Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
2. Учёный

– Как думаете, будить их?
– Не надо, они так сладко спят…
– А вдруг они испугаются, когда проснутся?
– А если наоборот?
– О чём это ты?!
– Я ничего такого не хотела сказать…
– Всё это странно.
– Я сейчас просто съем её от ревности…
– Нет, всё-таки надо будить…
Усаги поморщилась и медленно открыла глаза, переходя от сна к бодрствованию. Посмотрев вверх, она увидела расплывчатые лица друзей, молча смотрящих на неё, и несколько раз непонимающе моргнула. Потом она постепенно вспомнила, где они, и только потом почувствовала, что Ятен всё ещё крепко спит, надёжно обхватив её обеими руками.
– Н-нет!.. Вы ничего не подумайте!!! – вытаращив глаза, воскликнула она.
– Ну наконец. Проснулась, – сказала Рей, испепеляя её взглядом.
– Это возмутительно! – воскликнула Чибиуса.
– Они во сне так обнялись… – оправдывающе проговорила Ами. – Случайно… Правда, Усаги?..
– Да-да, случайно!.. – яростно закивала головой Усаги.
– Всё равно! – негодующе взмахнула кулаками Макото. – Это нечестно!
– Да, почему я не оказалась на твоём месте??? – воскликнула Минако с выражением полного разочарования в судьбе.
Усаги перекосило:
– Так вот, что вас волнует…
– Девочки, завидовать нехорошо, – улыбаясь, поддразнил их Таики.
– Тебе не понять!!!
– Ятен так крепко спит, – участливо склонилась Ами. – Сколько вы уже кричите и до сих пор не разбудили…
– Он очень устал, – проговорила Усаги, осторожно вытягивая из-под него руку. – Что-то я не могу…
– Тебе помочь?? – с готовностью присели подруги.
– Ну и хватка у него… даже во сне… – Усаги безуспешно попыталась разжать его руки и, тяжело дыша, откинулась на траву. – Будите его!
Тут же три пары рук растормошили Ятена, и когда он непонимающе начал протирать глаза, оттащили от Усаги подальше.
– Негодяй! – навис над ним Сейя. – А притворялся приличным человеком!
Ятен, лёжа на спине, ошарашенно поднял глаза и пробормотал:
– В чём дело…
– Ну, ещё бы, – весело усмехнулась Минако. – У Сейи чуть инфаркт не случился, когда он проснулся и такое увидел!
– Да мы все были в шоке, – поведал Таики, присев перед братом и с интересом оглядывая его.
– А?..
– Теперь ты, Ятен, как честный человек должен… – сочувствующе протянула Рей.
– Да что вы несёте??! – завопила Усаги, надевая свои очки.
– А ты как думала? – удивилась Макото. – Это вам не игрушки!
– Вы вообще о чём?..
Глаза Ятена стали в конец растерянными, и подруги, уже не выдержав, с громким хохотом повалились на землю. Усаги, подскочившая к ним, чтобы настучать по голове, бессильно уронила руки и присоединилась. Девушки хохотали так заразительно, что вскоре и Ами с Таики, и Сейя, и Чибиуса весело смеялись, сидя рядом с ними, и только Ятен среди всей этой кутерьмы непонимающе и недовольно хлопал глазами.
– Веселимся?
Друзья резко замолчали, огляделись и испуганно вскрикнули. Сейя чертыхнулся, вскакивая:
– Переход проворонили…
Они были в огромном, выложенном камнями и усаженным клумбами, дворе, в глубине которого красовался большой дом. Но самым неприятным оказалось то, что их окружали шестеро внушительного вида парней в рабочей одежде, один из которых и задал тот вопрос, прервавший их громкий, по-детски беззаботный смех.
– Да, теперь уж точно не до веселья… – прошептала Рей.
– Это я виновата… – тихо воскликнула Ами.
– Все виноваты, – возразил Таики, медленно выпрямляясь.
Остальные последовали его примеру и вскоре стояли на ногах, тревожно прижимаясь друг к другу. Парни, которые являлись, по всей видимости, садовниками или чем-то в этом роде, насмешливо улыбались, оглядывая толпу непрошенных гостей.
– Вы как здесь оказались? – тоном, не предвещающим ничего хорошего, спросил один из них. – Через забор хозяина не перелезть. Гретта ключи дала? Подкупили?
– Секундочку, – подняла палец Чибиуса. – Никого мы не подкупали!
– Ты что там пищишь, козявка? – удивлённо наклонился второй.
– Что?! – вспыхнула девочка. – Мне, между прочим…
– Не слушайте её, – поспешно пропела Усаги, заткнув ей рот.
– Мы сейчас всё объясним… – подняла ладони Рей. – Ну… хотя бы постараемся…
– А что тут объяснять, – с наглой ухмылкой пожал плечами третий. – Вы на нашей территории, мы вас поймали, значит, можем сделать всё, что захотим.
– Может, хозяину расскажете? – с надеждой спросила Ами.
– Хозяину? – они переглянулись. – Зачем? Да он вас сразу собакам бросит. А нам какой интерес?
Девушки испуганно съёжились.
– Валить отсюда надо… – шепнул Сейя.
– Каким образом? – прошипела Рей. – Они догонят!
– Отобьёмся, – ровно сказал Ятен.
– Кажется, это единственный выход, – кивнула Макото, шагнув перед ними. – Ами, хватай Усаги, Чибиусу и бегите со всех ног к воротам. Минако, Рей – следом.
– Мако!..
– На счёт три, – шепнул Сейя. – Приготовьтесь.
– Никогда в такой одежде девчонок не видел, – делились впечатлениями парни. – Может, они из цирка?
– Раз…
– Мелкую деть куда-то нужно… Может к поварихе пристроим?
– А этих, которые… – парни оглядели длинные волосы братьев и особенно пристально Ятена, – с ними?
– Два…
– Иностранцы, точно вам говорю, – склонился к приятелям первый. – У нас бы за такой вид сразу в дом для душевнобольных сдали.
– Может, отведём их уже? Там разберёмся?
– Три!!!
Девушки, проскочив мимо одного из парней, бросились к воротам, а Сейя, Ятен и Макото в ту же секунду повалили на землю троих стоящих рядом. Остальные, выпучив глаза, взревели и бросились за инструментами, лежащими неподалёку.
– А это уже не очень хорошо! – воскликнул Таики. – Бежим!
Они ринулись за подругами, но шестеро разъярённых садовников очень скоро нагнали их.
– Осторожней! – вскрикнула Минако и бросилась назад.
– Бегите, бегите к воротам! – подтолкнула Рей Усаги с Чибиусой. – От вас там мало толку!
– Нужно открыть засов! – крикнула Ами.
Позади тем временем развернулось настоящее сражение. На Ятена, как на самого маленького, набросились сразу двое, желая покончить с ним в долю секунды. Но ни один из их ударов пока не достиг цели. Таики едва успевал уклоняться от свистящей садовой лопатки, превратившейся в руках противника в маленькое копьё. Макото умудрились обхватить сзади, но подоспевшая Минако оглушила нападающего подхваченной по пути табуреткой.
– Так, одним меньше! – весело воскликнула она.
– Двумя! – яростно крикнула Макото, перекинув второго парня через плечо. – Спасибо!
– Нет проблем!
– Эй, ребята, вы мне надоели, – лениво поведал Ятен, своим запыхавшимся бойцам. – Нельзя быть такими упрямыми.
Он неуловимо присел, и одним резким движением повалил их друг на друга.
– Ну, вы конкретно нарвались! – вскричал Сейя, заметив, как Таики побледнел от боли, не успев увернуться от очередного удара. – Получай!
Он с криком бросился на соперника, но тот проявил неожиданную ловкость, обогнув его и сжав горло зажатой в руках цепью.
– Недооценил… – прохрипел Сейя.
– Ну, как тебе? Теперь не попрыгаешь! – с ненавистью выдохнул голос в его ухо.
В стороне раздался женский крик. Парень, уложенный Макото, быстро пришёл в сознание и держал в руках бьющуюся Минако. Ятен, на секунду отвлёкшись на это происшествие, получил удар по голове одним из своих назойливых преследователей и оглушённо упал на колени. Макото отчаянно оглянулась. У ворот Усаги, Чибиуса, Рей и Ами вчетвером пытались вынуть огромный засов, не сдвинув его пока и наполовину…
– Остановитесь!!! – загремел страшный голос.
Дерущиеся замерли и медленно повернули головы. Таики, подняв вверх руки, держал на них переливающийся сиреневый шар, заполнивший двор пугающим светом. Сейя, Минако и Ятен почувствовали, как руки, сжимающие их, с дрожью слабеют, и облегчённо выдохнули. Макото подошла к Таики, сложила руки на груди и презрительным взглядом обвела застывших в ужасе садовников.
– Вы даже не представляете, кого посмели коснуться, несчастные! Теперь вас ждёт кара! Трепещите!
Несчастные уже трепетали. Минако, давя улыбку, тихонько подбежала к Ятену, помогла подняться и повела к воротам.
– Что же это… – клацая зубами от страха, пробормотал парень с цепью. – Кто это…
– Ты что? – грозно взглянул на него Сейя. – Это же сам… Бог фиолетового солнца!
– Никогда не слышали о таком…
– Это не значит, что он не существует, – заметил Сейя, отходя от них. – Молитесь же, чтоб он пощадил вас, уйдя отсюда, и не вспомнил никогда больше… – он подмигнул Макото и медленно пошёл с ней к остальным.
Таики задумчиво взглянул на каждого из парней, вызвав этим бурю ужаса, развёл руки и выпустил сиреневый столб в небо. Потом развернулся и величественно поплыл к воротам.
Там уже вовсю стояла суета:
– Давайте, скорее, пока они не очнулись!
– Толкай!
– Да не мешайте же! Сюда!
– Нужно одновременно! Ии…
Они общими силами с грохотом вытолкнули засов и выбежали в открывшиеся ворота.
– Таики, скорее! – махнула Усаги.
– Бежим! Бежим!

На очередной поляне, уже полностью оправившись от испуга, они вновь с хохотом повалились на траву, не переставая повторять, как великолепно смотрелся Таики в роли бога, и какие лица были у перепуганных парней.
– И чего было так бояться?.. – непонимающе вопрошал Сейя. – Он же не собирался их атаковать!..
– Ты что, это же какие-то недалёкие крестьяне, они в жизни ничего подобного не видели! – возразила Рей.
– Конечно, – поддержала Минако. – Им казалось, что ты управляешь клубами сиреневого огня! И можешь испепелить их одним взглядом!
– И почему мы сразу до этого не додумались? – недовольно спросил Ятен. – Этот дурак мне бровь разбил!
– Всё равно за волосами ничего не видно! Тебе бы давно пора подстричься!
– Не начинайте…
– Впредь я не выпускаю из рук компьютер! – пообещала Ами.
– А ты, Сейя, не мог получше что-нибудь придумать? – притворился обиженным Таики. – Что это за фиолетовое солнце?
– А, по-моему, классное имя! – хлопнул его по плечу брат. – Да и думать было некогда!
– Ну что там, Ами? Где мы вообще и когда следующий кошмар?
– Мы в семнадцатом веке… Где-то на окраине Парижа…
– Ого!
– Переход через шесть минут.
– Как назло, – проворчала Усаги. – Не мог он быть раньше минут на двадцать?
– Давайте отползём поближе к деревьям, – с опаской предложила Макото. – Вдруг это место тоже принадлежит какому-нибудь ненормальному?
– Да, за пять минут нас вполне успеют перестрелять, – согласилась Рей. – Двигаемся!

* * *


Мэри нажала несколько раз на звонок, постояла немного и забарабанила кулаком в дверь.
– Иду, иду!.. – послышалось из квартиры.
Зазвенели замки, дверь отворилась, и появилось приветливое лицо Джеки.
– Заходи! Я как раз готовлю лимонный пирог!
– До сих пор звонок не работает? – проворчала Мэри, проходя в прихожую. – Что так сложно позвонить мастеру?
– Его починят… скоро, – рассеянно ответила Джеки, забирая у неё куртку.
– Починят? – удивилась подруга. – Кто? Знакомый? Сосед?
– Мм… может быть… Жуть! Там ещё так холодно?
– Да! Такого лета не помнит никто из моих знакомых!
В день лунного затмения Нью-Йорку досталось мало бедствий. Жителей несколько часов мучил ураганный ветер, заполнивший город обломками ветвей, унёсший всё тепло и опустивший температуру до пятнадцати градусов. Но самое запоминающееся случилось потом. После урагана, в недвижимом застывшем воздухе. Из клочковатых туч, сквозь которые по-прежнему слепило раскалённое солнце, посыпались хлопья невесомого снега. Люди выбегали на улицы и по нескольку минут стояли, с открытым ртом глядя в небо. Снег был легче перьев, когда он касался тел, даже не чувствовался холод, он исчезал, мгновенно испаряясь. Но именно эта аномалия оставила в сердцах ньюйоркцев самое яркое впечатление о двадцать четвёртом июля, дне лунного затмения.
– Просто не верится, что я видела снег в середине лета, – вздохнула Джеки, наливая чай.
– Да, да, это волшебство какое-то!
Джеки замерла и со странной улыбкой посмотрела на неё.
– Что? – насторожилась Мэри.
– Нет, ничего, – вновь опустила взгляд Джеки. – Как там Элизабет, интересно.
– Даже в выходной о ней думаешь? – усмехнулась Мэри. – Думаю, так же. Витает в облаках, ничего не видя перед собой. Всё ждёт Ятена.
– Ей легче, чем нам. Я ей даже завидую. И не только ей.
– Да, наша малышка-курьер тоже в облаках. Только в других.
– Почему?
– Элизабет всё время улыбается, словно скоро случится что-то хорошее. А Дани не улыбается, не смотрит на людей, не смотрит по сторонам, почти не разговаривает, теперь только игры на телефоне её интересуют. – Мэри внимательно посмотрела на подругу и осторожно спросила: – Она… тоже любит его?
Джеки грустно и как-то отчаянно улыбнулась.
– Бедняжка… Это… не любовь.
– В смысле?
– Это… даже слов нельзя подобрать. Весь мир стал для неё одним человеком. В буквальном смысле. И… потеряв с ним связь, она перестанет жить. Ей негде будет жить. Мир исчезнет.
– Что-то ты непонятное говоришь, – сморщила лоб Мэри.
– Я знала, что ты не поймёшь. Я же сказала, этого не выразить. Просто… если Ятен больше никогда не появится… не представляю, что будет с Дани. От неё останется только призрак.
– Но ты же не веришь, что он вернётся? – тихо спросила Мэри. – Его работа здесь окончена. Он улетел и давно уже забыл про нас.
– Хотела бы верить, – тоскливо ответила Джеки. – Не верю… но всей душой этого желаю. Ради Дани.
Мэри покачала головой. Джеки бросила взгляд вниз и воскликнула:
– Что же ты тапочки не надела? У меня пол без подогрева.
– Сейчас возьму…
Мэри прошла в прихожую, открыла тумбочку и удивлённо уставилась внутрь.
– Джееки? Ты купила ещё одни тапки?
– Угу.
– А-м… почему мужские?
– Да так, просто… Они симпатичные.
– Да, симпатичные, – согласилась Мэри, рассмотрев тапочки со всех сторон. – Но всё же…
– Иди же скорей сюда, пирог готов!
Мэри вернулась на кухню и открыла холодильник, чтобы взять молоко.
– Ого! Зачем тебе столько еды? Ты всю ночь готовила?
– Нет, я постепенно, каждый вечер…
– Зачем? У тебя всегда было только необходимое, ты же практична до мозга костей, никогда ничего не выбрасывала!
– Да ладно тебе! – рассеянно махнула рукой Джеки. – Что мне расслабиться нельзя? Садись.
– Знаешь, у меня такое впечатление, что ты кого-то ждёшь, – недоумённо пожала плечами Мэри. – И боишься, что, когда он придёт, будет чего-то не хватать. Но ума не приложу, кого.
– Хватит копать, Шерлок Холмс, – с улыбкой посоветовала Джеки. – Ешь лучше, мне не терпится узнать твоё мнение.
– Насчёт пирога? Тебя никогда не интересовало ничьё мнение о твоей готовке.
– Потому что я готовила исключительно для себя.
– А теперь для кого?
– Для… друзей. Ну, скажи же мне, я не переборщила с лимоном?..

* * *


– Переход!
Стены неизвестного города свернулись и разорвались яркими красками тропиков. Друзья в один голос восхищённо воскликнули.
– Мы на острове! – прокричали Усаги с Чибиусой, развернувшись к морю.
Шипящие волны зелёной воды подкатывались к самым ногам, в небесной лазури сияло ослепительное солнце. Золотое побережье с двух сторон полукругом уходило за буйно разросшуюся зелень. Это место словно вырвалось из самых заветных мечтаний о шикарном отпуске.
– Почему сразу остров? – огляделся Сейя. – Может…
– Остров, остров, – раздался голос откуда-то из-за кустов.
Друзья удивлённо развернулись.
– Там… человек?
– Ну, точно не обезьяна.
– Судя по голосу, он понимает, где находится, – решила Ами. – Давайте, подойдём.
– Это небезопасно, – заволновался Таики.
– Ладно тебе, он же там один, – шагнул вперёд Сейя.
– Интересно, как он выглядит? – проговорила Усаги. – Как Робинзон?
– А может, как Пятница? – шутливо предположила Минако.
– Ты, правда, думал, что сможешь их удержать? – лениво поинтересовался Ятен, проходя мимо вздыхающего Таики.
– Идём, – ободряюще улыбнулась Рей. – Будем знакомиться с туземцами.
Они пробрались сквозь огромные листья какого-то неизвестного растения и выстроились в ряд, удивлённо рассматривая неизвестного.
Это был юноша, едва ли старше их, среднего роста, темноволосый, с бледной кожей и правильными чертами лица. На нём была своеобразная, очень просторная одежда белого цвета, от широких рукавов и воротника шли обвязанные на запястьях и шее тонкие чёрные шнурки. От его вида и манеры держаться сразу дохнуло изысканностью, никак не вязавшейся с окружающей варварской природой. Если бы он был одет в шкуру, снятую с тигра, друзья вряд ли бы рассматривали его дольше.
– Хм, как вас много, – сказал он, грациозно поворачиваясь. – Такое редко встретишь в Многомерном хаосе. Вернее, никогда не встретишь.
– Тебе, судя по всему, виднее, – усмехнулся Ятен.
Незнакомец перевёл на него взгляд и переменился в лице. Не успели окружающие и моргнуть, как он уже был перед ним и держал в обеих руках его запястье.
– Какое чудо… это непередаваемо… восхитительное, чудесное, завораживающее сочетание…
– В чём дело?! – воскликнул Ятен, отдёргивая руку. – Ты что свихнулся здесь?!
– Превосходен… великолепен… кто же создал тебя?
– Меня… что?!
– Неужели ты человек? Неужели человек? Этого не могло случиться, это насмешка над самим искусством!..
– Да объяснишь ты, в чём дело? – раздражённо прервала его Рей.
– О, неужели вы так слепы… – юноша воздел руки и прижал их к голове. – Но вы… возможно… обычные люди…
– А ты необычный? – фыркнул Сейя.
– Я был признан лучшим мастером Галактики, – оскорблённо вздёрнул подбородок ценитель. – И знаю об идеальных линиях всё.
– Лучшим мастером… Галактики? – девушки растерянно переглянулись.
– А теперь я вижу это! По прошествии стольких веков, передо мной появляется идеальная форма человека! Та форма лица, которую древние греки так пытались воплотить в своих статуях, те руки, о которых мечтали дворяне английского и французского королевств! Взгляните на эту кисть! На эти пальцы! Что может быть совершеннее?!
Девушки, поддавшись его пылкому убеждению, оглядели Ятена так, словно первый раз увидели, и даже он сам удивлённо взглянул на свою ладонь. Сейя, недовольно двинув плечами, шагнул вперёд и угрожающе приблизился к странному юноше.
– А не подскажешь нам, откуда родом и как зовут? А то у меня тут подозрение наклюнулось…
– Сейя, – спокойно окликнул его Таики.
– Пусть скажет, – упрямо сказал Сейя.
– Мы всё равно сейчас исчезнем отсюда. Ами, посмотри, сколько…
Юноша внезапно отрывисто засмеялся.
– Думаете, хаос забросил вас в очередную точку света? Видно, вы недолго ещё здесь…
– А в чём дело? – насторожилась Макото.
– Таймер… таймер не идёт… – проговорила Ами. – Почему…
– Радуйтесь, вы надолго в этом чудесном местечке, – широко раскинул руки мастер. – Добро пожаловать в мою ловушку.

– А почему твою? Ты что сам её создал? – спросила Чибиуса.
Они полукругом сидели на песке в тени огромных раскидистых деревьев.
– Нет, я попал сюда так же, как и вы. Но раньше, – юноша вытащил из потайного кармана какую-то маленькую вещицу. – Вы с какой планеты?
– С Земли…
– Тогда сегодня двести сорок третий день по вашим суткам. И за это время ловушка, думаю, успела стать моей. Я был здесь единственным человеком.
– Ух ты, тут экранчик, – склонилась к нему Усаги. – Похоже на наши передатчики…
– Всё, я знаю, кто ты! – внезапно вскочил Сейя.
– Ну и что же? – юноша взглянул на него как на неразумного ребёнка. – Я и сам прекрасно могу сказать.
– Так говори!
– Меня зовут Альвиан. Родом я с великой планеты Филис. Там был учёным, потом…
– Что?! – закричали девушки. – Ты тот легендарный изобретатель звёздных передатчиков???
– Там вам известно об этом?
– Да, мы знаем твою историю… – ошарашенно кивнули подруги, поняв наконец волнение Сейи.
– Прекрасно, – он пристально взглянул на них. – Если знаете, тогда вы не обычные люди…
Он потянул паузу, внимательно оглядывая их.
– Вы, должно быть, воины. И скорее всего… – его брови дёрнулись вверх. – Лунные? Они сейчас на Земле!
– Ты прав, – улыбнулась Усаги.
– Не только, – недовольно сказал Сейя. – Ещё Звёздные.
– Неужели? Значит, вы трое – Звёздные воины! И он… – его глаза вновь впились в Ятена.
– Я тебя сейчас в море выкину! – раздражённо пообещал Ятен.
– Не смотри на него так, – со смехом посоветовала Минако. – Он не переносит восхищения собой.
– А жаль, жаль, как же можно жить так, как можно…
– Жалко и отвратительно! – поведал Ятен. – Из-за таких вот восторженных идиотов, как ты, которые только и видят, что идеал линий! А я не статуя, а человек, можешь себе представить? Я такое тело не заказывал!
– В самом деле, – сказал Таики. – Не доставай его.
– О, глупцы! – закинул голову Альвиан. – Носить Венеру в кармане и не вытащить на солнечный свет…
– Слушай, ты мне уже конкретно надоел! – рыкнул Сейя. – Как от тебя поскорее избавиться?
– Если бы я знал, – усмехнулся учёный.
– И что, все твои фигульки не помогают вычислить?
– Это не вычислишь! У каждой ловушки свой секрет! Многомерный хаос цепляется за какую-то особенность, скапливается, и возникает такое мёртвое место без движения времени. Вы сейчас выпали из истории и висите между мирами, вы перестали нуждаться в пище и воде, ваши волосы и ногти не растут, кожа не обновляется – вы не живёте. Хотя и не умерли.
– Очень неуютное состояние, – заметила Рей. – Так как найти разгадку?
– На том камне надпись. – Все развернулись и увидели плоский, в человеческий рост, камень, торчащий из земли. На его поверхности были какие-то письмена. – Я перевёл её и узнал, что нужно произнести в определённом месте название определённого животного.
– И всё? – распахнула глаза Усаги. – Так просто?
– Выход из ловушек всегда прост, – снисходительно покосился на неё Альвиан. – Но в этой, мне кажется, я застрял навечно!
– Ну нет, – поднялся Сейя. – Сейчас мы покажем тебе, чем настоящие воины отличаются от всяких книжных червей!
– Я мастер! – оскорблённо вскочил Альвиан.
– Потом подерётесь, – прервал их Ятен. – Сначала расскажи, что ты предпринимал, чтобы выбраться.
– Я изучил всю фауну острова, – горячо ответил учёный. – Каждое животное, всё, что хоть сколько-то напоминало животное, узнал все их названия с помощью своего справочника, нашёл место, где должно сработать слово – и ничего! Ни одно животное не подошло! А назвал всё, здесь нет больше животных, о которых я не знаю!
– Но что-то же должно сработать? – тревожно сказала Макото.
– Да ты, небось, надпись неправильно расшифровал, – пренебрежительно махнул Сейя.
– Не может этого быть!!! – вскипел Альвиан.
– Я смотрю, ты слишком высокого о себе мнения!
– Всё верно, Сейя, успокойся, – раздался голос Ами. Она стояла перед камнем с открытым компьютером. – Надпись говорит именно об этом.
– Тот самый компьютер Меркурия, – заинтересовался Альвиан. – Вот бы его разобрать…
– Размечтался, – проворчал Ятен.
– А место случайно не на вершине той горы? – подняла голову Рей.
– Как ты догадалась? – распахнул глаза Альвиан. – Мне понадобилось множество опытов с измерением количества и колебаний энергии…
– Просто почувствовала, – рассеянно ответила Рей и двинулась в ту сторону.
– Нужно уметь не только вычислять, но и чувствовать, – добродушно заметила Усаги.
– А, в самом деле, давайте поднимемся и сделаем всё сами, – сказал Сейя. – Список животных-то у тебя есть?
– Есть, – процедил Альвиан.
– Тогда вперёд.

– Давай руку.
Ами благодарно взялась за протянутую ладонь Таики, и они так и продолжили восхождение вместе, держась за руки.
– Голубки… – пропыхтела Усаги, карабкаясь по камням за их спинами. – Наконец-то у них полное взаимопонимание…
– Ами больше не ревнует его? – с улыбкой спросила Чибиуса.
– Нет, как видишь…
Самым последним взбирался на гору Ятен. Он старался не пересекать уже примеченное расстояние до Усаги, составляющее примерно два метра. Когда он переступал эту черту, его начинала мучить противная зудящая боль. А если они оказывались ближе, терпеть становилось уже тяжело. Но пока, к счастью, такие моменты случались очень редко.
Эта боль… Словно какая-то насмешка. Наказание за то, что они так долго вели себя как идиоты. Или держитесь друг за друга, или не приближайтесь вообще. Середины нет…
– Чего позади плетёшься? – раздался рядом голос Сейи.
– Тебе-то что?
– Да так… Слушай, может… ты хочешь поговорить?
Ятен удивлённо взглянул на брата. Сейя старался выглядеть беспечным, но тревога в глазах выдавала его.
– О чём же?
– Ну… тебе нелегко пришлось и… сразу прийти в себя трудно, а мы толком ничего и не обсудили… ничего не знаем…
– Да знаете вы всё! Я вам чуть ли не каждый день после деревни описал! Что-то, а уж допрашивать вы умеете.
– Мы беспокоимся, – насупился Сейя.
– Не нужно! Я в полном порядке. Я же вернулся, я всё рассказал, я признаю, что я придурок, этого мало? Эта история обрела смысл и больше не изводит меня. Я знаю цель и знаю, что достигну её. Потому что… не один теперь.
Последние слова он буквально выдавил. Выражение эмоций ему до сих пор давалось тяжело. Сейя не смог удержать радостную улыбку, но недоверие снова просочилось в его взгляде.
– Но всё же эти псы во снах…
– Потерплю. Всё отлично. Правда. И не доставай меня этим больше, – Ятен не заметил, как ускорил шаг, шрам кольнуло, и ему вновь пришлось притормозить. – Скажи лучше, что вас утром так веселило на той поляне?
Сейя засмеялся и замотал головой:
– Тебя на куколке хотели женить.
– Почему?!
– Вы всю ночь в обнимку проспали!
– Чтоо?!! – остановился Ятен.
– Идём, идём, – усмехаясь, подтолкнул его брат. – Потом поудивляешься.
– Но… как…
В голове Ятена всё медленно стало на свои места. Прошедшая ночь вне сомнений была самой лучшей за всё то время, когда он успел забыть, что значит спать. Настолько глубокого, спокойного и сладкого сна он уже и представить себе не мог. Поначалу его что-то беспокоило, но потом… Никаких псов… никакой крови… Яркие красивые спокойные сны. Да, всё было отлично, он проснулся абсолютно отдохнувшим и полным сил, за что должен благодарить стерикса и саму Усаги, конечно. Но всё же… Одна мелочь, врезавшаяся в память ещё с разговора со стериксом, беспокоила его. В этих его снах снова не было солнца…
– Ты почему опять нахмурился? – с подозрением спросил Сейя.
– Слушай, хватит следить за мной! Всё отлично!
– Ну, как скажешь, – проворчал Сейя, устремившись вперёд.

– Вот это место, – тяжело дыша объявил Альвиан.
– Да мы уж сами поняли, – кивнула Макото.
Они стояли на вершине единственной горы острова, с которой открывался вид на всю его небольшую окружность. Этот кусочек земли посреди океана оказался и впрямь очень маленьким. Им не понадобилось бы и половины дня, чтоб пересечь его из края в край. Альвиан вытащил другой свой прибор, похожий на записную книжку.
– Вот здесь все названия животных, обитающих на острове. Прошу. Можете начинать.
– А повернуться-то куда надо? – щурясь от ветра, спросил Таики.
– Воот туда.
Друзья одновременно развернулись в указанную сторону и удивлённо замерли.
– Смотрите, какой странной формы берег, – почему-то прошептала Минако.
Прямо под ними в море уходили две треугольных полосы песка, разделённых горизонтальным куском берега. С другой стороны остров был идеально круглым, а эти две косы торчали, придавая очертаниям очень знакомый образ.
– Это же… – пробормотала Усаги.
– Кошка… – шепнула Чибиуса.

Солнце погасло, и странники оказались в грязи какой-то новой страны. Всё вокруг было серым и каменным, накрапывал дождь. На Альвиана тяжело было смотреть: он посерел, вытаращил глаза, расставил руки и бормотал какие-то несвязные восклицания.
– Ну ты и болван! – искренне выдохнул Сейя.
– Мдааа, – протянула Рей. – Двести дней изучать животных и не взглянуть себе под ноги.
– Но кошка! – отчаянно воскликнул Альвиан. – Причём тут кошка?!!
– Остров был похож на кошачью голову, – радостно сказала Ами. – И видно это было только с того места, вот и вся разгадка!
– Да, если все ловушки будут такими, мы отовсюду вырвемся! – потрясла кулаком Макото.
– Но причём тут кошка??!!
– Да с чего ты взял, что это должно быть обязательно животное с острова?! – воскликнул Сейя. – Так тебе и надо! Не будешь считать себя слишком умным!
– Это бред! – возмутился Альвиан. – Это… это только вы могли увидеть кошачьи уши в обычной бухте! Только такие никчёмные мечтатели!
– А вот это уже было лишним! – рассердилась Усаги.
– В самом деле! – поддержала Чибиуса. – Оскорблять нас у тебя нет никакого права!
– Всё, ты свободен, иди на все четыре стороны, только подальше от нас! – взмахнул рукой Сейя.
– Нет уж, я пойду с вами! – удивившись, возразил Альвиан.
– Чтоо??? – вытаращили глаза друзья.
– Этого я и боялся… – вздохнул Ятен.
– Понимаешь, Сейя… – робко сказала Ами. – Мы теперь будем перемещаться все вместе… Он присоединился к нашему пути по Многомерному хаосу после ловушки…
– Он теперь с нами??! – отчаянно воскликнул Сейя.
– Да, и попрошу не заводиться так с полуслова, – спокойно заметил Альвиан. – Нам предстоит проделать ещё долгий путь.
– Мы должны взять его, – сказала Минако. – Он ведь тоже хочет выбраться, и нужно ему помочь, хоть он и грубиян.
– Ты права… – вздохнули подруги.
– О чём вы? – удивился Альвиан. – Я могу выбраться в любую минуту. У меня есть проводник.
После секунды безмолвной тишины на него накинулись уже все.
– Так что ж ты не выберешься, если можешь??!
– У меня было дело к Многомерному хаосу, – высокомерно ответил Альвиан. – Но теперь, раз уж наши пути скрестились, я хочу исполнить другую свою цель. Своими глазами увидеть силу Лунной Принцессы.
– Зачем? – удивилась Усаги.
– Я знаю очень многое. Я видел, как воздвигаются и рушатся миры, но до сих пор не видел того света, мощь которого смогла изгнать Хаос из всесильной Галаксии. Не видел ту Принцессу, которой покорились три сильнейших волшебницы, объявив её первой. Это немыслимо. Я должен восполнить эту потерю.
– С чего ты взял, что Усаги будет использовать свою силу здесь? – пожала плечами Макото.
– О, поверьте, поводы будут, – усмехнулся учёный. – Вы же в самом диком и безумном измерении, существующем одновременно во всех мирах и временах. Вам ещё придётся сражаться.
– Это не повод таскаться за нами! – раздражённо возразил Сейя.
– Помешать вы мне не сможете, – в глазах Альвиана горело не уступающее Сейе упрямство. – Куда бы вы не пошли, я пойду за вами.
– Вот ещё проблемы на нашу голову, – несчастно вздохнул Таики.
– На головы сейчас польётся другая проблема, – сказала Ами, закрывая компьютер. – У нас девять минут до перехода, давайте найдём навес, дождь всё усиливается…
Друзья, ворча и делясь негодованием, побрели к ближайшему дому в компании со своим незваным попутчиком.



3. Противоречия


– Не понимаю я вас, сейлор-воины, абсолютно не понимаю, – говорил Альвиан, сидя на тонкой ограде очень красивого города, разместившегося в каком-то неизвестном измерении.
– И почему же? – спросила Минако.
– Вы так стараетесь для других, что совершенно себя не жалеете. Сколько ни читал про вас, везде свои самые сложные битвы вы выигрываете на последнем вздохе, с последней каплей крови. Сколько воинов уже погибло на Безоаре? Сколько раз вы реинкарнировались? Ради чего? Вам что больше всех надо?
– Нам даны силы для того чтобы защищать мир! – воскликнула Рей, возмущённая его словами.
– А вы просили эти силы? Нет. Вам навязали этот долг. И вы каждый раз бросаетесь в гущу битвы, отдавая всё, что у вас есть, лишь бы ещё раз этот висящий на волоске мир не рухнул в бездну. А вас хоть раз поблагодарил кто-нибудь? Стали эти люди, которых вы спасли, хоть на толику лучше? Нет, и не станут, продолжая душить в себе свет и всё сильнее любить тьму. Так не лучше ли подарить им то, чего они хотят?
– Дать захватить Землю какой-нибудь очередной ненормальной волшебнице?! – воскликнула Макото. – Это ты имеешь в виду?
– Почему бы нет? – пожал плечами Альвиан. – Может быть, она предложит людям всё, чего они жаждут?
– Это неправда! – сердито сказала Усаги, в упор посмотрев на него. – Может, люди и грешны, но не настолько, чтобы вовсе забыть о свете! В мирах, которые пытались создать Берил, семья с Чёрной луны, Нехиления, люди бы просто погибли. В этих мирах можно было делать всё, но там не было мечты, добра, любви и всего, без чего человек перестаёт быть человеком! Людей просто не стало бы! Что в этом хорошего, скажи?
Альвиан, смотря в её глаза, выглядел слегка растерянным, но продолжал усмехаться.
– Да, Лунная Принцесса точно такая, как о ней рассказывали. Даже в земном обличие. И вы все согласны с её проповедями?
– А ты бы лучше отдал все планеты Галаксии? – грустно спросила Ами.
– Нет, я, конечно, счастлив, что вы спасли Галактику, Хаос не захватил нас, и всё такое, но это ничего не меняет. Я всё так же вас не понимаю. Поступать так, как вы, могут только дураки.
– Сам ты дурак! – обиженно воскликнула Чибиуса.
– Ох, как же руки чешутся… – прошипел Сейя.
– Терпи, – невозмутимо сказал Таики. – Представь, что не слышишь.
– А что, он ведь прав, – криво усмехнулся Ятен. – Наш деятель науки и искусства говорит простые истины.
– Всё равно, мы никогда не будем им следовать! – буркнула Усаги и спрыгнула с ограды. – Ненавижу всякие научные рассуждения…
– Слушать только сердце? – Ятен исподлобья взглянул на неё, улыбнувшись совсем по-другому.
– Полминуты, приготовьтесь, – сказала Ами, смотря на экран. – Советую всем спуститься на землю, ограда сейчас пропадёт.
Ограда действительно пропала. Вместо неё появилось огромное количество цветов, от которых запестрило в глазах, и почти такое же количество деревьев. Оглядев яркий свежий лес, друзья подняли головы и оторопело замерли. Чистое, не имеющее светила небо было нежного розового цвета.
– Где это мы?.. – пробормотала Минако.
– В Эмирионе, – в один голос сказали Альвиан и Чибиуса.
Друзья удивлённо уставились на них.
– Мне Хотару рассказывала, – взволнованно объяснила Чибиуса. – Небо в Эмирионе розового цвета…
– Неужели мы, правда, в этом чудесном измерении? – восхитились Рей и Макото.
– Вот это сюрприз, – жадно огляделась Усаги.
– Вы что в Эмирионе никогда не были? – проговорил Альвиан с таким видом, словно он здесь проводил все выходные. – Позор…
– Занудам слова не давали! – огрызнулся Сейя.
– Мы не просто в Эмирионе, мы в далёком прошлом, – сказала Ами, пробегая по кнопкам.
– Несколько веков?
– Да. Примерно… – она вдруг подняла голову. – Вы слышите это?
Они прислушались и молча на цыпочках подкрались к краю поляны.
Земля там уходила вниз и превращалась в ровную ложбинку, где не росло ничего кроме травы и цветов. В этой ложбинке уютно расположились двое, чьи разговоры и услышала Ами. Впереди на боку лежала девушка с волнистыми волосами, а чуть позади, в той же позе, – мужчина.
– Ну ничего себе… – прошептала Усаги, чувствуя, как по лицу расползается улыбка.
– Это же Эльза… – потрясённо пробормотала Чибиуса. – И… тот самый… Король Акартис…
Девушка игриво говорила что-то и серебристо смеялась, а мужчина, уже давно покорённый её очарованием, ловил каждое слово и следил за каждым движением её тонких пальчиков, теребивших цветы. В пятнадцатилетнюю Эльзу невозможно было не влюбиться. И во взгляде Короля проступала вся тяжесть последствий его чувства, все его терзания, порождённые неистощимым желанием видеть её постоянно и страхом потерять голову, наделав роковых ошибок. Сколько ему было? Тысяча? Две? Что это по сравнению с пятнадцатью годами? Казалось бы, непреодолимая пропасть. Но вот они лежат вдвоём на искрящейся траве и им наплевать на все законы мира, они упиваются своей любовью и в этот момент по-настоящему счастливы…
– Какой он красивый… – уже растаяв, протянули девушки.
– Началось… – улыбнулся Таики и украдкой беспокойно посмотрел на Ами.
– Чибиуса, ты не рассказывала, что у него золотые волосы…
– Я и не знала.
– Да он весь светится, присмотритесь.
– И правда…
Кожа и светлые волосы Акартиса источали ровное золотистое сияние. Он был красив так же как его мир, светел, спокоен, мягок. Юная Эльза, не попавшая ещё под власть Небытия, нежно мучила прекрасного Короля, желая услышать из его уст такое тяжёлое признание. Усаги под действием воспоминаний вытащила из кармашка на сарафане половинку бусины, снятую с лампы, и кольцо Ворона – две вещи, оставшиеся у неё после лунного затмения.
– Вот бы изменить прошлое… – прошептала Усаги. – Предупредить Эльзу о кольце, о Вороне, о Сумраке. Тогда с ней не случится превращение, и Цирцена не потеряет трёх веков жизни, и Акартис наконец признается ей… Всё могло бы быть так хорошо…
И Звёздные воины продолжали бы жить на Цирцене, и потом, скорее всего, погибли бы в войне с Галаксией, защищая друзей, и даже если бы ты изгнала, в конце концов, Хаос, они никогда бы не стали твоими друзьями, не стали жить на Земле и петь
, – закончил стерикс.
Усаги передёрнула плечами. Да, умеешь ты переубедить… прошлое менять действительно очень опасно.
Зверь усмехнулся и вновь растворился в её сознании.
– Всё, насмотрелись? – прошептала Рей. – Теперь нужно отойти. Нам нельзя обнаруживать себя.
– Постойте-ка, – огляделась Минако. – А где Альвиан?
Друзья удивлённо развернулись, осознав, что всё это время учёного рядом с ними не было.
– Сбежал? – подняла брови Макото.
– Отлично! – обрадовался Сейя.
– Это опасно! – возразила Ами. – Многомерный хаос ведь занимает очень маленькое пространство в местах, куда переносит нас, и если Альвиан пересечёт границу…
– Может, он выпадет за пределы измерения? – предположила Чибиуса.
– Оно никогда его не отпустит! Просто потеряет его во время перехода. И неизвестно, что тогда вообще может случиться с его телом…
Усаги порывисто вздохнула и бросилась бежать в лес.
– Куда ты? – зашипела Рей, борясь с желанием закричать.
– Альвиан может пострадать, а может и погибнуть! Нужно найти его!
Не слушая больше никого, Усаги вновь сорвалась с места. Остальные, не имея другого выхода, побежали за ней.