых пять минут. Причём Мари при этом заливисто смеялась, а Макс окончательно потерялся, не зная, как себя вести.
– Ну так вот, – внезапно прервала себя Усаги. – Я уже поняла, что тебя зовут Макс, можешь не говорить. И я хочу попросить вас сходить со мной в лес. Вам ведь не сложно?
– Сходить с тобой?.. – переспросил парень.
– Ну да, мне жутко интересно посмотреть на ваш чудесный родник, а вы здесь всё знаете и просто обязаны показать мне. Так что, идём?
Она, не дожидаясь ответа, схватила Макса за руку и потащила к деревьям.
– Идём, идём! – сипло пропела Мари, весело схватившись за её другую ладонь.
– Ничего не понимаю, – пробормотал Макс, косясь на болтающийся с другой стороны пустой рукав.

Рей, сложив руки на груди, смотрела вслед идущим в лес фигурам и качала головой. К ней подошли Ятен и Минако.
– Кого это уже Усаги за собой потащила? – удивилась блондинка.
– Сказала, что должна приободрить их, – с улыбкой проворчала Рей. – Почему приободрить? Кто они вообще? Чёрт её знает.
Минако весело засмеялась.
– У мальчика, похоже, нет руки, – проговорил Ятен.
– Да, – кивнула Рей. – Я тоже заметила.
– А я – нет… – протянула Минако.
– Здесь мало детей, да? – заметил Ятен. – Как и подростков. В основном взрослые и старики.
– Да… Нам очень повезло, что Ворон смог переместить нас сюда, – посерьёзнев, сказала Рей. – Иначе Альвиан мог бы и не выжить. Да и наши ожоги отлично обработали.
– Удивительная вода, – согласно кивнул Ятен. – Жаль, нельзя набрать её с собой.
– Когда же мы вернёмся?.. – тоскливо вздохнула Минако.
Друзья печально опустили глаза. Ятен снова ощутил смутное ноющее чувство где-то под сердцем, преследующее его весь путь. Он не мог понять, что оно означало. Но иногда становилось так паршиво, что хотелось выть. Словно какая-то незаполненная пустота внутри него. Даже теперь, когда друзья были рядом. Чего ещё ему не хватало?..
– Темнеет, – подняла голову Рей. – Нужно вернуть Усаги.
– Да, пойдём, – кивнула Минако.
– Идите, – тихо сказал Ятен, развернулся и побрёл к ступенькам.

* * *


Утром Альвиан, открыв глаза, увидел вокруг всех своих попутчиков, кроме Ворона. Друзья радостно улыбались, глядя на него, и, кажется, ждали, когда он заговорит. Это было тяжело. Учёный чувствовал себя ужасно и едва мог ворочать языком. Но они ждали…
– Где это мы?.. – хрипло пробормотал он.
– В больнице.
– В ловушке.
– Как самочувствие?
– А вы-то как? – Альвиан удивлённо скосил глаза на Сейю, Ами и Таики.
– Ничего, ходим, – улыбнулась Ами. – Здешнее лекарство очень быстро заживляет раны.
– Приятно это слышать…
– Хватит и тебе уже валяться! – воскликнул Сейя. – Ты нас задерживаешь!
– Странно, что вы ещё здесь, – заметил учёный. – Я думал, вы быстренько смоетесь, пока я в отключке…
– Мы не могли уйти, не убедившись, что ты выздоровеешь, – вздохнула Рей. – Такие вот мы дураки.
Альвиан с отрывистым кашлем засмеялся.
– Да уж… Не мне теперь указывать вам на это… Сам хорош…
Девушки переглядывались с удивлёнными улыбками.
– Наконец-то я понял… – бормотал больной. – Никогда бы не подумал, что это так легко… На самом деле легко… Вспомнить, как ты огорчалась, увидеть твою безделушку и из-за неё дать себя поджарить… Просто чтобы обрадовать… и самому обрадоваться… Такое лёгкое и простое счастье… такое простое…
– Он бредит? – поднял брови Ятен.
– Такие мелочи и делают нас счастливыми, – мягко улыбнулся Таики. – Такие дурацкие мелочи.
Альвиан слабо улыбнулся ему.
– Тебе всё-таки нужно вернуться в обычный мир, – сказала Рей. – Без возражений. Используй свой проводник и…
– Вы действительно поверили, что у меня есть проводник?.. – засмеялся Альвиан.
Друзья ошарашенно уставились на него.
– Да, он был у меня, когда я входил в Многомерный хаос, но очень скоро он не выдержал нагрузки… моих сил не хватило…
– Зачем же ты соврал?! – воскликнула Усаги.
– Гордость не позволила, – скривился учёный. – Мне хотелось показать, что я никак от вас не завишу…
– Вот глупый! – возмутилась Минако. – Мы бы не оставляли тебя в ловушках, если бы знали!
– Вот именно. Из жалости. Мне это было противно.
– Надо же, какие мы важные! – сердито сказал Сейя.
Альвиан усмехнулся.
– Я мог бы больше никогда вас не встретить, но почему-то мне удавалось это раз за разом… – пробормотал он, удивлённо двигая бровями. – Вы перевернули весь мой мир за несколько дней. В первый раз, когда бросились искать меня в Эмирионе… это было так глупо, так… слишком уж неправильно… В этом мире нельзя так доверять кому-то. Но вы продолжали это делать, неизменно повергая меня в шок. Забрали меня из клетки, хоть это вам было совершенно не нужно. Не выдали моё происхождение воинам-зверям, хотя не могли знать, что они считают каждого филисийца жутким чудовищем, достойным лишь уничтожения. Я бы не ушёл оттуда живым, узнай Змея и Пантера, кто я на самом деле. Всё в вас поражало… Эта бусина, которую Принцесса нянчит, будто ребёнка… Ваше странное обращение со мной, простодушное, нахальное, обезоруживающее… И ещё этот танец…
Он зажмурился и помотал головой.
– Что вы со мной сделали?.. Всё кувырком после стольких веков… Почему я счастлив, совершая безумные несуразные поступки?..
– Это главное! – порывисто воскликнула Усаги. – Это же самое главное! Неважно, как глупо ты себя ведёшь, главное, что ты по-настоящему счастлив!
– Наслаждайся этим чувством, Альвиан, – со странной улыбкой посоветовал Ятен. – Поверь, оно очень изменчиво.
– Спасибо… что спас меня тогда, – смущённо проговорила Чибиуса, придвинувшись к лежащему.
– Спас? – усмехнулся Альвиан. – Да тебя бы и так оберег защитил… А я поступил как последний болван…
– А почему ты так поступил? – склонила голову Чибиуса.
Альвиан задумался.
– Просто увидел… представил, как тебя обжигает огонь… И всё. Дальше пустота. – Он улыбнулся. – Никаких мыслей.
– За это и спасибо, – улыбнулась девочка.
– Я знала! – радостно сказала Усаги. – Я видела, что ты хороший человек! Ты спас мою бусинку!
– Да… – снова со смехом закашлялся Альвиан. – Это, конечно, главное…
– Вот этого можно было и не делать! – сердито сказала Рей. – Пережила бы и без неё!
– В самом деле, – кивнула Макото, – Альвиан бы успел увернуться, не заметь он бусину.
– Хотите сказать, это я виновата?! – возмутилась Усаги.
– Ты же её потеряла…
– Ребята… – медленно произнёс Альвиан. – По-моему, что-то не так…
– У тебя что-то болит?.. – бросились к нему девушки.
– Не у меня… С Ятеном что-то не так…
Друзья обернулись и испуганно вздрогнули. Ятен стоял, не двигаясь и стеклянным взглядом смотря в пустоту.
– У него снова видение! – вскрикнула Усаги.
– Только не это! – воскликнул Сейя, резко разворачиваясь.
– Ятен! Ятен! – подруги схватили и затрясли парня.
– О чём это вы?.. – пробормотал Альвиан, удивлённо приподнимаясь.
Услышав своё имя, Ятен вздрогнул и приоткрыл губы, но его глаза остались прежними.
– Что же делать?
– Как его разбудить?
– Ятен!
– Эй, ты слышишь нас?!
– Да не трясите его! Это не поможет!
– А что поможет?
– Что ты видишь, Ятен? Что ты видишь?..
– Мы здесь, посмотри сюда, мы перед тобой!..
Усаги сжала руками голову и взмолилась: Помоги! Скажи, что нам делать!..
Он разрывается между двумя мирами, ответил голос стерикса. Он слышит вас, но не может вернуться. Нужно что-то посильнее голосов…
– Ему плохо… – со слезами проговорила Усаги. – Ему там плохо…
На застывшем лице Ятена всё чётче проступало страдание. Он изо всех сил пытался обрести власть над телом, но все его старания проваливались в пустоту. Друзья начали впадать в отчаяние.
– Сколько это может продолжаться?!
– Неужели мы ничем не можем помочь? Я не верю!!!
Боль! – внезапно вскрикнул зверь. – Она сильнее многих вещей! Дай ему почувствовать боль, пусть она вернёт его в реальность!
Усаги торопливо кивнула, растолкала всех и застыла в сантиметре он Ятена. Он дёрнулся, стискивая зубы, и через несколько долгих застывших секунд широко распахнул глаза, вдыхая так, словно только что вынырнул из глубины.
– Наконец-то! – воскликнула Усаги, тут же хватая его за плечо.
– Слава богу… – выдохнула Ами.
– Как ты?.. – заглянула ему в глаза Минако.
– Что ты видел? – взволнованно спросил Таики. – Снова собаки?
– Да… – прошептал Ятен, тяжело дыша. – Сейчас… дайте минуту…

Альвиан отставил чашку и удивлённо переспросил:
– Преследуют псы?
Друзья грустно кивнули. Они сидели на деревянной террасе, участливо заглядывая в хмурое лицо Ятена и пытаясь пояснить странное происшествие учёному, который убедил их в резком улучшении своего состояния и уговорил помочь ему сюда переместиться.
– Твоё любопытство поражает, – покачала головой Рей. – Тебе с такими ожогами сейчас в постели лежать надо, а не истории слушать.
– Всё со мной нормально! – отмахнулся Альвиан. – И что же дальше?..
– Серые псы чувствуют связанную с Ятеном частицу стерикса и атакуют его во снах и видениях, – проговорил Таики. – Причём эту несуществующую боль он чувствует так же ярко, словно это происходит на самом деле.
– А его шрам действительно болит! – добавила Минако. – И очень сильно!
– Ты сам им всё это рассказал? – удивлённо спросил Альвиан. – Никогда бы не поверил.
– Пришлось, – криво усмехнулся Ятен.
– Значит, в общих чертах… – сосредоточенно нахмурился Альвиан. – Тело стерикса состоит из двух оберегов: кулона и браслета. Основная часть, принадлежащая кулону, живёт в душе Усаги. Крылья в браслете у девочки Фино. К тому же у смертельной черты души Ятена и Усаги столкнулись, вследствие чего с ним осталась часть стерикса, позволяющая ему видеть связанное с ней грядущее. Серые псы – кровные враги стериксов. Они не могут залезть в голову Усаги, потому что её защищает разум зверя, а Ятена они достают, потому что у него такой защиты нет. Хотя периодически во сны Ятена стерикс прорывается и злых собак прогоняет.
– Всё точно, – кивнула Макото.
– Слишком поздно прогоняет… – пробормотал Ятен.
– Ну а сейчас что же тебе привиделось? – с интересом спросил учёный.
Друзья обратили на него взволнованные взгляды.
– Я не понимаю… – покачал головой Ятен. – Как-то путанно…
– Давай вместе разберёмся, – подбодрила его Усаги.
– Да, говори! – кивнула Чибиуса.
– Я стоял в лесу. Передо мной была поляна, а на ней стерикс…
– Значит, псов не было… – облегчённо выдохнула Минако.
– Не перебивай! – проворчала Рей. – И что же делал стерикс?
– Дрался, – Ятен поднял глаза и тяжело посмотрел на сидящую напротив Усаги. – С точно таким же стериксом. Только чёрного цвета.
Друзья задумчиво замолчали, пытаясь представить себе эту картину.
– Второй стерикс тоже был без крыльев? – прозвучал голос Ворона.
– Чёрт!.. – отшатнулся Сейя. – Откуда ты берёшься?!
– Не пугай так! – рассердилась Рей.
– Второй стерикс тоже был без крыльев? – раздельно повторил Ворон.
– Он был точной копией белого, – кивнул Ятен.
– Хм… Ясно. Вот, кто у нас дерётся сам с собой, – Хранитель перевёл пристальный взгляд на Усаги.
– Сам с собой… – медленно повторил Таики. – Хочешь сказать…
– Это две сущности одного и того же существа? – оживлённо воскликнул Альвиан. – Белая и чёрная?
– Значит, страж в пещере, говоря те слова, тебя имел в виду? – удивлённо проговорила Ами.
– Эээ… я… – волнуясь, протянула Усаги.
Почему не скажешь им про мальчика?
Что это изменит? Они только беспокоиться будут! Я сама должна справиться!
Стерикс вздохнул и положил голову на лапы. Ещё совсем недавно то же самое хотел сделать Ятен. И кто-то очень сильно кричал на него за это…
Усаги покраснела и отчаянно взглянула на друзей. Она поступает неправильно, это правда, нужно рассказать!..
– Куколка? – Сейя тревожно заглянул в её глаза. – Может, объяснишь?
– Ты действительно чувствуешь что-то подобное? – удивлённо спросила Макото.
Усаги перехватила взгляд Ятена, застывшего в ожидании, и поняла, что не может поступить иначе.
– Дело в предчувствии! – выдохнула она. – У меня было предчувствие… смерти.
– Смерти? – эхом повторили друзья.
– Да, и моё подсознание поверило в это. Подсознательно я верю, что должна…
– Но это же бред! – возмущённо перебила её Чибиуса.
– В самом деле, Усаги!..
– Предчувствие – ещё не свершение, – сказал Ворон, внимательно смотря на неё.
– Да, я знаю, – кивнула Усаги. – Поэтому я и не верю ему… Пытаюсь не верить. Это очень сложно.
– Чёрная собака – подсознание… – задумчиво проговорил Альвиан. – Белая, получается, сознание. То есть те твои мысли и чувства, которые ты осознаёшь. Но… если я правильно понимаю, бороться со своим подсознанием просто невозможно. Мы, не замечая, выполняем его желания. Разумом его не понять!
– Меня стерикс спас, – вздохнула Усаги, прижав к себе колени. – Если бы не она…
– Снова стерикс… – выдохнули друзья.
– Ей нужно выдать медаль, – покачала головой Макото. – «За спасение Лунной Принцессы в пятнадцатый раз».
Усаги неожиданно засмеялась.
– Что? – удивилась Чибиуса.
– Она поправила Мако. Говорит, это всего восьмой раз.
– Мы тут о твоей смерти говорим, а тебе так весело?! – возмутилась Рей. – Давай продолжай уже!
– Не будь такой злюкой…
– Стерикс оказал тебе неоценимую услугу, Принцесса – сказал Ворон. – Ты понимаешь это?
– Да, понимаю, – посерьёзнела Усаги. – Она всё мне объяснила. Если я не пойду на поводу у подсознания, значит, ничего не случится. А если пойду – значит, я поверила и сама помогу исполнению того предчувствия.
– Но ты же не поверишь? – воскликнула Чибиуса.
– Это тяжело…
– В каком образе тебе является подсознание? – снова спросил Ворон.
– Маленького мальчика.
– Ясно, – хмыкнул Хранитель. – Вот и твоё зеркало.
– Как всё запутанно… – протянула Минако.
– Этот мальчик не даёт стериксу связаться со мной, – жалобно сказала Усаги. – Он мне снится. И говорит странные вещи. И мне очень, очень тяжело не верить ему. Настолько тяжело, что я уже не знаю…
– Эй, не говори так! – Сейя встряхнул её за плечо. – Ты справишься! Подумай сама, это просто какое-то предчувствие! Ты же никогда им не верила!
Усаги неуверенно улыбнулась ему.
– В самом деле, что за глупости! – всплеснула руками Минако. – Ты что, умирать собралась?
– Нет…
– Вот и всё! Не слушай никаких мальчиков из своего воображения!
– Если бы можно было перепрограммировать подсознание… – тревожно проговорила Ами. – Тогда Усаги избавилась бы от таких снов.
– Она и так справится, – махнула рукой Рей. – У неё в голове ничего долго не задерживается, скоро и это предчувствие ветром унесёт!
– Рей… – грозно протянула Усаги.
– Точно! Она права! – обрадовалась Чибиуса.
– Чибиуусааа…
Ворон непонимающе пожал плечами, развернулся и пошёл к лесу. Они хотят подбодрить её? Или действительно не осознают чудовищной власти подсознания над человеческим разумом? В любом случае такие разговоры слишком легкомысленны для сложившейся ситуации. Принцесса должна найти мальчика и спасти Землю. Нельзя позволить ей умереть до этого…