21:05 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
– Нет, это невыносимо…
Усаги шла по улице, пошатываясь и держась за плечо. За пять прошедших часов на неё успело обрушиться множество тяжёлых вещей, которые просто-напросто раздавили бы её, если бы не отвар. Она счастлива была, что пока успешно выполняла свою миссию и держалась от людей как можно дальше. В последний раз её придавила огромная бетонная плита, от которой болело плечо и половина спины. Она едва успела спасти рюкзак с кувшином, кинув его в кусты.
Всё происходило совершенно незаметно и как будто само по себе. День был абсолютно обычным, город также кипел жизнью, мало кто замечал неладное. Только то тут, то там слышались испуганные или болезненные возгласы людей, столкнувшихся с чем-то не очень хорошим. Усаги слышала несколько обрывков фраз: жители жаловались на полную остановку работы аэропорта, на хулиганов, перерезавших электрические провода во всём квартале, на бассейны, в которых вдруг не оказалось воды, и никто не знал, почему. В общем, её друзья делали всё, что считали нужным. Но всё же… их было слишком мало для большого города.
– Может, мне всё-таки перевоплотиться? – жалобно протянула Усаги.
Ты реконструируешь тело и весь эффект отвара пропадёт. Он спас тебя уже раз пять сегодня! Сейлормун не будет легче переносить удары.
– Понятно… – Усаги повесила рюкзак на ветку дерева и остановилась, разминая плечо. – Странно… Действие ещё не должно заканчиваться. А уже больно…
Сзади раздался дикий визг тормозов, и Усаги не успела обернуться, как её прямо на тротуаре сбила машина. Сильный удар подбросил её на крышу, она прокатилась по ней и рухнула на землю. Автомобиль, чертя полосы на асфальте, ткнулся в стену здания. Из окна дома послышались крики, грохот падающих предметов.
– Ну это уж слишком! – простонала Усаги, поднимаясь. – Теперь и второе плечо… О нет! – она схватилась за лицо. – Он разбил мне очки! Только не это… в прозрачных я вижу намного хуже…
Давай, надевай уже! – прикрикнул зверь. – Человеку, кажется, нужна помощь!
Усаги мигом посерьёзнела, добежала до рюкзака, смотря в осколки, оставшиеся на оправе, и вытащила вторые очки.
За рулём сидел молодой парень. Он разбил об руль лоб, но удар не был слишком сильным и не угрожал жизни. Когда Усаги открыла дверь, он раскачивался, прижав руки к окровавленному лицу, и повторял:
– Я убил человека… я убил человека… нет… я убил её…
– Спокойно, я жива! Я здесь! – закричала она, схватив его ладони. – Посмотри сюда! Всё в порядке!
Парень ошеломлённо оглядел её, в его глазах загорелась бешеная радость, и он, заикаясь, попытался что-то объяснить:
– Я не знаю, как… я просто… что-то вдруг… я ничего не…
– Хорошо, хорошо, я понимаю, – закивала Усаги. – Машина вышла из-под контроля. А теперь давай вылезем отсюда.
Она помогла ему выбраться наружу и облегчённо вздохнула.
– Иди, пожалуйста, в больницу. У тебя всё лицо в крови. А мне нельзя здесь оставаться.
Он растерянно поднял руку, но Усаги, не слушая больше, схватила рюкзак и быстро убежала оттуда.

* * *

Уран и Нептун с края крыши наблюдали за городом.
– Сколько уже?
– Одиннадцать.
– Всего одиннадцать?! Этот день не кончится…
Нептун прищурилась.
– Что там?
– Ещё одна авария, что ещё, – вздохнула Уран. – Не волнуйся, Такседо Маск на посту.
Внизу взволнованно бегали фигурки, и одна из них в чёрном смокинге отдирала искорёженные двери машин и перерезала заклинившие ремни безопасности.
– Дороги сегодня главная наша беда, – покачала головой Нептун.
– А где Венера?
– Она вызвалась наблюдать за своей школой.
– А Таики?
– Ты что не помнишь распределение? – удивилась Нептун.
– Я слушала одним ухом, – отмахнулась Уран. – Я помню только, что Сейя протирает штаны у себя дома. Никакого от него толка.
– Ну, конечно, это главное, что нужно было запомнить, – с улыбкой проворчала Нептун.
– Надо же быть таким неудачником? – развела руками Уран.
Вчера Сейя попытался перевоплотиться, но, как и Таики, не смог. Притом он не понимал, как использовать силу в обычном теле и оказался абсолютно беспомощен. Друзья общим решением попросили его побыть в своей квартире, так как на улице он был слишком уязвим и только доставил бы им лишних забот. Сейя, конечно, долго возмущался и сетовал на свою судьбу, но согласился.
Сзади к ним подбежала Сатурн.
– Как дела? – развернулись к ней девушки.
– Едва успели спасти двух мальчиков. Они упали с моста и чуть не утонули в озере. Хорошо, что Плутон умеет плавать.
– А где она, кстати?
– Сказала, что заглянет по пути в свой университет, проверит, всё ли там в порядке.
Уран вновь посмотрела вниз и резко выпрямила руку:
– Что там?
– Зоопарк, – недоумённо ответила Нептун.
– Вам ничего не кажется странным?
Девушки приблизились к краю и испуганно отпрянули.
– Звери не внутри клеток! – воскликнула Сатурн. – Они бродят по зоопарку!
– Они выходят на улицу! – закричала Нептун. – Бежим!

* * *

Ятен бежал по гудящему и кричащему Токио, не разбирая дороги. Он действительно попал сюда, для чего ему пришлось перевоплотиться, взлететь в космос и оттуда уже приземлиться в нужном месте. Это был единственный способ. И сейчас он бежал без остановки, перепрыгивая ограды, перебегая по капотам стоящих в пробках машин, перелетая через кусты – напрямик, не сворачивая, только вперёд. В его голове было абсолютно пусто, он даже не пытался осознать, что делает и зачем. Он просто бежал в надежде встретить хоть одно знакомое лицо. Но судьба не была к нему благосклонна и обвела стороной всех дежуривших на улицах друзей. А, может быть, они все в одном месте? Там, где произошло что-то слишком важное? Он машинально ускорил бег, хотя это казалось невозможным. В голове билось: поздно. Уже поздно. Прошла пропасть часов. Слишком поздно.
Как же ему найти хоть кого-нибудь?!.. Как?.. В оцепеневшей памяти словно сверкнул лучик. Таики говорил…
Сейя! Он знает, где Сейя!

* * *

Усаги споткнулась и схватилась за голову. Улица начала расплываться перед глазами.
– Что это? Не может быть! Ещё рано!
Зверь насторожено прислушался и опустил голову. Всё. Действие отвара кончилось.
– Но… в прошлый раз его хватило на двенадцать часов!
В прошлый раз тебе только порезали шею. А сегодня ты не умерла с его помощью уже семь раз. Видимо, каждое сильное воздействие на тело уменьшает срок действия отвара. Он и так защищал тебя восемь часов. Скорее, ты сейчас свалишься! Молоко с тобой?
– Да…
Усаги достала из рюкзака бутылку и залпом выпила половину. Что же теперь делать… Нужно перевоплощаться…
Если бы это помогло… – в голосе зверя сквозило сильное волнение.
Усаги со вздохом опустила голову и испуганно подпрыгнула. Прямо перед ней стояла маленькая девочка со светло-карими глазами. Малышка со спокойным интересом смотрела на неё и молчала.
– Я знаю тебя… – медленно проговорила Усаги и радостно улыбнулась. – Наконец я тебя встретила! Это ты тогда рисовала на песке возле лавочки…
Девочка мягко посмотрела на неё, и Усаги вдруг расхотелось задавать вопросы. Они стояли и молча смотрели друг другу в глаза, словно время для них остановилось.
– Пойдём? – наконец сказала девочка.
Усаги кивнула. И они пошли.
Это было довольно странно, но что-то сильное советовало Усаги довериться этому ребёнку. Просто выполнить всё, что она говорит. Зверь тоже молчал. Не порицал и не одобрял. Значит, выбор был только за Усаги.
Девочка прыгала по плитам, словно играя в классики. Три вперёд, одна влево, ещё две наискосок, снова вправо и прямо. И Усаги машинально наступала на те же плиты, которых касались её ножки, повторяя точный путь девочки. Когда они таким манером дошли до угла дома, сзади послышался вскрик. Усаги испуганно обернулась и увидела, как женщина, поливающая цветы, поскользнулась в луже воды, и падая смахнула рукой все, что стояло у края балкона. Массивные горшки один за другим разбились о тротуар, и Усаги поражённо поняла, что приземлились они как раз на те плиты, которые обходила маленькая девочка.
– Вот это было бы больно… – прошептала Усаги. – Но… я ведь всё равно уже прошла. Они упали за моей спиной…
Она показала тебе, что знает, где опасность, сказал зверь. Иди за ней.
Девочка стояла и ожидающе смотрела на неё.
– Я иду, иду, – кивнула Усаги. – Похоже, ты мой маленький ангел-хранитель. Может, скажешь, как тебя зовут?
Девочка молча развернулась и пошла вперёд.
– Понятно, не скажешь. Ну ладно…

Усаги шла за необычной девочкой уже полчаса и за всё это время не получила ни одной царапины. Их путь был достаточно странным: они петляли по переулкам, делали круг по одной и той же улице, возвращались, когда-то стояли, когда-то бежали, и Усаги прекрасно видела, что все эти маневры спасают её если не от смерти, то от сильных увечий точно. Несмотря на все круги, они неуклонно приближались к центру города. Это казалось неправильным – ведь опасность там была намного больше, чем на окраине. Но Усаги полностью доверяла своей провожатой, больше не пытаясь ничего спрашивать.
Наконец девочка остановилась и присела на лавочку. Усаги удивлённо посмотрела на неё, покрутилась немного, потом поставила рюкзак рядом.
– Всё? Тут безопасно?
Девочка подняла свои светлые глаза и тихо произнесла одно только слово:
– Беги.
Усаги удивлённо открыла рот, и тут спина зверя внутри неё выгнулась кольцом, а из пасти вырвалось рычание.
Они нашли тебя…
Усаги тревожно огляделась и почувствовала, что её бросило в жар. К лавочке одной прямой линией подходило не меньше десятка собак. Там были и маленькие, и большие, и дворняжки, и породистые, но все они были серого цвета. Чёрные глаза с ненавистью смотрели на неё, шерсть стояла дыбом. Усаги застыла, отчаянно крича про себя: Куда бежать?! Как я от них убегу?! Это конец!!!
Посмотри, где ты! – закричал зверь ещё громче. – Она привела тебя к дому «Трёх звёзд»! Давай, ноги в руки и со всей скоростью туда!!!
Усаги обернулась. Да, это был единственный выход. Девочка спокойно сидела на лавочке, смотря перед собой, словно это её никак не касалось. Усаги сделала глубокий вдох… Раз… два…
Вперёд!!!
Усаги с криком понеслась к спасительному подъезду. Собаки, захлёбываясь от злости, бросились за ней. Но на таком коротком расстоянии шансов у них не было. Когда было очень страшно, Усаги могла бегать с олимпийской скоростью. Она влетела внутрь, захлопнула дверь и с той же быстротой оказалась перед знакомой квартирой.
Её палец заколотил по звонку. Через несколько секунд дверь открыл перепуганный Сейя.
– Куколка! Ты что здесь делаешь?!
– Собаки… – задыхаясь выговорила она. – Собаки… на меня напали собаки…
Он затащил её в квартиру и захлопнул дверь.
– Ты в порядке? Не пострадала?
– Нет, нет, они не догнали… – Усаги рухнула на стул. – Ооо… какой ужасный день…
– Я сижу тут, как в клетке, ничего не знаю! – возмутился Сейя. – Расскажи хоть, что там происходит!
– Ужас! Аварии каждые пять минут; всё, что может упасть, – падает; всё, что может сломаться, – ломается; больницы забиты людьми!..
– Ничего себе…
– Сейя, посмотри, пожалуйста, в окно, собаки ещё там?
Он выглянул и кивнул:
– Да, стоят перед подъездом. – Он присмотрелся. – Куколка… это случайно не твой рюкзак?
Усаги похолодела.
– О нет… я совсем забыла про него, когда убегала…
– И что же там? – уже предчувствуя неладное, спросил Сейя.
– Передатчик, Книга судеб, мой кувшин…
– Книга Судеб?!! – с ужасом вскричал он. – Лежит там, в беснующемся городе?!!
– Д-да…
– Ты хоть помнишь, что это за вещь?! Помнишь, что с тобой может случиться, если она пострадает??!
Усаги понуро опустила голову. Сейя схватил со столика ключи и побежал в прихожую.
– Куда ты?! – вскочила Усаги. – Тебе нельзя выходить!
– Я заберу Книгу и отнесу её в безопасное место, – обуваясь, пропыхтел Сейя.
– Не надо! Я сама!
– Тебя там добрые пёсики поджидают! А меня пусть только попробуют тронуть!
– Сейя!..
– Книгу с самого начала нужно было в несгораемый сейф положить!
Он рывком открыл дверь.
Не пускай его!
– Сейя!
Усаги хотела схватить его за руку, но он успел захлопнуть дверь прежде.
– Дурак!
Она попыталась открыть, но у неё ничего не вышло.
– О, нет… у них же сломан замок, а у меня никогда не хватит сил открыть его… – Усаги опустилась на пол, понимая, что невольно попала в ловушку. – Собакам он не нужен, но… Вдруг по пути с ним что-то случится?
Растяпа! – возмутился зверь. – Почему Сейя постоянно должен рисковать ради тебя своей жизнью?
– Когда тебя хочет разорвать десяток бешеных собак, самое время вспоминать про рюкзак! – обиженно ответила Усаги.
Одно хорошо, зверь со вздохом положил голову на лапы. Здесь ты в относительной безопасности, и рядом нет людей.

* * *

Плутон увидела фигуры подруг и подбежала к ним.
– Что произошло?
– Тс! – вскинула палец Уран.
Нептун бесшумно подошла к ней и тихо объяснила:
– Сторож из зоопарка открыл клетки, и все звери вышли на улицу. Почти всех мы уже вернули. Осталась мелочь. И громадный лев.
– Лев?..
– Да, он где-то здесь, в парке. Очень сильно не хочет возвращаться обратно.
– Но зачем же сторож их открыл?
– Как будто он знает.
– Ясно.
– Мне кажется, он за правым поворотом, – прошептала Сатурн.
– А мне – за левым, – возразила Уран.
– Почему?
– Там колышется воздух. Значит, что-то шевелится.
– Может, ветер?
– Издеваешься? – оскорбилась Уран. – Думаешь, я ветер не отличу?
– Прости, прости… – засмеялась Сатурн.
– Ну, решайте уже что-нибудь!
– Давайте подождём.
– Пока он кинется на нас?
– Он просто выйдет из-за угла, и мы его оглушим.
– Ладно. Ждём.
– Тихо.
– Приготовились…
Они замерли, выставив вперёд своё оружие. Тень медленно приближалась…
Плутон внезапно охнула, оттолкнула руку Урана, и луч, уже выпущенный из её меча, ударился в фонарный столб. Девушки вытаращили глаза, увидев, кого только что не оглушили вместо льва.
– Тироту!
Парень стоял, ошарашено провожая взглядом падающие искры. Уран гневно сжала кулак и закричала, сердясь за свой испуг:
– Ты что здесь делаешь?!
– Гуляю по парку… – пробормотал он и опустил глаза, остановив их на Плутоне. Его лицо внезапно озарилось радостью. – Сецуна! Как я рад вас видеть!
Воины онемели. Тироту радостно смотрел на свою ненаглядную, а в глазах Плутона сквозило отчаяние. Она совершенно не понимала, как себя вести. Откуда он знает их секрет? Представляет ли он опасность? Если представляет – что делать? Что ей делать?.. Тироту мечтательно вздохнул и сделал несколько шагов навстречу.
– Стоять! – в один голос воскликнули Уран и Нептун, приняв боевые позы.
– Не бойтесь! – вскрикнула Сатурн и подбежала к Тироту. – Он просто видит, кто мы. Не по своей воле. Я знала, что это не обычный человек, и теперь поняла окончательно. Тироту не видит нашего перевоплощения. Для него мы те же самые люди, просто в других костюмах.
– Это невозможно! – возмутилась Уран. – Люди не способны на такое!
– Если он способен на такое, то он мог давно наблюдать за нами! – сказала Нептун. – Может, он знает про всех, про Усаги…
– О чём вы говорите, милая Мичиру? – недоумённо спросил Тироту.
– Эта простодушная маска может быть прикрытием! – заявила Уран.
Сатурн пытливо посмотрела на Плутона, и её глаза, дрогнув, расширились.
– Девочки… Он там… лев…
Воины медленно развернулись назад. Похоже, хищник во время их спора счёл благоразумным сделать петлю и зайти с другой стороны аллеи. Сейчас он стоял за спиной Плутона и, нагнув голову, гортанно рычал. Девушка, сжав посох, резко повернулась, чтобы дать отпор, но Тироту опередил её, с воплями промчавшись мимо остальных и геройски загородив её грудью:
– Не позволю причинить вред моей богине!!! Пусть лучше твои когти разорвут…
Лев рыкнул и присел, готовясь к прыжку. Плутон, не задумываясь ни доли секунды, бросила посох и обеими руками отшвырнула парня в сторону. И в следующий миг, конечно, попала под лапы уже летящего на неё льва.
– Вот идиот! – в сердцах воскликнула Уран, бросившись на помощь.
– Сецуна!!! – закричал Тироту и хотел кинуться на льва сверху, но Нептун вовремя его поймала:
– Не усугубляй положение…
– Плутон, помоги! – Уран изо всех сил ударила хищника в бок, заставив перевернуться.
– Скорее! – вскрикнула Сатурн, подбегая к пострадавшей.
Плутон лежала, вся опутанная своими волосами, на шее и груди кровоточили рваные раны, но сознание её не покинуло. Тироту драматично упал перед ней на колени:
– Вы спасли мне жизнь! Зачем, зачем вы рисковали ради меня собой?!
– Действительно, зачем? – воскликнула Уран, оглушая хищника ударом меча. – Пусть бы съел его, если он дурак!
– Простите, но почему… – оскорблённо начал Тироту.
– Сецуна бы не пострадала так сильно, – мягко объяснила Сатурн. – Она ударила бы его посохом. А вы не позволили ей это сделать. И вместо себя ей пришлось спасать вас.
Плутон медленно села. Тироту, продолжая сыпать извинениями, бережно подпёр её спину.
– Как ты? – тревожно спросила Нептун.
– Не умру. Но продолжить миссию уже не смогу.
– Какая там миссия, – махнула рукой Уран. – Тебе бы до дома добраться.
– Я отнесу! – вскочил Тироту. – И не смейте возражать! Дорогая Сецуна, с этого дня вы забрали моё сердце навечно! Я в любую секунду, не моргнув, отдам за вас жизнь!..
Плутон лежала на его руках, слушала такие знакомые излияния и ощущала, что доверяет этому странному человеку больше, чем себе. Просто так. Потому что хочется. Даже если он был их врагом, ей не было до этого дела. Она улыбнулась, прикрыла глаза и опустила голову на его плечо.

* * *

Меркурий остановилась и взглянула на окно здания, где обычно работал Дориан Мэдок. Её путь проходил здесь совершенно случайно, но как назло в эту же минуту в окне появилось лицо Таики, после букета утренних происшествий решившего как угодно уговорить продюсера остановить работу. Они встретились взглядами, покраснели и одновременно отвернулись. Потом лицо Таики дёрнулось в сторону, и Меркурий догадалась, что он побежал к двери. Она поспешно огляделась и забежала в подъезд ближайшего дома, так как совершенно не хотела сейчас с ним разговаривать. Там она поняла, что сделала это не зря. Сверху доносился настораживающий шум.
Она поднялась на второй этаж и прижала ухо к крайней двери. Из квартиры доносился грохот и умоляющий голос хозяйки:
– Лорд… Лорд… успокойся, пёсик… ну, пожалуйста… тебе нельзя на улицу…
Меркурий осознала, что шум создавали клыки и когти большой собаки, выдирающей клочья из входной двери. Пёс явно хотел вырваться наружу, причём так сильно, что чуть ли не бился головой. Женщина продолжала испуганно причитать и, кажется, пыталась оттащить его.
– Не надо, выпустите его! – крикнула Меркурий. – Пожалуйста, послушайте меня!
Женщина замолчала на секунду, а потом жалостно закричала:
– Но он без поводка, без намордника, он словно взбесился! Что если он нападёт на кого-нибудь? Такое было недавно! А если он пострадает сам? Лордик живёт у нас уже десять лет…
– Он может кинуться на вас, поймите, и там вам никто не поможет! Выпустите его! Не бойтесь! Люди с ним справятся!
– Но как… но я… Лордик… Да что же это… – женщина заплакала.
– Не надо… Ничего страшного не случится! Откройте, пожалуйста, он же вас разорвёт!..
Меркурий услышала, как защёлкал замок, и облегчённо шагнула к ступенькам. Дверь дрожала всё сильнее, пёс мешал хозяйке открыть её, почувствовав, что свобода близка, он начал биться ещё безумнее. Наконец Меркурий увидела горящие чёрные глаза и, не успев моргнуть, получила стремительный удар по ногам метнувшимся на неё псом. Он не хотел напасть на неё, он даже её не видел. Но в результате девушка кувырком покатилась по ступенькам и внизу на миг потеряла сознание.
Очнулась она уже на чьих-то руках. Кости жутко болели, не давая полностью прийти в себя, Меркурий откинула голову, увидела Таики и бессильно закрыла глаза. Он повторял:
– Ами… Ами… ты слышишь меня? Скажи что-нибудь… Ты ничего не сломала?
– Нет, – прошептала она, испытывая сильное желание подняться, но понимая, что вряд ли его исполнит.
– Ты можешь не чувствовать! Нужно осмотреть тебя!
– Не надо… Я в порядке…
– Ами!
– Пожалуйста, оставь меня…
– Что? Оставить?! Ты с ума сошла!
Меркурий закусила губы, ощутив внезапное желание заплакать. И тут землю внезапно сотряс толчок.
– Нет… – застыл Таики. – Землетрясение…
Меркурий машинально схватила его за руку, и пол снова затрясся, теперь намного сильнее. Снаружи раздался грохот, громкие женские крики.
– Это оттуда… – испуганно прошептала Меркурий. – Иди, помоги им! Там мистер Мэдок!
– Ничего, пока толчки не опасные… – пробормотал Таики.
– Иди! – взволновано закричала она. – Иди, там кричит девушка!
– Это Кира.
– Тем более! Ты должен помочь ей!
– Такседо Маск и Марс где-то поблизости, – отмахнулся Таики. – Помогут.
– Но… – Меркурий ошарашено смотрела на него. – Но там… Кира…
Таики непонимающе посмотрел ей в глаза:
– И что же дальше?
– Ничего… – прошептала она, внезапно ослабев, но забыв разжать пальцы на его запястье.

* * *

Усаги, после бесплодного дёрганья, избиения и шатания непобедимого замка, сдалась и сидела в гостиной, рассматривая коллекцию древностей Таики. Она устала при каждом вскрике подбегать к окну и смотреть на улицу, где уже с каждым вторым прохожим что-то случалось. Озлобленность серых псов всё росла, и люди чувствовали себя не в своей тарелке: они подворачивали ноги, спотыкались обо все неровности, сталкивались друг с другом, переходили дороги, даже не взглянув на светофор, забывали детей, дети забывали, что были с родителями, полицейские не замечали их, арестовывали обычных прохожих и не знали, зачем. В общем, в Токио царил хаос, и Усаги боялась подумать, что творится на больших производствах, где людям угрожает намного большая опасность, чем на улицах. Вся надежда на друзей…
– Даже телевизор не работает, – проворчала Усаги. – Хоть бы новости посмотреть…
Тебе так хочется знать о цунами где-нибудь в Таиланде или урагане в Египте?
– Они что всесильны, эти духи?
Они ненавидят. Ненависть – очень сильное чувство.
Внезапно послышался звон ключей снаружи. Усаги радостно вскочила и побежала в прихожую.
Дверь распахнулась, когда она стояла прямо перед ней. Усаги застыла, её улыбка медленно перешла в изумление, а потом в испуг.
Не может быть…
Перед ней стоял Ятен. Он смотрел на неё ошалевшими от ужаса глазами, не двигался и не дышал, хотя бежал сюда без остановки. Они стояли, смотря друг на друга, и оба не могли поверить в то, что видели. Наконец Ятен прикрыл глаза и с невыразимой мукой выдохнул:
– Живая…
Не успела Усаги понять смысл этого слова, как он шагнул вперёд и сжал её так, что захрустели кости. Вот теперь она окончательно растерялась, абсолютно не понимая, что думать. Только сердце скакало от радости, которую ничто не могло заглушить, и Усаги начала медленно поддаваться ему. В самом деле, подумать она всегда успеет. Прислушавшись, она поняла, что и его сердце стучит как ненормальное, а руки так холодны, что она сейчас замёрзнет. Усаги собралась с духом, чтобы сказать ему что-то, но вдруг ощутила, что его тело тяжелеет.
– Ятен! – вскрикнула она, хватая его.
Он медленно клонился вперёд, Усаги сгибалась под его тяжестью, и скоро они вместе рухнули на пол.
– Ятен! – плачущим голосом звала Усаги. – Что с тобой! Ятен!
Она перевернула его на спину и тормошила. Его отсутствующее лицо никак не реагировало.
Не тряси его. Не поможет.
– Скажи мне, что я не сплю… скажи, что он правда здесь…
К счастью, да. Наконец, одумался, проворчал зверь. Это был последний шанс пробудить в нём душу.
– О чём ты?.. – по щекам Усаги текли слёзы, она всё ещё сжимала дрожащими пальцами его майку, не понимая, что делать.
Успокойся. Он просто увидел твою смерть во сне. И чуть не сошёл от этого с ума.
– Поэтому он здесь? Но… он же меня ненавидел…
Он страдал. Не хотел никому об этом рассказывать. И винил тебя в своих страданиях. Он ненавидел себя за слабость, и постепенно эта ненависть переросла в ненависть к людям. Особенно к тебе.
– Почему?!..
Ему снятся сны про тебя. Но он ещё расскажет тебе об этом. А последний сон показал ему твою смерть, и он осознал, что игрушки кончились. Те предвидения, где тебе просто грозила опасность, и он мог корчить из себя обиженного судьбой, прошли. На этот раз была чётко показана смерть. Он мог терпеть многое. Но этого он вынести не смог.
Усаги прерывисто вздохнула и прижалась к его лбу, орошая его слезами.
– Пусть ненавидит… пусть уйдёт снова… но только… пусть только живёт…
Он пробежал без остановки несколько километров, мягко сказал зверь, для его состояния это непосильная нагрузка. Подожди. Скоро силы вернутся к нему.
Зверь нагнул голову, будто прислушиваясь.
Хотя нет. Ждать уже не надо.
Усаги вздрогнула и подняла голову. Ятен распахнул глаза, посмотрел на неё и удивлённо проговорил:
– Странно… мой шрам не болит.

* * *

Сейя с чувством выполненного долга и разодранными руками бежал в сторону студии. Первое он обрёл, положив Книгу, как и хотел, в несгораемый сейф у одного знакомого, а второе – когда спасал ребёнка. Вообще-то, ребёнок и сам спасал своего котёнка, но когда залез на вершину дерева, понял, спуститься ему вряд ли удастся. И Сейя, используя всю свою ловкость, спустил сначала мальчика, а потом и котёнка, который почему-то был против и украсил его своими коготками как мог.
Сейя, конечно, ощущал вину перед друзьями, но не спешил обратно домой, чувствуя, что здесь принесёт больше пользы, и, несомненно, гордясь этим. Никто не мог знать, где он. И поэтому он очень удивился, когда на очередном повороте кто-то грубо скрутил его, и заставил остановиться.
– Что за…– Сейя буйно дёрнулся, и тут же мимо его носа пронёсся мотоцикл, чиркнув его по ребру. Руки сразу отпустили его. Сейя развернулся и увидел высокого чёрноволосого парня и рыжую девушку рядом.
– По сторонам нужно смотреть, – назидательно сказал парень. – Сегодня город с ума сходит. Он бы переехал тебя и не заметил.
– Я вас знаю! – ошарашено воскликнул Сейя. – Это вы помогли куколке вернуть сумочку! Тебя Фиорэ зовут! А тебя Торан!
Они переглянулись.
– Правильно, – мурлыкнула девушка. – И мы тебя помним. Ты тогда больше всех вопил.
– Спасибо, конечно, но как ты понял, что из-за угла сейчас выскочит мотоцикл? – поинтересовался Сейя.
Фиорэ бросила на спутника быстрый взгляд.
– Я услышал, – невозмутимо ответил Торан. – По звуку легко определить расстояние.
– И так быстро среагировал?
– Тебя не устраивает моя реакция? Будь она послабее, ты бы уже валялся с кучей перебитых костей или сотрясением.
– Ладно, забудь, – примирительно улыбнулся Сейя. – Такое время… Всех подозреваю.
– Бывает, – понимающе кивнул Торан.
– Ну, ладно, нам пора, – блеснула Фиорэ своим чёрным глазом, обвивая парня вокруг талии.
Сейя кивнул им и повернулся к дороге.
– Чибимун! – воскликнул он, отпрыгнув назад.
Девочка стояла и удивлённо смотрела на него.
– Ты почему не в квартире?
– Началось… – поднял глаза Сейя.
– Нет, серьёзно, ты…
Подземный гул прервал её слова. Диана вытаращила глазки и пропищала:
– Землетрясение?!
– Бежим к домам, нужно помочь людям! – крикнула Чибимун, хватая его за руку. – Не отходи от меня!
– Почему?
– Мой оберег не подпускает опасность!..

* * *

Ятен и Усаги сидели на полу, рассказывая друг другу всё. Она – про то, как обнаружила внутри себя зверя, как он помогал ей в битвах, как рассказывал ей интересную информацию, как советовал и просил снять с него заклятие. Он же рассказал про их встречу на тропе к смерти, про часть зверя, что осталась с ним и одарила возможностью предвидеть будущее Усаги. Про первое видение на мосту в деревне, когда ему почудилась белая собака, запутавшаяся лапами в водорослях, после чего чуть не утонула Усаги. Про все следующие: Эльзу, занёсшую меч, белые глаза, чёрных бабочек. И, конечно, про серых собак. Усаги слушала и не могла поверить ушам.
– Невероятно… – в который раз проговорила она. – Почему же ты не рассказал…
– Я ведь идиот, – горько усмехнулся Ятен. – А ты так мучила меня... Я начал злиться на тебя, когда ты постоянно обращала внимание на моё странное поведение. Тогда я был уверен, что всё скоро пройдёт, а чувствовать себя больным мне никогда не нравилось. Потом ты совершила безумство с Цирценой, и я просто пришёл в ярость. Ты и не подозревала, какому испытанию меня подвергла, мне так тяжело было вновь окунуться в старые чувства, которые я изо всех сил старался забыть. Ощущение беспомощности перед смертью друзей, превращением Эльзы в монстра, невозможностью всё исправить – всё это вновь на меня обрушилось. К тому же вы все рисковали жизнью, заставив волноваться и за вас. Я потерял контроль. А потом просто не смог поговорить с тобой, постоял под окном и уехал. Честно говоря, мне не очень-то и хотелось.
– Так это был ты… Тебя она заметила в тот день.
– У неё превосходное чутьё, – усмехнулся Ятен. – Жаль только оно никак не может мне помочь. В Америке меня начали одолевать припадки, во время которых мне казалось, что на меня нападают серые псы. И, поняв, что видения с собакой связаны с тобой, я догадался, что и псы эти связаны с видениями. Когда я каждую ночь подлетал на кровати с воплями, мне всё меньше хотелось быть понимающим, и я проклинал тебя и этот дар, пьющий из меня соки. Потом, отбирая у Эльзы Книгу, я понимал, что меньше всего хочу, чтобы тебя пытали, но позже в Токио мне вновь хотелось убить тебя собственными руками. Причём появилось кое-что новое…
Ятен опустил глаза, Усаги повторила его движение и увидела, что весь разговор он держал кончики пальцев на её щиколотке.
– Я выявил закономерность, – слабо улыбнулся Ятен. – И это радует.
– Какую закономерность? – округлила глаза Усаги.
– Когда я в прошлый раз был в Токио, то мучился вопросом, как же всё-таки предупредить тебя. Исполнив эту обязанность, я снял бы с себя часть груза, но без последующих вопросов, непонимания и подозрений я не мог этого сделать. Ведь я не собирался рассказывать о собаках. Я думал, что просто схожу с ума, и не хотел, чтобы меня лечили как психа. В тот день, когда ты пришла в студию, я уже почти решился, но меня остановил шрам.
– Шрам? – Усаги вспомнила, как Ятен прижал руки к ключице, отчего она и перевернула на него кофе.
– Да. Появилась новая беда. Когда я близко приближался к тебе, то мой шрам начинал взрываться от боли. Этот штрих был завершающим. Теперь у меня было оправдание, чтобы избегать тебя.
– И что же… он до сих пор болит, когда я рядом? – затаив дыхание, спросила Усаги.
– Да. Но я же сказал, что выявил закономерность.
Ятен взял её за руку.
– Чем ближе я к тебе, тем сильнее болит шрам. Когда остаётся несколько сантиметров, он болит так, что может свести с ума. Но когда я касаюсь тебя, всё прекращается. Боль исчезает. Спроси у неё. Какой в этом смысл?
Его шрам как незаживающая рана, незамедлительно ответил зверь, потому что в нём застряла частичка от целого. Я живу в тебе, поэтому отметина на твоём виске почти тебя не беспокоит. А кусочек меня в его теле тянется на своё место, воссоединиться со мной, чем ближе к тебе, тем сильнее тянется. А когда между вашими телами нет разрыва, создаётся чувство, что часть соединилась с целым. И боль прекращается.
Ятен ожидающе смотрел на неё.
– Нууу… чёрт, она так сложно объясняет!.. – Усаги рьяно почесала голову. – Короче! Та часть, что застряла в тебе, хочет обратно к ней и поэтому тебе больно! А когда ты меня держишь, они соединяются, и тебе не больно!
– Вот как? – пробормотал Ятен.
В эту секунду пол сотряс неслабый удар, они с криками завалились друг на друга.
– Что это? Что это? – испуганно завопила Усаги.
– Не может быть! Неужели землетрясение?!
Конечно. Земля уже полчаса гудит, а вы не слышите.
– Могла бы и сказать!!! – воскликнула Усаги.
– Что она говорит?
– Это землетрясение! Бежим отсюда, вдруг кому-то нужна помощь!..
Усаги вскочила и дёрнулась в сторону двери, но Ятен крепко схватил её и прижал к стене:
– Стой! Я видел, что ты умрёшь! Белую собаку растерзали на кусочки, это значит…
– Это значит «лунное затмение»! – закричала Усаги. – Тебе был знак, предупреждающий о нападении серых псов, о цели их существования, больше ничего! Подумай, прошло уже больше четырнадцати часов, а я жива и невредима!
Ятен отпустил её и кивнул:
– Спроси у неё. Она подтвердит?
– Ладно, хорошо.
Ну, давай, говори уже!
Насчёт сна ты права. Хотя как ты догадалась?
Хватит удивляться моим мыслительным способностям!
Опасность тебе всё же грозит. И очень большая.
Ятен следил за её лицом, словно пытаясь услышать голоса внутри её головы.
– Ну, что же? Повтори слово в слово.
Усаги вздохнула.
– Насчёт сна я права, но опасность мне грозит и очень большая.
– Значит, я прав?
– Нет! Опасность это опасность, она может грозить мне и здесь, и в любом другом месте! Кто тебе сказал, что смерть поджидает меня именно в городе? Может, в квартире на меня обрушится потолок?
Ятен осознал её правоту и взял за руку.
– Хорошо. Только или держись за меня или держись подальше.
– Замётано!


8. Это она!..

Землетрясение продолжалось четыре часа. Воины бегали по грохочущему городу, помогали выводить людей из зданий, ловили перепуганных детей на улицах, оттаскивали зазевавшихся прохожих от шатающихся рекламных щитов и тому подобного. Основная их работа состояла в том, чтобы успокаивать и не позволять поддаваться панике тем, кто был рядом. Пусть это была небольшая часть населения, но число возможных жертв всё же сокращалось.
Бегая по улицам, воины сталкивались друг с другом и дальше старались держаться вместе. Так спустя четыре часа встретились все кроме тех, кто вынужден был лежать. Конечно, все были поражены тем, что здесь оказалась Целитель, но обстановка не способствовала объяснениям, и разговор отложили на потом.
В семь часов толчки стали реже, но сильнее. Воины, шатаясь и падая на каждом шагу, упрямо выводили людей из очередной многоэтажки.
– Сколько может длиться землетрясение? – прокричала Венера, высунувшись из окна. – Когда оно кончится уже?!
– Как плохо, что нет Ами… – пробормотала Марс, ведя старушку. – Она бы всё вычислила…
– Что там на третьем? Кто-нибудь там был?
– Там должен быть Таики!
Из подъезда выбежал Сейя, неся обеими руками двух детей.
– Мамочка ещё там! – крикнул он. – Боится выходить!
– Я помогу! – бросилась внутрь Сатурн.
С балкона свесилась растрёпанная девушка и в панике закричала:
– Я прыгаю! Прыгаю!
– Не надо! – в один голос воскликнули стоящие внизу.
– Меня завалит! Я должна прыгнуть!
– Выйдите через дверь!
– Её заклинило! Думаете, я не пыталась просто выйти?! Думаете, я сумасшедшая?!
– Это не исключено! – подняла ладони Уран. – Подождите минуту, сейчас я починю вашу дверь!
Она вбежала в дом, и там прогремел маленький взрыв. Уран возникла на балконе, сгребла девушку в охапку и побежала с ней вниз.
– Харука всё так чинит? – поинтересовался Такседо Маск у Нептуна.
– Зато теперь они поставят новую дверь, и она не будет заклинивать.
Из подъезда вылетела Сейлормун и врезалась в Целителя.
– Ай! Мммм, я же просил…
– Прости! – Сейлормун отпрыгнула как можно дальше и удивлённо склонила голову.
– Ты сказала «я же просил»?
– И что? – проворчала Целитель, потирая шрам.
– Нет, ничего! – загадочно улыбнулась она.
– Что ты делаешь? У тебя в руках… кошки?
– Вы помогаете людям, а о животных кто позаботится? Их тоже может завалить!
Она побежала к деревьям. Целитель улыбнулась и покачала головой.
– Сколько ещё квартир?
– Почти все! Одна осталась!
– И что там?
– Какая-то женщина боится выходить.
– Чёрт, ну я сейчас её… – прорычала Юпитер, бросаясь внутрь.
Из подъезда раздались вопли:
– Нееет! Неет! Мне страшно! Я не могу идти, всё шатается! Я лучше буду здесь!..
– Хотите, чтоб кусок потолка снёс вам голову?!
– Я не пойду!
– Да кто вас заставляет?
Через секунду Юпитер выбежала на улицу, неся истерично рыдающую женщину на плече.
– Не понимаю, что тут такого страшного? – пожала плечами Чибимун.
– А что ж ты так крепко за столб держишься? – поинтересовалась Луна, сидящая на дереве.
– Мама, ты здесь! – обрадовалась Диана. – Как ты?
– Да так, грузовик утром переехал. А в остальном ничего серьёзного, – небрежно ответила кошка.
Марс устало провела рукой по лбу.
– Здесь всё.
– Так похоже на то, что было тогда, правда? – с улыбкой прокричала Сейлормун.
– Когда? – не понял Сейя.
– Ну, ты что не помнишь? Грохот, гул, земля шатается…
– А когда это было? – подняла брови Венера.
– Вы что ещё куда-то вляпались, пока мы не видели? – угрожающе произнесла Уран.
Сейлормун обвела их глазами, и её губы внезапно задрожали.
– Вы что… вы что… Какие вы бессердечные! Вы уже не помните, что были в деревне, что нашли друзей! Пусть они были с нами меньше месяца, но это не главное! Это не значит, что нужно стереть их из памяти, как сон! Мы боролись за них, рисковали жизнью, стояли на такой же грохочущей земле! А вам всё равно, только потому, что мы больше их не встретим! Ненавижу вас!!!
Её крик заглушил грохот нового толчка. Земля заходила ходуном, плиты взбугрились и в который раз заставили воинов упасть. По зданию снизу вверх прошла огромная трещина, нижний балкон накренился и медленно поехал вниз. Сейлормун услышала одновременно два мужских голоса и ощутила, как четыре руки дёрнули её в сторону. Куски балкона разбились о плиты прямо за её спиной, земля задрожала ещё сильнее, и она вместе со своими спасителями вновь упала навзничь.
– Такседо Маск… – прошептала она, сквозь пыль разглядев фрак. После несложно было догадаться, кто же второй. Она развернулась и увидела надсадно кашляющего Сейю, лежащего на спине. За его расстегнувшейся рубашкой что-то блестело. Сейлормун присмотрелась и неверяще распахнула глаза.
– Сейя… ты носишь её на шее? Носишь не шее??!
Такседо Маск помог ей сесть, удивлённо прислушиваясь к разговору. Сейя тоже поднялся и потёр голову.
– Ношу, ношу, – буркнул он и вытянул нитку вперёд. В лучах солнца заблестела вторая половинка бусины Фино. – А ты что думала, глупая? Что я её выкинул?
– Я не исключала… – потерянно пробормотала Сейлормун.
– Мы не забыли наших друзей, – мягко сказал Такседо. – Мы скучаем так же, как и ты.
– Да, просто мы не кричим об этом на каждом углу, – недовольно сказала Марс, присев перед ней. – Всё нормально, не ушиблась?
– По сторонам надо смотреть, – с досадой проговорила Уран.
– Но вы же… совсем… никогда про них не упоминали, – непонимающе подняла глаза Сейлормун. – Как будто сразу забыли…
– А ты не думала, что мы просто не хотели бередить старые раны? – с улыбкой отозвалась Венера. – Думаешь, мне не хочется вновь оказаться в нашей милой деревеньке? Поваляться на травке, поплавать в речке, побездельничать? Встретить твоего друга-красавчика?
– Мне Лис до сих пор снится, – с мечтательным вздохом призналась Юпитер.
– А мне бабушка недавно снилась, – удивлённо улыбнулась Чибимун. – Я думала, только мне деревня снится!
– С чего бы это? – буркнула Уран и кашлянула.
– Ами всё это время пыталась вычислить кратчайшую дорогу в то место, чтобы на досуге как-нибудь навестить наших спасённых, – сказал Таики.
– Почему же она не сказала… Почему вы ничего не говорили?.. – Сейлормун тихо разревелась. – Простите… просто они снятся мне… так часто…
– Ну не надо… не плачь…
– Ладно тебе. Как-нибудь выберёмся туда…
Сейя поднял голову и глазами нашёл Ятена, сидящего вдалеке на перевёрнутой лавочке.
– Так, землетрясение, кажется, кончилось. Теперь ты, дружок, рассказывай, как здесь оказался.
Ятен отрешённо кивнул и промолвил:
– Готовьтесь к долгому разговору. Усаги, ты мне поможешь?
– Конечно, – посерьёзнела Сейлормун и поднялась.
– У вас какие-то новости? – удивилась Марс.
– У нас очень много новостей.
Сейлормун подбежала к Ятену и села рядом, прижавшись плечом.
– Тебя не смущает это моё новое открытие? – прошептал Ятен, покосившись на неё.
– Если Мамору будет ревновать, оправдываться будешь ты, – беззаботно ответила она и обвела взглядом подошедших к ним друзей. – Ну? Готовы? Всё началось, когда Берил забрала кристалл моего сердца…

Они говорили до темноты. Когда все основные пункты, не известные друзьям, были озвучены, посыпались вопросы и продолжались до тех пор, пока Усаги не пересказала буквально каждое слово зверя, когда-либо прозвучавшее в её голове. Город продолжал шуметь, выть сиренами и сверкать мигалками, но с каждым часом всё меньше. Собаки истратили свою мощь и понемногу возвращались обратно, набираясь терпения до следующего затмения. Землетрясение нанесло не слишком большой ущёрб, но каждый третий дом нуждался в ремонте, и людям пока запрещено было возвращаться. Многим предстояло провести ночь на улице. В десять часов вечера воины всё ещё сидели вокруг перевёрнутой лавочки и не могли прийти в себя.
Теперь они знали всю историю с самого начала. Души Усаги и Ятена на грани смерти встретились, не зная об этом. Ятен получил возможность предвидеть будущее Усаги, но с этим его терзают и духи серых псов. Душа Усаги выглядит как это животное. Луч, запечатавший печать лепестков в деревне, Сейлормун смогла выпустить лишь с помощью зверя. На Цирцене зверь заметил Луизу, зверь почувствовал Эльзу, зверь помог Сейлормун избежать первого удара. Потом он же рассказал ей про Сумрак, помог научиться пользоваться своим светом без жезла, объяснил, кто такие Ворон, Ласточка, Белая Гостья и Король Акартис, поведал про своего бессмертного друга, чьи книги были у Ами и Хотару. Зверь почувствовал, что демон убивает Сейю, и сказал Усаги, чем спас ему жизнь. Зверь объяснил Усаги и Ятену, что такое внутренний мир. Зверь рассказал Усаги всё о лунном затмении.
– Хорошо, – поднял руки Мамору. – Допустим, на этого зверя наложено заклятие. И он не может объяснить, как его снять. Значит, если мы не додумаемся, он всегда будет жить в тебе?
– Выходит так, – кивнула Усаги и улыбнулась: – она говорит, что если мне надоест, она может пожить и в тебе.
– Она вот так просто нас слышит и отвечает на наши слова? – недоверчиво спросила Рей.
Расскажи это всё одна Усаги, к половине услышанного друзья отнеслись бы скептически. Но они бросали взгляды на белое, смертельно уставшее лицо Ятена, и желание предложить свою версию происходящего у них пропадало.
– Она слышит через мои уши, видит через мои глаза. Она же часть души.
Таики нервно потёр лоб.
– Ну и дела…
– Вот что ты скрывал, – взглянул Сейя на Ятена. – Нельзя было рассказать?
– Чтоб вы меня в смирительную рубашку одели? Или по пятам ходили с лекарствами?
– Ты параноик.
– Вот видишь, ты уже так думаешь.
– Не ссорьтесь, – попросила Мичиру. – Только не сейчас.
– У меня предложение, – подняла руку Макото, – собраться у кого-нибудь дома, прихватив Ами, Сецуну и Артемиса. Им тоже всё нужно знать.
– Хорошая идея. Нужно обсудить всё до конца.
– Да, не помешало бы… У меня голова пухнет.
– К кому пойдём? Чей дом покосился меньше всего?
– Что там с моей семьёй… – взволнованно вздохнула Усаги.
– Всё было в порядке, я проверяла за два часа до конца землетрясения, – успокоила её Рей.
– Спасибо!
– Идём ко мне! – решила Макото. – Я не успокоюсь, пока Ятен не съест ужин.
– Да, теперь уж ты не отвертишься, – усмехнулся Таики, хлопнув брата по плечу.
Ятен грустно улыбнулся. Всё-таки случилось то, чего он больше всего боялся. Но он оказался не одним таким ненормальным. Усаги делила его участь. Та, которую он винил во всех своих бедах. Теперь они были связаны одной тайной и ждали одного освобождения. Вся эта неимоверная тяжесть пропала. Наконец-то он не один…

   

Фанфики по Сейлор Мун

главная