23:51 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Я увожу в подвалы сновидений,
В ночные ужасы и сладострастный сон,
Я уношу к погибшим поколеньям,
Был тёмным сном создатель вдохновлён.
Я высшей силой, сферой осознанья,
Непостоянством бури сотворён.
Во мне найдёте адские созданья,
Божеств непобедимых пантеон.

Открыв меня, навечно ужаснётесь.
Вошедшие, назад вы не вернётесь.


1. Мир в ладонях ребёнка


Это было всегда. Тьма сменяла Свет, а Свет сменял Тьму. И это не значило, что Свет – это хорошо, а Тьма – это плохо. Они нужны были друг другу, дабы был контраст, и каждый имел бы своё неповторимое обличие. Свет и Тьма сменяли друг друга на протяжении многих веков и дарили этот необычайный контраст миру. Мир существовал…


– Что это за фокусы?! – воскликнула Венера, нервно оглядываясь.
– Добро пожаловать в Многомерный хаос, – сказал Ворон, помолчал, наблюдая, как глаза воинов заполняются изумлением, и добавил: – Наберитесь терпения. Быть здесь вам предстоит ещё очень долго.
– С какой это стати?!.. – завопила Сейлормун, но Таики остановил её, крепко сжав плечо, и сдержанно обратился к мужчине:
– Насколько я понимаю, ты тот самый Ворон, который подарил Эльзе кольцо?
– Именно, – равнодушно кивнул Хранитель.
– Хозяин Сумрака. Охотник за чужими душами.
– Вы отлично осведомлены.
– Было кому рассказать, – Таики покосился на кулон Чибимун.
– Да, стерикс много обо мне знает, – тут же согласился Ворон.
– Ты знаешь её название? – воскликнула Сейлормун, позабыв обо всём, – А заклятие? Как её освободить?..
– Этого никто не знает. Королева Серенити совершила ошибку – это всё, что известно о последней из рода. А теперь помолчите и послушайте действительно важные вещи, если хотите сделать хоть что-нибудь полезное.
– А почему это мы должны тебя слушать? – возмутилась Марс. – Затащил в полоумное измерение и права качает! Верни нас домой!
– Вы хотите узнать, зачем я это сделал? – с расстановкой спросил Ворон.
– Да, будь добр, расскажи!
– Тогда, будьте добры, замолкните.
Девушки обиженно насупились, но затихли.
– Энергия, делающая дыры в вашем мире… – он остановился и со вздохом поднял голову, – Только не кричите.
Пустынный каменный город внезапно смазался, и тут же вместо него возникло огромное свежевспаханное поле, заполненное таким свежим воздухом, что друзья разразились кашлем.
– Раньше кислорода было намного больше, – философски заметил Ворон.
– Может, ты объяснишь, наконец, что происходит?! – сдавленно воскликнула Юпитер.
– Почему у меня так свербит в горле?.. – просипела Сейлормун.
– Грязь большого города уже прочно засела в наших лёгких, – пояснил Таики, стараясь не дышать глубоко.
– За сколько же веков от нашего времени мы оказались? За тысячу?! – рассерженно воскликнула Марс.
– Потерпите немного. В этом месте мы ненадолго. – Ворон склонил голову, с интересом оглядывая их. – Слишком уж сильно вы ощущаете себя людьми, сейлор-воинам должно быть всё равно. Вы в состоянии слушать?
– Да, говори!..
– Дело в том, что вы должны спасти Землю от разрушений. Разрушения идут отсюда. Из Многомерного хаоса.
– Вот, откуда энергия… – проговорила Меркурий.
– Да. Одно из древнейших, опаснейших и коварных измерений теперь угрожает жизни. Дела не слишком хороши. Но я узнал всё. Причину, следствие и способ, которым можно всё исправить. Вам предстоит лишь следовать инструкциям.
– Мы не твои подчинённые! – возмутился Сейя.
– Погодите, – подняла руки трезвомыслящая Меркурий. – Давайте, послушаем. Если он прав и людям действительно грозит опасность…
– Смысл вашего существования – защищать жизнь, – веско сказал Ворон. – И никаких сомнений у вас быть не должно.
– И в чём же заключается твой способ спасения? – лениво протянул Ятен.
– Ещё несколько секунд, и я объясню.
Едва его голос затих, чёрная земля под их ногами сменилась плитами, а воздух заполнился шумом. Друзья испуганно огляделись и поняли, что оказались в центре оживлённой улицы, заполненной людьми в странной одежде.
– Давайте отойдём, – предложил Ворон и направился к небольшому скверику. Воины, ошарашенно оглядываясь, поспешили за ним.
– Что происходит?! – прошептала Чибимун.
– Думаю, нужно перевоплотиться, – нервно сказала Марс. – Мы слишком не вписываемся в картинку.
– А это не опасно?
– Он не причинит нам вреда. Мы нужны ему для спасения мира.
Прячась за парнями, девушки быстро сменили облик и сели вокруг Ворона, взглядами обещая ему скорую смерть, если он сейчас же не начнёт рассказ.
– Ну-ну, не будьте такими злыми, – усмехнулся он. – Готовы?
– Давай уже! – прошипела Рей.
– А эта лавочка не исчезнет также внезапно, как всё до неё? – обеспокоенно спросила Чибиуса.
– Нет, в этом месте мы пробудем больше часа, – успокоил её Ворон. – Иначе я не пригласил бы вас сюда.
– Что это вообще за место?
– Греция. Не могу точно сказать, какой век. Но это не важно. Что вы знаете о Многомерном хаосе?
– Нас забросил туда Кунсайт, когда мы с ним сражались, – сказала Минако.
– И мы побывали на Луне, – добавила Макото.
– А как выбрались?
– Нам помог Лунный жезл.
– Да, проводник… Без проводника в Многомерном хаосе туго, – задумчиво заметил Ворон.
Девушки удивлённо взглянули на него.
– Многомерный хаос появился во времена сильных, неординарных и безумных волшебников, таких как тот, что решил подарить новую жизнь вашему знакомому стериксу, в такой вот странной форме. Но одно дело – превратить плоть в металл, а другое – создать сильнейшее в Галактике измерение и наделить разумом, следующим своим законам. Эти законы вам и придётся выучить.
– Чтобы выжить здесь? – уточнила Ами.
– Да.
– Но почему мы должны…
– Не начинайте сначала, – глаза Ворона холодно сверкнули. – Я уже сказал, что на кону жизнь всей планеты.
– Дослушаем его до конца, – прошептал Таики.
– Здравое предложение. Многомерный хаос вцепляется в вас, только вы попадаете в него, и не отпускает до самого конца. Он берёт вас в свои руки (если можно так выразиться) и произвольно, так как ему хочется, начинает закидывать в самые разные места. Ему доступно всё. Любое время, любое измерение, любая планета, где есть или была жизнь. Вам будет казаться, что сменяются картинки вокруг, но это вы будете менять местоположение снова и снова. Помните, вы находитесь здесь и сейчас, это не галлюцинация, это реальность. Пройдёт время, и вы окажетесь где-нибудь в Альпах, потому что Многомерный хаос заменит вам телепорт и с удовольствием перебросит вас туда. Время пребывания в одном месте регулирует само измерение. Это может быть минута, а может, и три дня.
– И вы чувствуете, когда поменяется пространство, поэтому предупреждали нас? – спросила Ами.
– Это можно вычислить с твоим компьютером, – кивнул Ворон.
– Вы что читаете мысли? – смутилась она.
– Не нужно уметь читать мысли, чтобы понять, что думает большинство из вас. – Глаза Ворона повернулись и застыли на Ятене.
– Его тебе не раскусить, – усмехнулся Сейя с некоторым самодовольством.
– Мы уже встречались, – внезапно сказал Ятен.
– Что??? – хором воскликнули остальные. Губы Ворона изогнулись в тонкой улыбке.
– Он оказался у меня в комнате ночью, – спокойно продолжил Ятен. – Недавно.
– Зачем?
– Просто поболтать, – сказал Хранитель.
– Не думаю, что такому как он требовался обычный собеседник, – покачал головой Таики.
– Я тоже так считаю, – кивнул Ятен. – Значит, ему было любопытно. Только это чувство может заставить делать неожиданные поступки живущих чёрт знает какую пропасть лет.
– Ты умён, – проговорил Ворон, одобрительно глядя на блондина.
– Не настолько, чтобы понять те твои слова до конца.
– Значит, не понял? Ничего. Теперь у тебя много времени для размышлений. А пока…
– Хотел забрать меня? – настойчиво перебил его Ятен.
Ворон внимательно взглянул на него.
– Что изменится от моего ответа?
– Просто буду знать.
– Лучше бы ты знал смысл слов о своей душе, – черты Ворона отразили что-то настолько непривычное, что девушки вздрогнули от неожиданности; он на секунду опустил глаза и вновь поднял холодный и невозмутимый взгляд. – Вам нужно найти ребёнка.
Сердце Усаги кольнуло, она подалась вперёд с жадным вопросом:
– Того мальчика, что зовёт маму?
– Да, – кивнул Ворон. – Если вы его не найдёте, он разрушит весь мир.

Колыхающиеся ветки рисовали на лице Ворона странные узоры. Оно то оттенялось злобой, то вспыхивало мрачной улыбкой, то вовсе становилось пугающе-безумным. Но всё это были иллюзии, на самом деле глаза и губы черноволосого мужчины оставались абсолютно неподвижными. Невольные пленники сидели тихо, став наконец внимательными, тревожными и сосредоточенными. Людей на улице становилось всё меньше, и солнце приближалось к своей постели где-то за краем земли. Ворон ждал первого вопроса.
– И что же?.. – растерянно заговорила Чибиуса. – Как ребёнок может..?
Она не закончила, но все поняли, потому что в душе задавали тот же самый вопрос. Они сражались с могущественными магами, демонами, королями и королевами, повелителями тьмы, верными её слугами, чудовищами, семьями, войсками, – но с ребёнком? Маленьким мальчиком?.. Никак не укладывалось в голове. И что с ним нужно сделать? Убить?!..
– Вы не должны сражаться с ребёнком, – вновь проявил проницательность Ворон. – Я сказал, его нужно найти.
– Найти? Здесь в Многомерном хаосе? – уточнила Макото.
– Да.
– И что же, он перехочет разрушать мир?
– Он и не собирается, – невозмутимо возразил Ворон. – Он понятия не имеет, что натворил и может натворить.
Друзья удивлённо округлили глаза. Хранитель поднял голову и задумчиво проговорил:
– Одна из самых любопытных и до конца непостижимых вещей – душа ребёнка. Знания о мире так ещё малы, но бездна возможностей для поступков. Жаждущее чудес и приключений сердце, неиссякаемая фантазия, искренняя вера в добро и в то же время расчётливость, недоверие, жадность, страх потерять дорогое. С одной стороны – огромная любовь к кому-то, с другой – испепеляющая ненависть, утопающая в самом сильном эгоизме, рождённым когда-либо человеком. Самые жестокие на свете существа – дети. Познавшие, что значит хорошо на себе, и не желающие понимать, насколько может быть плохо другим. Рассуждать на эту тему можно очень долго. Но лучше поторопиться. – Ворон взглянул на солнце и продолжил более сдержанно: – Многомерный хаос окутывает всех, попадающих в него, и начинает бросать в любые существующие места. В каком бы измерении вы не были, вы всё равно будете внутри хаоса, словно в коконе. Но есть места, где материя этого измерения перестаёт двигаться, сгущается. Такие места мы зовём ловушками. Попав в ловушку, нельзя продолжить путь, пока не сделаешь что-то определённое. У каждой свой маленький секрет. И порой, чтобы разгадать его приходится поторчать в Многомерном хаосе не одну сотню лет.
– Сотню??!!
– В ловушках время останавливается. Вы застреваете в мёртвом полотне и перестаёте стареть. В каком-то смысле вы перестаёте жить. Даже если есть проводник, в ловушке он вам не поможет. Пока вы не откроете секрет и не выберетесь в обычное движимое полотно измерения, вам не удастся его использовать.
– Так где же мальчик? – нетерпеливо воскликнула Усаги.
– Потерпи! Сейчас всё узнаешь! – проворчала Рей.
– Ребёнок застрял в одной из таких ловушек, – голос Ворона стал металлическим. – В самой страшной. Ни света, ни звуков, ни ощущений. Полное ничто. И никто не объяснил ему, как вам, где он, и что здесь нужно делать. Ребёнок случайно попал в хаос, такое иногда происходит на границах измерений. Ему всего шесть лет. Он слишком маленький, чтобы не бояться. И слишком большой, чтобы не наделить свой страх силой.
– Страх может иметь силу?..
– Страх всегда имеет силу. Его волны ощущаешь так же явно, как ветер. И здесь, в измерении, заполненном энергией всех видов, значение имеет всё. Отрезанный от мира, застрявший на определённой секунде своей жизни ребёнок боится, злится, страдает и ждёт плохого. Это не могло пройти незамеченно. Безумный страх маленького человека материализовался. Фантазия подсказала, – и появилось войско. На вид совсем обычные, средневековые солдаты в доспехах с луками и мечами. Но они явились плодом его отчаянной фантазии, и, конечно, не являются людьми. Они – кокон, втягивающий в себя всю негативную энергию, до которой могут дотянуться. Они – неуправляемая часовая бомба, которую всё больше распирает темнота, она давит на стенки соседних измерений и изредка прорывает их. Пока изредка.
– Всё ясно, – Таики потёр лоб и обменялся взглядами с Ами. – Значит, это войско нужно ликвидировать, пока оно основательно не разорвало преграду и не просочилось в наш мир.
– Абсолютное зло – слышали такое выражение? Эта фантазия и есть оно. Но искать то место, где находится армия, бессмысленно. Против страха и отчаяния во плоти вам не выстоять. Никому не выстоять. Пусть они похожи на людей – всё это глупейшая иллюзия. Они – клочки тьмы, принявшие определённый облик. Вы должны найти ребёнка. Оказаться в его ловушке и освободить. Пока он там, войско питает сила его души. Пока за ним не придёт мама, Многомерный хаос будет превращать его боль в новых солдат. Это будет длиться вечно. Пока от жизни не останутся лишь тлеющие угольки.
Последний луч солнца угас, сквер заполнил сиреневый полумрак. Друзья беспокойно переглядывались, безмолвно делясь впечатлениями.
– Мы должны быть здесь, пока хаос не забросит нас именно в ту ловушку? – тихо спросила Рей. – То есть неизвестно, сколько? Месяцы? Годы?
– Иного пути нет.
– А как же с историей? – вздрогнула Ами. – Что если мы изменим что-нибудь в прошлом, и будущее исказится?
– Насчёт этого не волнуйтесь, – слегка улыбнулся Ворон. – Многомерный хаос не позволит вам изменить историю. Старайтесь быть только наблюдателями. Любую попытку вмешаться в события измерение остановит. Поверьте. Да, и ещё, не волнуйтесь о языковом барьере. Его здесь не бывает.
– Мы будем понимать незнакомые языки? – поразилась Чибиуса.
– Это несложный процесс понимания лишь смысла, вложенного в произносимые звуки, а не самих слов. Раньше все так умели.
– Да ну, – недоверчиво покосилась Рей.
– По крайней мере, так говорят, – пожал плечами Ворон. – Меня тогда ещё не было. Но вам ведь приходилось испытывать такое на себе, когда вы летали на другие планеты и понимали, о чём с вами говорят?
Девушки ошарашенно переглянулись, поняв, что никогда об этом не задумывались.
– Так и есть, – усмехнулся Сейя. – Думаете, мы, как прилетели, сразу японский учить начали? Всё само собой получилось.
– Это и есть остатки того древнего умения. Вы о нём ничего не помните, но оно ещё доступно вам. Как и мне.
– Почему тогда я до сих пор не могу выучить этот английский? Несправедливо! – возмутилась Усаги.
– Обычная жизнь сюда не относится. – Ворон пристально оглядел их лица. – Всё? Вам понятен план?
– Мне не нравится твой план! – открыто заявил Сейя. – Что за чушь? Нам что делать больше нечего, как скитаться по временам и странам? Нужно спасать планету – так давайте придумаем нормальный способ!
Ворон вонзил в него острый как лезвие взгляд и поднялся.
– У вас нет другого выхода. Вы уже здесь. И волей-неволей начали исполнять мой план.
– Не будем мы ничего исполнять! – рассердилась Минако. – Сейчас же переместимся домой в Токио!
Ворон нехорошо улыбнулся.
– Нет пути обратно из Многомерного хаоса.
– Что? – воскликнула Усаги. – Но ты-то тоже здесь!
– У меня есть проводник. Только он может открыть путь обратно. – Хранитель поднял руку, и над ними появилось большое чёрное перо, окутанное искорками.
– Откуда оно взялось? – удивилась Чибиуса.
– Оно всё время там было, просто вы не видели. В прошлый раз вас вёл лунный жезл, он же помог вам выбраться. Меня вернёт моё перо, из которого я сделал проводник. А вас ничего не сможет вернуть. Вы здесь до тех пор, пока не освободите мальчика, пока не напомните ему, что кроме тьмы есть ещё и свет. Так приготовьтесь к постоянной смене обстановки и к тому, что увидите много интересного.
– Так мы что никогда теперь не выберемся? – закричала Макото. – Навсегда останемся здесь?!
– В тот миг, когда исчезнет войско, Многомерный хаос пошатнётся, потеряет большую часть своей силы. Он быстро восстановится, но времени, чтобы его обмануть и покинуть, будет достаточно. Это единственный ваш шанс вернуться к знакомому образу жизни. – Ворон вытянул руку дальше. – Думаю, у вас достаточно информации. Так долго я не разговаривал уже века три. До встречи, воины.
Его пальцы коснулись пера, фигура замерцала и растворилась вместе с проводником. Девушки растерянно переглянулись.
– Чёрт! – воскликнул Сейя, двинув ногой по густым кустам возле лавочки.
– Да, попали мы… – протянула Рей, задумчиво провожая взглядом падающие листики.
– Может, попробуем всё-таки телепортацию? – предложила Минако.
– Бесполезно, – покачала головой Чибиуса. – Я читала в книге Хотару про Многомерный хаос. Всё, как он говорил.
Усаги мысленно спросила у стерикса, что думает она, и получила ответ:
Ворон, конечно, удивил… Но, если подумать, вам ничего не грозит, есть возможность побывать в таких местах, о которых человечество и не слышало, время никак не ограничено, усилий не требуется… Мой приятель душу бы продал за такое путешествие.
– Ну, что она сказала?
Усаги вздрогнула и поняла, что друзья, улыбаясь, смотрят на неё.
– А… как вы узнали?
– По твоему лицу видно, когда ты её слушаешь. Так что?
– Сказала: расслабьтесь и получайте удовольствие от путешествия.
– Ну и ну… – рассмеялись девушки.
– В чём-то она права, – пожал плечами Ятен.
– Сложности всё равно будут, – строго сказала Ами. – Нам нужно будет спать, есть…
– Отлично. Вычисления на тебе! – Макото дружески ударила её по плечу.
– Мдаааа… Принудительно мы ещё мир никогда не спасали, – заметил Таики.
– И всё же нужно приступать.
– Начинаем отсчёт. Пятьдесят минут в Многомерном хаосе. Сколько осталось – неизвестно.

* * *


Дани оторвала взгляд от дисплея и удивлённо повернулась к Элизабет, внимательно наблюдающей за ней.
– Играешь на телефоне? Никогда не замечала такого раньше.
– Раньше я этого не делала, – согласилась Дани и обратила взгляд к небу.
Они стояли на широком балконе четвёртого этажа, вечерние лучи солнца золотили горизонт, и вокруг не было ни души, не считая кипящий жизнью город внизу. Элизабет скользнула глазами вниз и задумчиво сказала:
– Одного не хватает…
– Что? – удивилась Дани.
– Колечка на твоём брелке.
– Вы заметили? – удивилась она ещё больше.
– Да, – Элизабет улыбнулась и пожала плечами. – Когда ты стояла передо мной и записывала номера в телефон, я всегда пересчитывала эти колечки. Это так глупо. У меня мания такая – всё пересчитывать. Или расставлять по местам.
Дани понимающе улыбнулась и положила локти на перила. Элизабет шагнула вперёд и сделала то же самое.
– Вы ведь дружили, да? – тихо спросила Элизабет.
У Дани даже не возникло мысли уточнить, с кем.
– Не то, чтобы… Не знаю, считает ли он меня настоящим другом.
– Но я постоянно видела вас вместе, – женщина щурилась, пристально смотря на горизонт, словно пытаясь разглядеть там что-то.
– Да, – снова согласилась Дани.
– И в тот день тоже.
«Тот день» был для сотрудников последним днём, когда в компании видели Ятена. Если в разговоре звучало это выражение, можно было не сомневаться, о ком зашла речь. Многие считали, что он больше не появится, но видя странную реакцию директора, предпочитали не говорить об этом громко…
– Он ничего не говорил тебе… про меня? – спросила Элизабет.
Дани медленно покачала головой:
– Нет, просто был растерянным и немного странным.
– Ещё бы…
– Что-то случилось? – подняла брови Дани.
– Я позволила себе забраться в его душу.
Девушка вздрогнула и пристально всмотрелась в лицо Элизабет. Та выглядела виноватой и довольной одновременно.
– Что вы имеете в виду?..
– Мне нужна была эта фотография. Без неё я не смогла бы уйти. Фото, на котором нет фальши. Я так хотела снять маску и запечатлеть настоящее его лицо…
– И вы сделали это?.. – потрясённо прошептала Дани.
– Обманом. Ещё давно за границей мне показали один напиток, похожий на чай. Его использовали как сыворотку правды. Выпивший чашку такого чая на какое-то время терял способность притворяться, погружался в состояние эйфории и мыслями начинал следовать за тем, что ему говорили. Так по выражению лица, каким-то обронённым словам можно было выяснить правду. Недавно я вспомнила про этот напиток, съездила к той семье, чью тайну узнала исключительно из-за дружеских связей, и украла немного для себя. Они ведь никому не давали его, опасаясь последствий. Но думаю, эта провинность мне простится.
Она широко улыбнулась и повернула к Дани искрящиеся глаза.
– Я напоила его этим чаем, посадила перед камерой и начала говорить про тех, кто ему дорог. Это всё правда! Чай подействовал, и я увидела то, за что отдала бы свою жизнь. Его лицо. – Она приблизила горящие глаза к ошеломлённой девушке. – Нажав на кнопку, я увековечила это лицо на плёнке. Вспышка пробудила его, и он так и не понял, что случилось. А я убирала фотоаппарат, понимая, что обладаю теперь сокровищем, дороже которого ничего нет. Нужно только распечатать, и в моих руках будет тот Ятен, которого никто не видел кроме меня. Настоящий Ятен.
– Как я вам завидую… – прошептала Дани.
Элизабет отстранилась от неё и грустно улыбнулась.
– Я знала, что ты поймёшь. Похоже, болезнь поразила не меня одну.
– О чём вы? – растерянно спросила Дани.
– Когда я заговорила с тобой вначале, ты совсем не удивилась, хотя мы никогда не болтали так по-дружески. И сейчас ты даже не осознаёшь, что перед тобой твой начальник, удивляясь лишь истории с чаем, а не тому, что я вдруг её тебе рассказала. Значит, ты или слишком хорошо притворяешься, или твои мысли слишком далеко отсюда.
Эти слова протрезвили Дани, она смущённо сделала шажок назад, но Элизабет протянула к ней руку:
– Нет, только не теперь, когда я разболтала уже слишком много. Видит небо, мне нужно было рассказать это тому, кто меня поймёт. И когда он придёт, я хочу повиниться перед ним. Я ведь должна рассказать ему правду?
– Он имеет право знать, – кивнула Дани.
– Я тоже так подумала.
– Ммм… мисс Лоунс…
– Да?
– А я могу… Я могу посмотреть..?
– Нет! – строго ответила Элизабет. – Пока нет, – смягчилась она. – Потом ты обязательно её увидишь. Но пока я не могу поделиться своим сокровищем. Пойми.
Дани замученно улыбнулась:
– Ничего. Я подожду. Я ведь жду, когда он вернётся. А это лучше, чем фотография.

Лишь два человека в компании уверены были, что Ятен придёт. Они не прислушивались к разговорам, а когда у них спрашивали, удивлялись и отвечали: «Конечно, вернётся. Почему это он должен не вернуться?». Они не спорили, не искали доказательств, а просто верили. Просто знали. Знали, что Ятен придёт посмотреть на фото и забрать гитару, как и обещал. Иначе быть не могло.

* * *


Ами устало выдохнула:
– Всё, готово…
Взгляды, исполненные надежды, устремились на компьютер, в котором побежали наконец непонятные значки. Друзья второй час сидели за барханом бескрайней пустыни, сменившей прохладный скверик Греции, все хотели пить, мечтали о снеге и поскорее желали узнать, когда же поменяется картинка.
– Ну, что? – жалобно спросила Чибиуса.
– Сейчас… – Ами внимательно всмотрелась в символы и облегчённо воскликнула: – Всего три минуты осталось! Потерпите ещё чуть-чуть…
– Оооо… – радостно протянули несчастные.
– Сюда бы это пернатого… – процедила Макото, отдирая от тела прилипшую майку.
– Не думаю, что жара на него подействует, – проговорил Ятен, лежащий на песке, прикрыв глаза. – Он со своим плащом не расстаётся. Значит, температура ему по боку…
– А когда мы вернёмся домой, какой будет день? – беспокойно спросила Минако. – Этот же?
– Вряд ли, – покачал головой Таики. – Думаю, это измерение не окажет нам такой услуги…
– А как же мой конкурс красоты?!! – схватилась за голову Минако. – Я так готовилась! Я должна на нём участвовать!!!
Она закрыла глаза и в отчаянии упала на песок. Чибиуса с улыбкой заметила:
– Роль драматической актрисы тебе точно бы удалась.
– Как же всё не вовремя, – проворчал Сейя. – Мэдок убьёт нас.
– Кира оторвёт мне голову, – кивнул Таики.
– А меня в Нью-Йорке сейчас с собаками разыскивают… – лениво добавил Ятен.
– Ты уже не первый раз исчезаешь, – усмехнулся Сейя, с интересом повернувшись к нему. – Они ещё не привыкли?
– Была сделана последняя фотография. И я должен был прийти в самый последний раз…
– Последняя? – обрадовалась Рей. – Наконец-то! Значит, ты больше не вернёшься туда?
Ятен медленно открыл глаза, смотрящие в пустоту.
– В самом деле, – подхватила Усаги. – Если всё сделали, больше незачем лететь в Америку!
Девушки с улыбками ожидающе смотрели на него.
– Незачем, – согласился Ятен. – Не буду больше тратить время.
– Ура!
– Здорово!..
– Время! – воскликнула Ами.
Песок прогнулся под ними, и тут же в кожу вонзилось что-то острое. Друзья с криками вскочили на ноги.
– Что это?.. – потирая ногу, спросила Усаги.
– Камни, – пробормотала Ами, внимательно оглядываясь. – Мы на скале.
– Оу! – покачнулся Сейя, подойдя к краю. – Мы на очень высокой скале!
– Как тут хорошо после той жары… – протянула Минако, расправляя плечи.
– Очень скоро мы замёрзнем, – констатировала Ами. – Здесь слишком холодно, хоть пока мы этого и не чувствуем.
– Что же за невезуха такая… – закинул голову Сейя.
– Новости хорошие, – поспешил сказать Таики, заглянув в компьютер. – Здесь нам быть недолго, всего тринадцать минут.
– Всё же достаточно, чтобы простудиться. Нужно двигаться. Пройдёмся вдоль той стены, – указала Ами.
– Как скажешь… – вздохнули друзья и потащились за ней.
Усаги взглянула на Ятена, идущего рядом с Ами, и со вздохом отошла в самый конец цепочки. Конечно, ей больше хотелось идти, держа его за руку и расспрашивая обо всём, что он чувствует, но ему вряд ли бы это понравилось. Да и остальные не поймут. Какая жестокая ирония. Из-за этой боли в его шраме им нужно либо не приближаться друг к другу, либо быть слишком близко. Конечно, Ятен выбирает первое, хоть и чувствует боль постоянно, когда Усаги пересекает границу. Пусть её можно выносить, но всё же боль есть боль…
– О Ятене думаешь, куколка?
Усаги повернулась и разглядела лицо Сейи.
– Как ты догадался?
– Да ты ж глаз с его спины не сводишь.
– А, ну да…
– Он… всё нам рассказал? – в голосе Сейи слышалась смутная тревога.
– В смысле?
– Мы все прекрасно понимаем, что в последнее время ему пришлось тяжеловато – пусть и по своей дурости. И по молчаливой договорённости не задеваем этих тем про его предвидения, бессонницу, собак… Но вдруг было ещё что-то, чего он не рассказал? Что-то, о чём нужно поволноваться? Ведь такого из него не вытянешь, хоть пытай! Он и это рассказал только потому, что уверен был, что видел твою смерть. Иначе его бы ничто не пробило.
Усаги попыталась вспомнить до мелочей их разговор в квартире «Трёх звёзд».
– Сейя… я скажу, только не кипятись. Я и сама была в ярости… Просто ему было так плохо, что он готов был умереть. Думал, что умирает… вернее знал, что умирает, и никак этому не противился. Даже помогал. Не спал, не ел…
– Придурок!!! – прошипел Сейя, явно сдерживаясь изо всех сил. Минако, идущая перед ними, удивлённо оглянулась.
– Тише… – попросила Усаги.
– И что же, если бы не это затмение, он так бы… – Сейя с хрустом сжал кулак.
– Так бы и продолжал, – кивнула Усаги.
– Убил бы себя, но ничего нам не рассказал?!
– Дело не совсем в этом. Поначалу он сам хотел со всем справиться. Но не смог и поэтому возненавидел себя. А это чувство невыносимо… Он мучился, искал этому причины, винил всех, кто его не понимал, начал избегать и ненавидеть всё больше…
– Это… он так тебе сказал?
– Примерно так. А от себя я могу добавить, что он самовлюблённый, эгоистичный, заносчивый, но жутко несчастный дурак. – Усаги надула щёки.
– Это точно, – невесело усмехнулся Сейя. – Что же нам делать… Он ведь до сих пор мучается. Ничего не изменилось, кроме того, что он признал виноватым себя, а не других. И продолжает разрушать себя, но теперь уже мысленно и незаметно. Нам срочно нужно найти выход. Освободить этого стерикса и вернуть Ятену нормальную жизнь.
Мне нравится ход его мыслей, заметил зверь.
– Ещё бы тебе не нравилось, – проворчала Усаги.
– Что? – удивился Сейя.
– Ой… это я не тебе!
– Хм, придётся теперь привыкать к твоим разговорам с собой, куколка…
Из начала пробирающегося вдоль скалы отряда послышался голос Ами:
– Ну как? Не замёрзли?
– Начинаем, – ответила Рей. – Неуютно как-то в летней одежде по горам ходить.
– Последняя минута пошла. Приготовьтесь к… чему-нибудь.
– Интересно, как выглядит это что-нибудь? – пробормотала Чибиуса.
– Надеюсь, не Юрский период с динозаврами, – несчастно сказала Макото.
– Время!
Скала провалилась так же, как и пустыня. Ноги друзей упёрлись в паркетный пол, а в глаза ударил яркий свет ламп.
– Вот это ничего себе… – просипела Минако.
– Не привлекаем внимание, скорее садимся за столик, – торопливо заговорил Таики, притягивая к себе застывших девушек.
Они оказались в неизмеримо дорогом огромном ресторане, где каждое стёклышко кричало о поднебесных ценах и изысканном вкусе. В центре зала журчал небольшой фонтан, по краям усыпанный лепестками цветов, чуть дальше играла живая музыка, ещё дальше сверкала из полутьмы барная стойка.
Невольные посетители быстро расселись за соседними столиками и несчастно окинули взглядом местную публику.
– Как же мы не вписываемся сюда… – прошипела Макото, обхватив пальцами лоб. – Посмотрите, все женщины в платьях, мужчины в костюмах…
– Платья красивые, но… современные, – с удивлением заметила Рей. – Это не прошлое.
– Нет, – кивнула Ами. – Будущее.
– Будущее??? – воскликнули за соседним столиком Минако, Усаги и Чибиуса.
– Тихо! – прорычала Рей, развернувшись.
– И какой же год? – прошептал Таики, изогнувшись назад.
– Не так далеко. Две тысячи тридцать третий.
– Мода изменится в лучшую сторону… – восхищённо протянули Усаги с Чибиусой, пожирая глазами платья.
– Нужно уйти отсюда, – беспокойно оглядываясь, пробормотала Рей.
– Нееет, тут так красиво… – вздохнула Минако.
– Забыла, где мы? Нельзя привлекать лишнего внимания!
– И что будет? – возразила Усаги из-за её спины. – Мы постоянно привлекаем много внимания!
– Это тебе не сражение с демоном в…
– Что будем заказывать?
– А!.. – отшатнулись девушки от выросшего из-под земли официанта.
– Вот меню… пожалуйста… выбирайте…
Выхоленный парень ловко всунул в руки каждого второго меню и с любезной улыбкой отошёл.
– Ммм… что будем делать? – пробормотала Макото, невольно пробегая глазами по строчкам.
– О… у меня уже слюнки потекли… – Минако обречённо закрыла глаза.
– А в самом деле! – вдруг воскликнул Сейя. – Мы давно уже не ели! Ами, сколько нам торчать в этом месте?
– Ещё двадцать минут…
– К чему ты клонишь? – прищурился Таики.
– Двадцать минут – куча времени!
– О чём ты, Сейя?..
– Я, пожалуй, буду говядину, – раздался размеренный голос Ятена.
Девушки удивлённо повернулись к нему, а Сейя радостно воскликнул и обнял его за шею:
– Вот! Сразу видно, мой брат! Понимает с полуслова!
– Вы хотите поесть и… – растерянно проговорила Ами.
– Только без рук… слезь… Я просто хочу есть… – недовольно бурчал Ятен, пытаясь освободиться. – Сейя, хватит приставать ко мне…
– Они хотят поесть и исчезнуть прежде, чем принесут счёт, – констатировал Таики.
Рей увидела, как в глазах Усаги и Минако появился восторг, и снова взялась за голову.
– Нельзя пользоваться этим!
– Почему это? – сердито возразила Макото. – Нас засунули сюда против воли, а теперь ещё и голодом морить будут?
– В самом деле, – кивнула Ами.
– И ты туда же?..
– Просто силы нам нужны, а что нас ждёт дальше, никому не известно, вполне возможно…
– Хватит разговоров, давайте есть!!! – бодро прервал все споры Сейя. – Официант!

Мужчина в плаще, подпирающий стену ресторана снаружи, с усмешкой заглянул в ярко освещённое окно и отвернулся.
– Несколько часов здесь, а уже вовсю пользуются преимуществами Многомерного хаоса. И совесть не мучает. Отлично. Значит, не погибнут до следующего рассвета.

* * *


– Бедные официанты… Как же мы их подставили… бедные официанты…
– Ну, может, хватит уже?! – взмолилась Макото.
– Вы только посчитайте, сколько стоила эта еда… их всех оттуда уволят…
– Рей, ты сама ела двойными порциями, нечего теперь…
– Чтооо? Я ела двойными??! Это ты заказала пятнадцать пирожных только для себя!
– Неправда! Ты зато съела из салата все оливки, и пришлось брать ещё один!!
– Нужно было сразу брать два, а не один на двоих!!!
– Я хотела сэкономить, а ты транжира!!!
– Я?!!
– Ну хватит! – перебил их Ятен, – голова от вас гудит!
– Девочки, не волнуйтесь, если бы это влияло на судьбу людей, измерение не позволило бы нам поужинать, – проговорила Ами. – Ворон ведь так сказал. Возможно, от нашей выходки действительно ничего не изменится.
– Или завтра этот ресторан обвалится, и все забудут, что накануне кто-то поужинал и внезапно исчез, – предложил свою версию Сейя.
– Как мрачно!
– Мрачно становится здесь, – заметил Таики, подняв голову к темнеющему небу. – Ты вычислила, Ами?
– Кажется, да, – девушка загадочно посмотрела на них.
– Ну, говори уже, – поторопила Усаги.
– Здесь мы будем четырнадцать часов.
Друзья застыли на месте:
– Скоолько??!
– Да, ошибки быть не может, – улыбнулась Ами.
– Но это же… очень долго? – проговорила Усаги.
– Конечно, долго! – воскликнула Чибиуса.
– Но ты не печалишься, – пристально посмотрела на неё Рей.
– Неужели вы не понимаете? – радостно сказала Ами. – Мы можем поспать!
Они снова поражённо застыли, но ненадолго, через секунду лица оживились.
– Действительно! Как это я не подумала! – воскликнула Усаги.
– Ну, неудивительно… – буркнула Рей.
– Что ты там бормочешь?? – угрожающе нависла над ней подруга.
– Ладно, хорошо, – громко сказала Рей. – У нас есть время на сон. Но где мы будем спать? Мы в какой-то… степи!
Друзья оглядели унылое пустое пространство, окружающее их, и вздохнули.
– Ничего, мы жили в лесу, – успокаивающе сказала Макото. – Представим, что это очередной курс выживания…
– Зачем представлять, это так и есть, – печально усмехнулся Таики.
– Тем более. А тут хотя бы тепло. Кто разведёт костёр?
– Зачем?
– А вдруг животные?
– Да нет здесь никого.
– Тебе лишь бы не работать.
– Да как можно развести костёр в степи? Мы же не пещерные люди, это они умели!..
– Будем палочки тереть.
– Отлично. Начинай.
– Тащите дрова… – лениво протянул Ятен и поднял в воздух руку. До слуха остальных донеслось бренчание спичек о стенки коробки.
– Откуда?! – радостно изумился Сейя. – Почему с собой?
– Стащил из ресторана. Решил, что пригодятся для такого случая.
– Ятен, ты гений! – взвизгнули девушки и бросились поднимать обломки веток, кое-где лежащие в траве.
– Ну, теперь постельку помягче – и счастливых нам снов, – с улыбкой вздохнул Таики.
– Поспать нужно всем, поэтому когда костёр потухнет, может стать холодно, – слышался голос Ами. – Нужно лечь поплотнее…
Ятен искоса посмотрел на неё, потом повернул голову и взглянул на копающуюся в траве Усаги. Пальцы осторожно провели по шраму. Сказать, что хочет посидеть на страже, – его же на кусочки порвут, потом склеят и заставят лечь. Придётся укладываться вместе с ними, чтобы не дежурили возле него всю ночь, как упрямые, раздражающе взволнованные и невыносимо заботливые друзья. Жуткая будет ночка. Ятен наклонился за веткой, пряча улыбку. И как он так долго мог жить без них?..

* * *


Худенький белокурый мальчик сидел на белоснежной скамье, окружённой узорчатыми колоннами и перилами, и пересыпал из руки в руку маленькие лепестки. Усаги поднялась по ступенькам и подошла к нему в этот залитый белым светом мирок.
– Ты тот самый ребёнок, да? – с надеждой спросила она. – Тот, кого мы ищем?
Прелестное лицо мальчика выражало радость, светло-зелёные глаза задорно поблескивали. Он ссыпал лепестки в одну ладошку и протянул ей свободную руку:
– Ты заберёшь меня?
– Заберу, конечно, заберу, – закивала Усаги, беря обеими руками маленькие пальчики. – Только подожди. Найти тебя не так просто.
Ребёнок тряхнул головой, светлые пряди рассыпались по лбу.
– Обещаешь? – спросил он.
– Обещаю.
– Ты не можешь, – вдруг возразил мальчик, перестав улыбаться.
– Почему? – удивилась Усаги.
– А вдруг ты умрешь раньше, чем заберёшь меня?
Сердце Усаги тревожно вздрогнуло.
– О чём ты?..
– Обещай, что сначала спасёшь меня, а потом уже умрёшь, – попросил мальчик, вновь открыто улыбнувшись.
– Я… но…
– Пожалуйста…
– Ты знаешь, что я умру?
– Конечно, – мальчик разжал кулачок и из него посыпались не лепестки, а чёрные пёрышки.
Усаги отпустила его руку и потерянно качнулась. Малыш не отрывал от неё больших зелёных глаз.
– Обещай, что умрёшь после того, как спасёшь меня. Обещай.
– Ладно… – прошептала Усаги, – ладно…
– Обещай.
– Обе…
– Не поддавайся ему!
Усаги вздрогнула и обернулась. Внизу возле начала ступенек стояла большая белая собака.
– Стерикс… – пробормотала Усаги.
– Когда умирать – решать лишь тебе! И никого больше это не касается! Не обещай того, чего не хочешь выполнять!
– Я… – Усаги растерянно повернулась к ребёнку и вздрогнула, – Что с тобой?
Мальчик сильно побледнел и потухшими глазами смотрел в пол.
– Болит… – прошептал он.
– Что? – взволнованно присела Усаги. – Что?
– Мне больно…
Она попыталась схватить его за плечи, но пальцы ничего не почувствовали, воздух стал зыбким, начал дрожать.
– Мне больно…
– Посмотри на меня… посмотри на меня… не исчезай, только не исчезай!..
Ослепительный свет вырвался неизвестно откуда, поглотив всё, что видела Усаги, и в этой пустоте раздался странный и тревожный звук, доносящийся откуда-то извне, совсем из другого мира, непохожего на этот…

Усаги открыла глаза и резко приподнялась на локте. Было ещё совсем темно, угли уже догорали, и спокойное посапывание друзей слева говорило об их глубоком сне. Но не справа. Звуком, разбудившим её, был скрип зубов и шумное дыхание Ятена.
Он лёг с самого края рядом с Усаги, потому что она так настояла. И пока они касались локтями, Ятен успел провалиться в глубокий сон. Но спал он слишком беспокойно. Уже третий раз Усаги просыпалась оттого, что их непрочная связь разрывалась, и Ятена начинала мучить боль. Он чувствовал её во сне, начиная метаться и хрипло дышать, но проснуться не мог. Осознавая, что происходит, Усаги быстро брала его за руку, избавляя от страданий, но, засыпая, вновь отпускала, и всё начиналось снова.
– Всё… надоело… – прошептала Усаги и решительно сгребла его в охапку.
Из-за темноты и отсутствия очков, она абсолютно не видела его лица, но почувствовала, как его застывшее каменное тело медленно размякло. Голова Ятена скользнула по её руке и так замерла, опаляя плечо ещё горячим дыханием. Похоже, он спал мёртвым сном. Усаги бережно прижала его к себе, словно ребёнка, замерла так и вспомнила сон, который видела только что. Сразу же в голове раздался задумчивый голос:
Как причудливо подсознание... Мальчик в твоём сне был похож на Ятена. Те же волосы, глаза… Это потому что им обоим нужна помощь? Или ты относишься к Ятену, как к потерявшемуся ребёнку? Или освободить мальчика для тебя так же важно, как и освободить Ятена?
Не притворяйся, что не знаешь ответов на эти вопросы, – проворчала Усаги. – Это я должна у тебя спрашивать.
Ты права. Я знаю, что и то, и другое, и третье.
Вот как? А что этот воображаемый мальчик говорил о моей смерти?..
Не знаю.
Ты же сказала что-то…
Уже не помню.
Врёшь! С чего бы это ребёнок стал говорить о таких вещах?
Усаги ощутила, что душа стерикса источает угрозу.
Возьми в толк, наконец, что это твой сон. Значит, только твоё подсознание. И всё, что там звучало, идёт из твоей головы.
Моей… Но почему же ты тогда так старалась остановить меня?
Опасно давать обещания собственному подсознанию, – мрачно ответил зверь. – Всегда есть подвох.
Какой подвох?
Вслушайся в его слова. «Обещай, что умрёшь после того, как спасёшь меня». Тебе кажется, что ребёнок просит спасти его. А мне – что он просит тебя умереть.
Усаги растерянно зевнула.
Что-то я не совсем тебя понимаю…
Не сомневаюсь, вздохнул стерикс. Никогда ничего обещай своему подсознанию. Не успеешь заметить, как выполнишь всё, что обещала…
Усаги хотела задуматься над смыслом этих слов, но сон взял своё, и мысли начали путаться. Ятен тихо вздохнул во сне. Она покрепче обняла его и вскоре сама заснула так же глубоко, и на этот раз без сновидений.

Комментарии
2011-04-10 в 12:32 

DarkDany, меня интересует вот что: это 9 сезон или новая часть?

2011-04-10 в 12:41 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Нет, нет это ещё одна часть.

2011-04-10 в 14:43 

спасибо... кстать, почему ты Лиса на изображениях ребенком нарисовала... Вроде бы по повествованию он должен быть старше....

2011-04-10 в 15:47 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Сильно молодо выглядит?) Возможно. Просто для меня шестнадцать - это ещё ребёнок, так и получилось

2011-04-10 в 15:53 

Очень сильно... такое ощущение, что ему не 16 а 6 лет максимум...

2011-04-10 в 17:02 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Буду иметь в виду)

2011-04-14 в 16:03 

Эй, ты! Yusei Fudo1! Хватит кретиковать DarkDany! Сам та не можешь писать и рисовать как она! Так что у тебя не стыда не совести, кретиковать рисунки!!! Лис получился красавчиком! Не завидуй, лучше будет!!!!!! DarkDany, Вы самый самый лучший художник! Не обращайте на него внимания!!!!!!!!!!!!

URL
2011-04-14 в 17:25 

я не критикую, мне рисунки тоже понравились... просто как то не сходится изображение с описанием...

если кого то обидел, то извиняюсь....

2011-04-14 в 18:03 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Нет, нет, истина в словах Yusei Fudo1 есть, мне и самой казалось, что я переборщила с Лисом, прошу не спорьте... Но всё равно, дорогой, Гость, спасибо за такую поддержку))

2011-04-24 в 00:18 

Prostite menya pojaluista!!!!!!!!!!! Ya sglupila!!!!!!! Mne ochen ochen stidno!!!!!!!! Ya nastoyashaya idiotka!!!!! Prostite, prostite, prostite!!!!! Ne obrashaite vnimaniya na moi slova!!!!!!!!!!!

URL
2011-04-24 в 00:23 

Prostite menya pojaluista!!!!!!!!!!! Ya sglupila!!!!!!! Mne ochen ochen stidno!!!!!!!! Ya nastoyashaya idiotka!!!!! Prostite, prostite, prostite!!!!! Ne obrashaite vnimaniya na moi slova!!!!!!!!!!!

URL
2011-04-24 в 00:24 

Izvinite poluchilos 2 raza.

URL
   

Фанфики по Сейлор Мун

главная